«Дискуссия о месте России в мире у нас еще впереди»

Об имперской сущности русского народа, реальной и мифической, о непроговоренной травме распада СССР и о том, что отличает Украину от России — The New Times говорил с Александром Эткиндом, профессором Центрально-Европейского университета, и Вячеславом Морозовым, профессором Тартусского университета

Дэвид Ремник: «Последствия этой войны для России надолго превзойдут память о самой войне»

О трагедии Украины, о том, как война скажется на России, о чем говорит опыт Америки и в чем сегодняшняя политическая драма США — главный редактор культового журнала The New Yorker Дэвид Ремник говорил на встрече со студентами Jordan Center for Advanced study of Russia of the New York University , отвечая на вопросы Евгении Альбац*

НОВОСТИ Регионы

МИР

О чем пишут в соцсетях

«У меня такое ощущение, что Алексея Навального* убивают»

Российская тюрьма — степени устрашения и издевательств. ЧВК «Вагнер» — деньги и смерть. Обменный фонд — сколько «весит» политзэк. На вопросы The New Times отвечает Ольга Романова*, журналист, основательница правозащитной организации «Русь сидящая»*

За что заблокировали The New Times

«Изложение сути «спецоперации» с одновременным использованием термина «война» представляет повышенную общественную значимость»

За что заблокировали The New Times? Спойлер: ни за что, но судите сами. Суд пытался объяснить, но получилось, что если решение вынесла Генпрокуратура, то все законно. Ведь все «недостоверные» сведения о «спецоперации» опровергло Минобороны
×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики.
Продолжая пользоваться сайтом, вы даете согласие на использование cookie-файлов.