#Путин. Итоги/Суд

Фемида третьего срока

17.03.2018 | Зоя Светова

Зоя Светова о судебной системе

867535.jpg

Фото: report.az

«Захлебнетесь пыль глотать, бегая по судам!» — эту знаменитую фразу Владимира Путина, произнесенную в июне 2002 года на заседании Торгово-промышленной палаты, я вспоминаю всегда, когда прихожу в российский суд. Правда, произнося ее, Путин обращался к бизнесменам, вывезшим свои капиталы в офшоры, он предлагал им их вернуть и грозил, что в противном случае им придется годами отсуживать свои деньги в зарубежных судах.

Но «пыль глотать» в буквальном смысле приходится российским гражданам. И не в зарубежных судах, а в наших, российских.

Судебные процессы по уголовным делам, как правило, длятся по несколько месяцев, а то и лет, и почти в ста процентах случаев заканчиваются обвинительными приговорами.

Если в 2014 году их число составляло 0,54 от всех вынесенных судами решений, то в 2017-м — оно сократилось до 0,36

Суд особого порядка

Летом прошлого года Верховный суд России обнародовал данные судебных решений по уголовным делам. И оказалось, что доля оправдательных сокращается с каждым годом. Если в 2014 году их число составляло 0,54 от всех вынесенных судами решений, то в 2017-м оно сократилось до 0,36.

Голые цифры сегодняшнего «обвинительного уклона» пугают, но не отражают сути проблемы. Нужно понимать, что в нулевые значения обвинительных приговоров включены и 70% дел, которые рассматриваются в «особом порядке». Обвиняемые, виновные и невиновные, одинаково не веря в возможность справедливого суда, признают свою вину, заключают сделку со следствием, дают показания на себя и своих подельников. Судебные процессы при таких обстоятельствах проходят без свидетелей, как правило, в один день, и оправдательный приговор в принципе невозможен. «Особый порядок» и «сделка со следствием» были включены в УПК (Уголовно-процессуальный кодекс) в 2009 году, но широкое распространение они получили именно в последние шесть лет путинского правления, когда из-за огромного вала неправомерных преследований в СИЗО оказались тысячи людей, имеющие слабое представление о российском правосудии. Большинство из них до последнего, то есть до вынесения решения по существу, надеялись, что «суд разберется». Но есть и такие, кто быстро понял, что надежды нет, и предпочел выбираться из под колес судебного паровоза как можно быстрее, даже с потерей репутации.

В снижении доли оправдательных приговоров, говорят эксперты, заинтересованы и органы следствия: обвинительные приговоры свидетельствуют о том, что «органы не ошибаются». В «обвинительном уклоне» по-прежнему заинтересованы судьи, ведь оправдательные приговоры, как правило, отменяются вышестоящими инстанциями, а для судей — это по-прежнему «брак в работе».

Третий срок Путина прошел под знаком «Болотного дела»: несколько судебных процессов, более тридцати обвиняемых и осужденных

Суд против «болотников»

Третий срок Путина прошел под знаком «Болотного дела» — «дела о массовых беспорядках 6 мая 2012 года». Несколько судебных процессов, более тридцати обвиняемых и осужденных. Все осужденные по этому делу вышли на свободу к началу 2018 года. Последний из «болотников», Максим Панфилов, осужденный на принудительное психиатрическое лечение, освободился 22 января 2018 года. Ни один из обвиняемых не был оправдан.

Испытав страх перед толпой протестующих 6 мая 2012 года, власть использовала не только суды, но и законодателей, чтобы предотвратить любые протестные проявления и не только так называемые «массовые беспорядки», но и одиночные пикеты. В 2014 году в Уголовный кодекс была внесена статья 212.1 («Неоднократное нарушение установленного порядка организации, либо проведения собрания, митинга, демонстрации, шествия или пикетирования»), которая предусматривала тюремный срок. В 2015 году активист Ильдар Дадин получил по этой статье три года колонии, два других обвиняемых, которых не успели взять под стражу, были вынуждены бежать из России. (В феврале 2017 года КС постановил, что эта статья УК РФ должна быть пересмотрена).

Суд против Навального

В июле 2013 года, когда главный враг Путина Михаил Ходорковский отбывал десятилетний срок в карельской колонии общего режима, в Ленинском районном суде Кировской области близился к концу судебный процесс над другим активным российским оппозиционером — Алексеем Навальным. Он был осужден на пять лет условно за якобы совершенное им хищение денег у предприятия «Кировлес». В декабре 2013 года, накануне Олимпийских игр в Сочи, Владимир Путин помиловал Михаила Ходорковского. Сразу после освобождения его вывезли на самолете в Германию, так же, как в советское время вывозили диссидентов. И тогда главным оппонентом Путина, борьбу с которым российский президент с успехом продолжал на протяжении последних шести лет силами российского суда, остался Алексей Навальный. В декабре 2014 года Замоскворецкий суд Москвы осудил его и по второму делу — «делу «Ив Роше». На этот раз Навальный получил 3,5 года условно за мошенничество в особо крупном размере, а его брат Олег уехал в колонию на те же три с половиной года (Олег Навальный все эти годы — колумнист NT, его колонки здесь). Нет смысла говорить о том, что обвинения по «делу «Ив Роше» вызывают большие сомнения у самых разных экспертов, для большинства которых очевидно, что суд использовался в данном случае ровно для того, чтобы из-за судимости не допустить Навального на президентские выборы 2018 года.

Сравнив приговоры, эксперты «Диссернета» обнаружили на 56-ти из 57 страниц нового приговора заимствования из прежнего

На этом судебная эпопея Навального не закончилась: решение Европейского суда (23 февраля 2016 года) по «делу «Кировлеса» привело к новому рассмотрению этого дела в том же Ленинском суде Кировской области, но приговор, оглашенный в феврале 2017 года, был идентичен первому, вынесенному в июле 2013 года.

Сравнив приговоры, эксперты «Диссернета» обнаружили на 56-ти из 57 страниц нового приговора заимствования из прежнего, вынесенного в июле 2013 года. Подобное сравнение скажет о российском суде много больше, чем сотни аналитических статей.

Суды по всей России выносили обвинительные решения по делам о репостах проукраинских блогов, стихотворений и постов

Суд в тренде

За последние шесть лет ежедневные сообщения прессы о продлении меры пресечения, судебных прениях и приговорах стали рутиной. На лентах новостей меняются лишь фамилии фигурантов резонансных дел, гламурные журналисты давно переквалифицировались в судебных репортеров, они привычно толпятся у судебных залов, чтобы сообщить последние подробности из залов Басманного, Замоскворецкого и Лефортовского судов. Один из самых удачных интернет-сайтов последних лет, «Медиазона», специализируется на онлайн-трансляции резонансных процессов. После аннексии Крыма московские судьи занялись украинскими гражданами и им сочувствующими. Украинская летчица Надежда Савченко, крымский кинорежиссер Олег Сенцов, украинский шпион-пенсионер Юрий Солошенко, многодетная мать, изменница Родины Светлана Давыдова — какие только дела не приходилось им рассматривать. Аресты штамповались, фигуранты отправлялись судиться в другие регионы: приговоры украинским политзаключенным вынесли в Ростовской области.

Вердикт кинорежиссеру Олегу Сенцову — 20 лет строгого режима — при сомнительных обстоятельствах дела, провозглашенный «тройкой» Северо-Кавказского военного окружного суда, заставил некоторых наблюдателей вспомнить о приговорах сталинского времени. Надежду Савченко приговорили к 20 годам колонии, но через несколько месяцев ее помиловал президент Путин, и на самолете президента Порошенко она улетела в Украину. Суды по всей России выносили обвинительные решения по делам о репостах проукраинских блогов, стихотворений и постов.

После 2012 года счет осужденных пошел на десятки, а в начале 2016 года за экстремизм осудили уже 502 человека

Судебная система подвержена кампанейщине: в советское время боролись с хулиганством и тунеядством, и суды штамповали решения по этим делам, сейчас выносятся сотни приговоров по так называемой «экстремистской статье» — 282 статье УК РФ — «возбуждение ненависти или вражды». Известный блогер (и, к сожалению, ныне покойный) Антон Носик, осужденный на 500 тыс. рублей штрафа (позже штраф был снижен до 300 тыс.) по этой статье за блог с одобрением бомбардировок в Сирии, писал, что она «допускает огромное количество злоупотреблений, произвольных трактовок, и создает почву для уголовных дел за «преступления мысли».

282 статья была включена в Уголовный кодекс в 2002 году, и первые годы почти не применялась. Но после 2012 года счет осужденных пошел на десятки, а в начале 2016 года за экстремизм осудили уже 502 человека.

Также за последние шесть лет в разы возросло число приговоров за все преступления против государственной власти: государственная измена, шпионаж, терроризм.

В ноябре 2012 года в текст 275 статьи УК РФ «Государственная измена» законодатель добавил новый состав преступления: «Оказание иной помощи государству в деятельности, направленной против безопасности РФ». Согласно новой редакции статьи, госизменниками стали считаться люди, не имеющие доступа к гостайне, но тем или иным образом случайно ее узнавшие и разгласившие. Вот сотрудники Следственного управления ФСБ и начали привлекать к ответственности домохозяек и рыночных торговок, за sms, отправленные знакомым в Грузию, авиадиспетчеров, разболтавшим родственникам секреты Полишенеля, бизнесменов, торговавших подержанными радиолампами, ученых, отправивших по е-mail известную всем информацию. И если в 2011 году за госизмену были осуждены всего шесть человек, то в 2016-м только в Москве шпионам и госизменникам были вынесены, по крайней мере, 16 обвинительных приговоров.

Суд против неприкасаемых

Пока эксперты и профессора сожалели о том, что судебная реформа обернулась контрреформой, судьями становятся секретари судов, бывшие прокуроры и следователи и независимость судей улетучилась как дым, власть планомерно и последовательно использовала суд как инструмент репрессий против политических оппонентов, как инструмент устрашения «майдана».

Но когда начались аресты лояльных к власти мэров, губернаторов и высокопоставленных чиновников, даже у самых искушенных появились вопросы: «А этих-то почему?»

Теперь на каждого политика, чиновника, крупного бизнесмена и «вора в законе» у ФСБ имеются аккуратные досье в разноцветных папочках, и каждый может в одночасье из губернаторского кресла или из уютного «Бентли» переместиться в камеру Лефортовской тюрьмы без горячей воды с допотопным унитазом.

О том, что в бастрыкинском СК всем заправляют выходцы из ФСБ, уже шептали не на кухнях, а говорили с уверенностью. Но постепенно место силы переместилось из Следственного комитета в Техническом переулке в Следственный комитет ФСБ в Лефортово, и самые резонансные дела против людей из разных страт — от губернаторов до сотрудников того же бастрыкинского СК — заводили и курировали исключительно в ФСБ, прежде всего, ее силами так называемого «сечинского спецназа» — «Шестой службы» Управления собственной безопасности ФСБ, которой поручались самые деликатные дела и чьи сотрудники надевали «браслеты» на мэров, губернаторов и министров.

Суды послушно выдавали санкции на обыски и арестовывали всех подряд, не заботясь о том, что в СИЗО не хватает спальных мест и арестанты плетут гамаки из подручного материала.

Если у кого-то и оставались надежды, что «социально близкие» отделаются условными сроками, то последние приговоры бывшему министру экономического развития Алексею Улюкаеву и экс-губернатору Кировской области Никите Белых — восемь лет колонии — разбили иллюзии самых отчаянных оптимистов.

Российские судьи сегодня — одни из самых высокооплачиваемых чиновников госаппарата, а их пенсия составляет до 100 тыс. руб. в месяц

Цена суда

В декабре 2017 года Путин подписал указ о повышении зарплаты российским судьям на 4% «в целях обеспечения социальных гарантий, полного и независимого осуществления правосудия».

Впрочем, и без этой прибавки российские судьи сегодня — одни из самых высокооплачиваемых чиновников госаппарата.

Начинающие мировые судьи в регионах получают 50–80 тыс. руб. в месяц, оклад федерального судьи — 150–170 тыс. руб. в месяц без премий и надбавок. Но помимо высоких зарплат судьи обеспечиваются жильем. Согласно «Закону о статусе судей», судье, имеющему стаж работы не менее пяти лет и нуждающемуся в улучшении жилищных условий (а кто в них не нуждается?), положено 33 м2 + по 18 м2 на каждого члена семьи + 20 м2 дополнительной жилплощади. И это жилье не отберут, если судья вдруг уйдет в отставку. Но самое дорогое, то, что греет служителей Фемиды, больше всего, — их пенсии. Тот, кто проработал судьей больше 20 лет, может выбрать из двух опций: пенсию на общих основаниях или пожизненное содержание, которое, облагаясь налогом, составляет 80% от зарплаты судьи. Таким образом, судьи получают пенсию до 100 тыс. руб. в месяц.

Идея понятна: судья должен иметь доход, который исключил бы взятки. Однако в режимах, где отсутствует политическая конкуренция, но где развито «телефонное право», это становится формой покупки судей со стороны исполнительной власти. Страх потерять будущую пенсию заставляет даже честных судей забыть о судейской независимости и ставить свою подпись под неправосудными приговорами. «Диктатура закона» — с такой формулой Владимир Путин шел на свой первый президентский срок. Скептики предупреждали: это обернется диктатурой без закона. Обернулось.


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.