«Всё что связано с Россией — дико токсично»

Как Украина живет и выживает под бомбежками — The New Times расспрашивал журналиста из Украины, военного аналитика Ивана Яковину*

Неопределенность конца

Ситуация вокруг «операции» обретает хаотические очертания, но это не означает, что Кремль намерен завершать бойню — совсем наоборот, считает колумнист NT Андрей Колесников

Где на Земле жить хорошо?

Каждый год журнал The Economist составляет Индекс удобства для жизни с данными по более чем 170 городов мира

Города Китая охвачены массовыми протестами

Ответ на вопрос «Как это повлияет на государственную политику Китая?» интересует всех

НОВОСТИ Регионы

О чем пишут в соцсетях

«У меня такое ощущение, что Алексея Навального* убивают»

Российская тюрьма — степени устрашения и издевательств. ЧВК «Вагнер» — деньги и смерть. Обменный фонд — сколько «весит» политзэк. На вопросы The New Times отвечает Ольга Романова*, журналист, основательница правозащитной организации «Русь сидящая»*

МИР

За что заблокировали The New Times

«Изложение сути «спецоперации» с одновременным использованием термина «война» представляет повышенную общественную значимость»

За что заблокировали The New Times? Спойлер: ни за что, но судите сами. Суд пытался объяснить, но получилось, что если решение вынесла Генпрокуратура, то все законно. Ведь все «недостоверные» сведения о «спецоперации» опровергло Минобороны
×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики.
Продолжая пользоваться сайтом, вы даете согласие на использование cookie-файлов.