#Политика

«Народное голосование» как круговая порука

17.02.2020 | Иван Давыдов

Зачем понадобилось «добровольное народное голосование» за поправки в Конституцию и зачем нужна высокая явка? Процесс важнее, чем результат, а настоящая цель шире, чем обеспечение базы для транзита власти, отмечает публицист Иван Давыдов

Иван Давыдов.
Елена Исинбаева, непревзойденная мастерица прыжков с шестом, выигравшая все мыслимые награды, и раньше, конечно, была звездой. Но теперь, после встречи президента Владимира Путина с членами рабочей группы по подготовке поправок в Конституцию, у славы ее — другой совершенно вес, новое измерение. Она не только в истории спорта, она — навсегда в истории России. Прыгунья поблагодарила главу государства за приглашение поработать над Основным законом и поделилась впечатлениями: «Прочитала Конституцию, до этого как-то не было повода и необходимости. Я теперь понимаю, что это очень важная книга, и читать ее нужно всем. Узнала очень много интересного». История, может, и не прекрасная дама, но уж точно без жалости, зато с явной тягой к жестоким шуткам, и такого, разумеется, история не забывает.

И да, все мыслимые шутки по поводу исинбаевских откровений остроумцы уже пошутили, но ведь и кое-какие серьезные выводы сделать, помедитировав над этой удивительной репликой, тоже можно.

Во-первых, мы теперь достоверно знаем, что как минимум один член рабочей группы читал Конституцию перед тем, как приступить к ее переписыванию. Про остальных (включая маститых юристов) можем только гадать. Во-вторых, Исинбаева, выставляя себя на посмешище, делает важное дело — вскрывает суть реформы, задает новый регистр, превращает операцию прикрытия в аттракцион фантастической честности.

Конституция на квасе

Иллюзий ведь не было с самого начала — вся эта «рабочая группа» со спортсменами, пианистами и политруками формировалась в спешке только для того, чтобы создать видимость «всенародной работы» по улучшению Основного закона. Их задача — изображая соработников президента, взявшегося, наконец, за устаревшую морально брошюрку, где слишком много слов о гражданских правах и ни слова — о Великой Победе, отвлечь внимание от действительно важных поправок, связанных с перекройкой системы власти.

Исинбаева, выставляя себя на посмешище, делает важное дело — вскрывает суть реформы, задает новый регистр, превращает операцию прикрытия в аттракцион фантастической честности

Это даже и не скрывалось особо: рабочая группа еще не начала работать, а Дума уже приняла в первом чтении пакет поправок. Я даже надеялся грешным делом, что обойдется, что производимый пианистами и политруками шум так и останется шумом, а Конституция не превратится окончательно в сборник анекдотов. Это ведь немного обидно — Исинбаева отзаседает свое и уедет домой, в уютное и крохотное княжество Монако, а нам-то здесь жить.

Теперь ясно уже — не совсем все-таки обошлось. Будет в Конституции и Великая Отечественная, и брак как союз между мужчиной и женщиной, и еще некоторое количество столь же ценных и осмысленных статей. Странно, что не будет правильного рецепта салата оливье, конечно, и рекомендаций, позволяющих разрешить окончательно главный русский вопрос: как все-таки следует готовить окрошку — на квасе или на кефире? А что, это все тоже наше национальное достояние.

Вот честно, если бы Путин не только про родителей с номерами высказался, но еще и сказал бы строго: «Пока я президент, не будет здесь никакой окрошки на кефире», — я бы еще больше его зауважал. Хотя, конечно, куда уж больше.

Но ведь ясно и еще кое-что: похоже, содержательная часть поправок даже и Кремль не особенно сильно интересует. Ради нескольких, буквально, строчек, важных для решения проблемы-2024, архитекторы новой Конституции готовы смириться с любыми почти идеями и вписать в главный закон страны любой бред. Процесс, получается, важнее, чем результат, а настоящая цель шире, чем обеспечение базы для транзита власти после истечения очередного президентского срока.

Небывалый расцвет народовластия

Главный тезис пропагандистов при обсуждении поправок — упор на рост демократизации в деле управления страной. Вот, например, делится планами сенатор Андрей Клишас (у которого тоже, кстати, как и у Елены Исинбаевой, есть место в русской истории: это ведь он — автор невообразимого, зато действующего закона об обязательном уважении к властям): «Мы последовательно будем проводить политику, направленную на создание дополнительных механизмов народовластия, которые позволяют непосредственно гражданам принимать участие в принятии важнейших государственных решений».

И добавляет, что народное голосование по поправкам пройдет уже после того, как Дума поправки примет, Совет Федерации одобрит, а президент подпишет. Что в положениях о голосовании будет специально прописан дальнейший порядок действий: если результат голосования будет положительным, президент издаст специальный Акт, позволяющий включить их в текст обновленной Конституции. А если нет… Впрочем, жуткий этот вариант сенатор не рассматривает и даже представить себе не может. Сенатор в народ верит.

Странно, что не будет в Конституции правильного рецепта салата оливье, конечно, и рекомендаций, позволяющих разрешить окончательно главный русский вопрос: как все-таки следует готовить окрошку — на квасе или на кефире?

Оно, вроде бы, и не очень понятно, зачем ломать существующую систему, зачем голосовать за закон, который уже подписал президент, но на самом деле это — продолжение аттракциона «фантастическая честность». Это — важнейший прецедент, это фиксация возможности создавать механизмы принятия законов любой степени важности «на случай», под конкретную необходимость. Если можно сломать принятую процедуру, реформируя Конституцию, то что вообще нельзя делать? Все можно делать, вообще все, что только пожелает главная в отечестве голова.

А вот, например, бьется в восторгах глава RT Маргарита Симоньян: «В последнее время удивительным образом наше государство при принятии очень многих решений вдруг — впервые в насчитывающей много столетий истории — стало оглядываться на общественное мнение, и многие решения принимаются именно исходя из общественного мнения». И болью от пережитого в страшные годы разгула свободы делится: «Но давайте вспомним, как писалась наша конституция и когда. Конституция писалась в начале 90-х. Я была подростком, ходила в бейсболке с надписью USA, радовалась, когда к нам в школу приехала делегация из Америки и раздали брелоки с надписью «Мальборо». <…> Она написана под кальку самых главных рецептов такой американской либеральной мысли. Там сказано очень много про вещи, довольно далекие от русского менталитета, и не сказано ничего про вещи, составляющие наш российский менталитет». И ценные идеи высказывает: «Для меня было бы важным, чтобы в конституции было зафиксировано, что основной целью внешней политики России является мир на Земле. <…> Мы любим быть народом, который несет мир. Мы освобождать всех любим, спасать. Давайте уже зафиксируем, чтобы не было вопросов, в чем наша внешнеполитическая цель».

Да, давайте уже зафиксируем, и тогда точно никто не усомнится, чего ради мы затеваем войны и посылаем Петрова с Бошировым любоваться на шпиль Солсберийского собора. Все вопросы отпадут.

Круговая порука

И как бы странно это ни прозвучало, но в самом главном пропагандисты не врут: основная цель суеты вокруг Основного закона — именно в том, чтобы оформить внесение правок в текст как некое общее дело.

В ОПГ, как знаем мы из криминальных сериалов, в почете принцип круговой поруки: все члены банды по очереди стреляют в приговоренного к смерти, чтобы потом и отвечать, если что, коллективно. Когда-то давно я специально исследовал вопрос о том, как принимала шестая Дума свой самый страшный закон — «закон Димы Яковлева», справедливо называемый также «законом подлецов». Тогда даже в «Единой России» нашлись люди, которым было немного стыдно за такое голосовать. И с ними проводились специальные беседы, им доходчиво объясняли, что отказ от голосования будет означать, как минимум, конец карьеры. Хотя возможны и куда более серьезные неприятности. Каждый должен был замазаться, каждый обязан был проголосовать «за».

С уродованием Конституции происходит что-то похожее, только теперь голосование «за» уже не только депутатов и сенаторов касается. В это дело стремятся втянуть весь народ (ну, то есть, обеспечить на «добровольном народном голосовании» максимально высокую явку).

В ОПГ все члены банды по очереди стреляют в приговоренного к смерти, чтобы потом и отвечать, если что, коллективно. С уродованием Конституции происходит что-то похожее, только теперь голосование «за» уже не только депутатов касается. В это дело стремятся втянуть весь народ

И, в общем, понятно, зачем: так власть обеспечивает для себя карт-бланш на любые действия в ближайшем (и совсем не беспроблемном) будущем. Обеспечивает себе возможность в ответ на любые упреки размахивать Конституцией, в которую вписали брак, Великую Победу и рецепт салата оливье: «Вы же сами за это голосовали! Вы же поддержали нас во всем. Чем вы теперь недовольны?»

Осуществляемый посредством непонятного «голосования» процесс делегирования ответственности важнее, чем конкретное содержание поправок. Дальше действовать будет власть, а отвечать за ее действия — население. Так, впрочем, всегда было, но теперь формальный аргумент появится, чтобы объяснять сомневающимся, почему все именно так.

Но повод для некоторого оптимизма и здесь можно усмотреть: чем нелепей идеи «рабочей группы», чем больше странной шелухи прилипнет к путинской конституции, тем легче будет инициировать процесс ее приведения в человеческий вид, когда нынешний морок кончится. Никакой «сакральности» за этим коллективным творением попрыгуний и политруков точно не останется. А мы ведь надеемся почему-то, что нынешний морок когда-нибудь кончится, правда?

Фото: i.ytimg.com


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.