#Путин. Итоги/СМИ

Царство разбитых зеркал

13.03.2018 | Денис Варданян

Для СМИ минувший срок Путина стал поворотным. За шесть лет «четвертая власть» прошла путь от точечной цензуры до почти тотального контроля со стороны государства

867544.jpg

Фото: kremlin.ru

Мастера подобострастия

В последние годы «работать стало очень трудно, Путина все чаще требуют восхвалять и все реже можно хоть как-то иронизировать», — вздыхает в разговоре с NT один из журналистов кремлевского пула. Это логично, президента все чаще в чиновничьей среде называют «царем», соответственно, и на публике его можно позиционировать только как высшее существо, отмечает сотрудничающий с АП эксперт. 

Подобострастие в последнее время действительно стало почти обязательным элементом при освещении работы Путина. «Вот так буднично президент России кашлянул в платок, а многих политиков на Западе и генералов НАТО наверняка бросило в жар», — в таких выражениях, например, описывала последнее послание президента Федеральному собранию «Комсомольская правда». «(Путин) уже человек — национальная идея», — утверждала телеведущая Ирада Зейналова, рассказывая о его выдвижении на четвертый срок в программе НТВ «Итоги недели».

Сейчас такие эпитеты кажутся обязательными, но еще не так давно ситуация не была настолько близкой к прессе брежневских времен. До начала 2010-х годов позиция властей была жесткой, но имела свои пределы: власти строго контролировали федеральное телевидение, в остальных СМИ разрешен был плюрализм. Этот плюрализм тоже имел ограничения: власти периодически наказывали слишком независимых журналистов (в 2004 году за фотографии погибших в школе № 1 в Беслане детей был вынужден покинуть пост главного редактора «Известий» Раф Шакиров, путинское — «это предательство» — стало черной меткой для Шакирова), но в целом с независимыми печатными изданиями, интернет-СМИ, радиостанциями и даже каналами с небольшой аудиторией мирились. 

Последние глотки свободы

Ситуация стала меняться в конце 2011 года, когда Путин решил вернуться в Кремль. После думских выборов декабря 2011 года, показавших снижение рейтинга «Единой России», журнал «Коммерсант-Власть» опубликовал фотографию бюллетеня, на котором Путину было предложено отправиться по известному направлению. Главный редактор Максим Ковальский был немедленно уволен. 

Генеральный директор тогдашней газеты «Известия» Арам Габрелянов, по воспоминаниям одного из сотрудников, собрал ведущих журналистов и предупредил их, что газете придется «занять патриотическую позицию». Габрелянов в итоге выполнил обещание и превратил газету в боевой листок власти, но это произошло чуть позже. 

Когда начались протесты на Болотной, телевидение еще пыталось демонстрировать некоторую объективность. 10 декабря, сразу после митинга на Болотной, ведущий НТВ Алексей Пивоваров заявил, что откажется выходить в эфир, если канал не будет освещать протесты в стране. После этого, в течение нескольких недель, представителей оппозиции (Бориса Немцова, Владимира Рыжкова, Илью Яшина) регулярно показывали в эфире федерального ТВ. А Ксении Собчак в начале февраля, за месяц до выборов президента, дали провести на популярном у молодежи канале MTV шоу «Госдеп», в котором приняли участие лидеры оппозиции. Правда, следующий эфир, с участием Алексея Навального, канал транслировать отказался, но он был показан по РБК-ТВ

18 января 2012 года главные редактора были приглашены на встречу в Ново-Огарево с кандидатом в президенты Путиным: «Это был очень жесткий разговор», — сообщил тогда главный редактор «Независимой газеты» Константин Ремчуков

Репрессии против главных редакторов, причем даже вполне лояльных СМИ, начались вскоре после парламентских выборов декабря 2011 года. Журнал The New Times писал тогда: «Как утверждают источники, заместитель руководителя АП Алексей Громов составил список из 5 главных редакторов, которых требовалось приструнить. В него вошли главный редактор журнала «Коммерсант-Власть» Максим Ковальский, главный редактор «Сити-FM» Александр Герасимов, владелица телеканала «Дождь» Наталья Синдеева, главный редактор «Эха Москвы» Алексей Венедиктов и глава РИА «Новости» Светлана Миронюк. Герасимова и его заместителя Игоря Зимакова уволили 14 декабря. Причина? Освещение московских митингов протеста. Спустя 2 дня — лишился своего места Максим Ковальский. Днями раньше начались проблемы у государственного агентства РИА «Новости», которое вело телетрансляцию с запрещенного митинга на Триумфальной площади 6 декабря. На двенадцатой минуте трансляции Миронюк, как рассказывают источники в агентстве, позвонил Алексей Громов. До сотрудников агентства это дошло в следующей интерпретации: «Нам позвонили сверху и сказали: «Вы что, совсем обалдели? Гасите все», — рассказывает на условии анонимности сотрудник агентства». Но Миронюк, по словам источников, удалось отбиться. «Она сыграла дурочку и сказала, что это просто ошибка и видео на самом деле пользователи видеть не должны, — говорит источник».

Прокремлевский политолог Сергей Марков обвинил РИА в поддержке «болотных выступлений». Это, в конце концов, стоило Миронюк работы: ей был выписан волчий билет, а агентство ликвидировано. Активно транслировал мероприятия оппозиции и телеканал «Дождь», который входил в пакеты едва ли не всех кабельных операторов, включая региональные: совладельца канала Наталью Синдееву после этого вызвали на ковер в Кремль. Досталось и другим: 18 января 2012 года главные редактора были приглашены в Ново-Огарево на встречу с кандидатом в президенты Путиным: «Это был очень жесткий разговор», — сообщил тогда главный редактор «Независимой газеты» Константин Ремчуков. «Эхо Москвы» поливает меня поносом с утра до вечера», — выкатил «предъяву» главному редактору радиостанции Алексею Венедиктову кандидат Путин. Как показали следующие шесть лет — он ничего не забыл. И не простил.

Между «законом подлецов» и Крымом

В начале 2013 года российское руководство готовилось к очередному витку противостояния с Западом. Эта политика требовала борьбы с «пятой колонной» внутри страны и не разрешала даже формальной критики Путина. В конце 2012 года вступил в силу «закон Димы Яковлева» («закон подлецов»), запретивший — в ответ на принятие Конгрессом США «Акта Магнитского» — американцам усыновлять российских детей. Одновременно власть начала настоящую атаку на СМИ по всем фронтам. 

Символом перемен стал новый ведущий главной итоговой программы канала «Россия» «Вести недели» — с конца 2012 года им стал Дмитрий Киселев. «Путин, по всеобщему признанию, едва ли не самый компетентный глава государства на планете, если не самый компетентный», — говорил он

На федеральных телеканалах это вылилось в уничтожение даже безобидных юмористических форматов. Таких, как выходивший до 2013 года на «Первом канале» проект «Мульт личности» — аналог знаменитой программы старого НТВ «Куклы», но совершенно лояльный к власти. В основном все шутки касались зарубежных лидеров либо второстепенных чиновников. Однако к этому времени представление Путина в виде смешного персонажа стало, по мнению российского руководства, неуместным.

Символом перемен стал новый ведущий главной итоговой программы канала «Россия», «Вести недели», — с конца 2012 года им стал Дмитрий Киселев. «Путин, по всеобщему признанию, едва ли не самый компетентный глава государства на планете, если не самый компетентный», — говорил он в одном из выпусков. Ведущие, которые пытались выглядеть нейтрально, с федеральных каналов ушли окончательно, как это сделал в конце 2013 года Алексей Пивоваров

В 2014 году была закрыта последняя независимая программа РЕН-ТВ «Неделя с Марианной Максимовской». И в том же году оказался на грани уничтожения канал «Дождь», который убрали из кабельных сетей, используя как повод неудачно сформулированный вопрос, касающийся блокады Ленинграда.

Если зачисткой телеканалов занимался Громов, то «привести в порядок» интернет взялся другой высокопоставленный чиновник — кремлевский куратор внутренней политики Вячеслав Володин

В конце 2013 года было объявлено о ликвидации освещавшей протесты команды РИА «Новости» — новыми руководителями агентства с новым названием — МИА «Сегодня» — стали Дмитрий Киселев и Маргарита Симонян. Последнюю называли любимицей кремлевского куратора информационной политики Алексея Громова. А другому государственному агентству, ИТАР ТАСС, вернули советское название — ТАСС.

Напечатанному не верить

Постепенно власти взяли под плотный контроль и печатные СМИ. Наиболее ярко это стало проявляться в холдинге «КоммерсантЪ». Вызвавший когда-то ярость Кремля журнал «Коммерсант-Власть» был фактически ликвидирован, уволен генеральный директор ИД «КоммерсантЪ» Демьян Кудрявцев, закрыт проект «Коммерсант-ТВ», сменено руководство радио «КоммерсантЪ-FM», а знаменитая некогда одноименная ежедневная газета стала жестко цензурироваться. В итоге в газете перестали выходить острые материалы, одновременно руководство газеты стало все чаще удалять уже вышедшие материалы, в которых содержалась критика в адрес руководства страны и упоминание Алексея Навального. 

Но и на этом власти не остановились, а перешли к установлению контроля над интернет-СМИ. Если зачисткой каналов занимался Громов, то «привести в порядок» интернет взялся другой высокопоставленный чиновник — кремлевский куратор внутренней политики Вячеслав Володин

К 2013 году на рынке интернет-СМИ, производящих уникальный контент, было два явных лидера — «Лента.ру» и «Газета.ру». Они были объединены в один холдинг и переданы в управление лояльному предпринимателю Александру Мамуту. В сентябре 2013 года сменилось руководство «Газеты.ру», а в начале 2014 года была уволена главный редактор «Ленты.ру» Галина Тимченко (с ней ушла бо́льшая часть редакции): вместо Тимченко был назначен близкий к Кремлю менеджер — Алексей Гореславский. В 2018 году он уже официально перешел работать в кремлевскую администрацию и, по некоторым данным, может в будущем возглавить управление президента по общественным проектам.

Крымский консенсус

В 2014 году, после присоединения Крыма, в жизни России наступил новый этап. Думские партии стали голосовать по всем вопросам единогласно, а СМИ — почти единодушно восхвалять президента.

Но еще оставалось несколько изданий, которые могли себе позволить проводить расследования и объективно, без самоцензуры, анализировать ситуацию в стране, — деловые издания РБК и «Ведомости», «Новая газета» и еженедельник The New Times. Изначально задачи их уничтожить не было, нужно было их лишь вписать в крымский консенсус, чтобы сделать подконтрольными в экстренных случаях, говорит собеседник NT, близкий к Кремлю. Уж очень странно смотрелась их вседозволенность на общем фоне, рассуждает он. 

Что касается The New Times, то журнал долгое время спасала фраза, сказанная на одном из совещаний Путиным и касавшаяся владелицы журнала Ирены Лесневской. «Она тратит свои деньги — ну пусть и тратит». Журнал активно читали в АП, но строго настрого запретили давать в журнал рекламу: «Сам умрет». В начале 2013 года Лесневская оставила журнал. Следующие четыре года журнал жил на жесткой денежной диете, которая стала почти голодной, когда журналу практически перекрыли возможности для распространения. Киоскеры вывешивали объявление: «Журнал Нью Таймз запрещен правительством РФ». Это была неправда, но работало: сети распространения отказывались брать журнал. Подписчики просили доставлять журнал в коричневых пакетах — чтобы консьержки и соседи не видели, что имярек читает оппозиционное издание. В конце концов, в начале июня 2017 года бумажная версия журнала была прекращена — остался — пока — лишь сайт.

За РБК и «Ведомости» взялись примерно одновременно, но под больший удар попало РБК. К 2016 году это издание провело несколько собственных расследований о семье президента Путина. Это вызвало ярость Кремля, отмечает собеседник, близкий к президентской администрации. В итоге руководители холдинга были сменены на выходцев из государственного ТАССа.

Изначально задачи уничтожить РБК и «Ведомости» не было, нужно было их лишь вписать в крымский консенсус, чтобы сделать подконтрольными в экстренных случаях, говорит собеседник NT, близкий к Кремлю. Уж очень странно смотрелась их вседозволенность на общем фоне, рассуждает он

Сменили руководство и РБК-ТВ, появился в холдинге и так называемый «смотрящий от Кремля» — ставленник Громова Алексей Абакумов стал директором по развитию. Все это стало возможным благодаря смене собственника — вскоре после обысков, которые ФСБ провела в офисе владельца РБК Михаила Прохорова и других его компаниях, и последующих проблем с продажей его российских активов, Прохоров согласился сначала на смену руководства, а затем и продажу СМИ владельцу «Комсомольской правды», также близкого к Громову, Григорию Березкину. 

Сменить руководство «Ведомостей» Кремлю помог отдельный закон, принятый в 2014 году. Он запрещал иностранцам владеть более 20% акций российских СМИ. Инициатором закона был Вячеслав Володин, в то время первый заместитель руководителя АП, отвечавший за внутреннюю политику. В итоге консорциум зарубежных владельцев продал газету Демьяну Кудрявцеву и его партнерам (по рынку до сих пор ходят слухи, что реальным покупателем, или одним из реальных покупателей, стал совладелец «Сибирского антрацита» и партнер «Роснефти» Игоря Сечина, № 97 в российском списке Forbes Дмитрий Босов). Вскоре после этого главред издания Татьяна Лысова покинула пост, а ей на смену пришел Илья Булавинов, ранее руководивший сайтом «Первого канала». 

То же самое произошло и с российским Forbes. После принятия закона немецкий Axel Springer был вынужден продать журнал издателю глянца (L'Officiel, SNC, ​OK! и т.д.)
Александру Федотову. Он сразу заявил, что в журнале было слишком много политики. В журнале сменился главный редактор, и ушли многие ключевые журналисты. Вскоре появились подозрения в цензуре — в очередном рейтинге зарплат топ-менеджеров руководство журнала решило не указывать доход главы ВТБ Андрея Костина. 

Изменения затронули и «Новую газету» (она в этом месяце отмечает свое 25-летие — поздравляем коллег!), которая выпустила не одно резонансное расследование — в частности, о друге Путина виолончелисте и, как оказалось, миллионере Сергее Ролдугине. В прошлом году в «Новой» сменился главный редактор — вместо основателя газеты Дмитрия Муратова пост занял ее генеральный директор Сергей Кожеуров. Решению предшествовали циркулировавшие на рынке слухи о новом инвесторе издания: его имя в конце концов назвала Ксения Собчак — Сергей Адоньев, совладелец Yota Devices, осужденный и отсидевший срок в США и, как говорят, входящий в орбиту влиятельного сослуживца Путина по Дрездену, главы «Ростеха» Сергея Чемезова. Адоньев стал и одним из спонсоров президентской избирательной кампании Собчак.

По большому счету закрывать теперь уже практически некого, так что Кремль вздохнул с облегчением, рассказывает близкий к администрации президента специалист, занимающийся telegram-каналами. По его словам, самая большая забота властей сейчас — это каналы в Telegram: Кремль активно пытается войти и на этот рынок. С остальными СМИ работать легко — им можно либо приказать, либо — при чрезвычайных обстоятельствах — заблокировать соответствующие материалы и ссылки по решению Роскомнадзора. Именно так произошло с громким расследованием ФБК про прогулку Олега Дерипаски и вице-премьера Сергея Приходько в обществе Насти Рыбки и ее подруг. Очевидно, что немало головной боли доставляет Кремлю и youtube-канал Алексея Навального «Навальный Live», у которого 462 тыс. подписчиков, а отдельные его выпуски смотрят до 3,5 млн человек. 19 февраля там же, в YouTube, стартовал канал Леонида Парфенова «Парфенон». Каковыми будут ответные шаги Кремля — мы увидим в ближайшие полгода, скорее всего, после завершения ЧМ по футболу-2018.


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.