Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Родное

Гаечный ключ для СМИ

23.01.2012 | Мостовщиков Егор | № 01-02 (230) от 23 января 2012 года

В протестах Кремль обвиняет журналистов

23-1.jpg

«Мы, волчата, сосали волчицу. И всосали — «нельзя за флажки!*» Интернет прорвал оборону государственных СМИ, и уличный протест впервые за 10 лет выплеснулся в медиапространство, обнаружив растерянность власти: как, еще что-то и кто-то шевелится? Знакомство с улицей, очевидно, произвело сильное впечатление: на госканалах появились оппозиционные лица, а за кулисами — новые красные флажки. И по редакциям понеслось: идет охота, идет охота! За кем и как — узнавал The New Times

«Очень жесткий разговор» — так беседу главных редакторов с премьер-министром и кандидатом в президенты Владимиром Путиным, которая прошла в Ново-Огареве 18 января, охарактеризовал главный редактор «Независимой газеты» Константин Ремчуков. Особенно трудно пришлось руководителям «Эха Москвы», «Ведомостей» и РИА «Новости». Слова Путина про «Эхо» смотрелись обвинением: «То, что они дают, это обслуживание внешнеполитических интересов одного государства в отношении другого, в отношении России». Правда, тут же оговорился: «Я не обижаюсь, когда вы («Эхо Москвы») меня поливаете поносом с утра до вечера». Жесткий разговор с главредами стал логичным продолжением главной тенденции последнего времени: власть склонна винить именно журналистов в том, что общество проснулось, и в ответ намерена «прикрутить» гайки.

Обиды дуумвиров

В ночь на 7 декабря владельцу телеканала «Дождь» Наталье Синдеевой позвонили из администрации президента Медведева и потребовали утром предоставить записи эфиров от 5 и 6 декабря. Корреспонденты канала снимали в эти дни митинги протеста против фальсификации на выборах: на Чистых прудах, на Триумфальной, перед зданием ЦИК и т.п. Кроме того, корреспондент канала Илья Васюнин снимал незаконный марш — с Чистых на Лубянку, который возглавили Илья Яшин и Алексей Навальный. После того как десятки протестующих, в том числе лидеры, были арестованы, Васюнин, задержанный вместе с ними, вел прямые включения из автозака.

В СМИ потом написали, что это было требованием Роскомнадзора, но Роскомнадзор лишь выступил рупором администрации президента. Той же ночью в Твиттере Дмитрия Медведева появилась скандальная запись Константина Рыкова о «баранах еб@ных в рот», которые употребляют словосочетание «партия жуликов и воров», а утром президент вычеркнул микроблог «Дождя» из своей френд-ленты, куда внес его еще в апреле 2011 года.

Записи эфиров «Дождя», по информации источника The New Times, хотели проверить на «наличие экстремизма или призывов к свержению существующего строя». «Мы отдали записи, и никакой реакции не последовало», — сказала в разговоре с The New Times Наталья Синдеева. Но, несмотря на это, сотрудники «Дождя» признают: стали вести себя аккуратнее, чтобы лишний раз не нарываться. Тем более что проблемы у «Дождя» начались еще в день выборов, 4 декабря. Тогда корреспонденты отправились работать наблюдателями на избирательные участки и вести прямые включения. «Видимо, наверху этот проект был воспринят нервно, — рассказывает один из сотрудников канала. — Так что к вечеру нас почти всех по разным причинам с участков удалили». Сайт канала лежал от DDoS-атак, и его работу удалось полностью восстановить лишь ближе к 24 декабря, к митингу на проспекте Сахарова, а в здании канала долгое время не работала мобильная связь.


О Путине теперь иной раз даже говорят, что он не великий президент, а выдающийся


«Синдеева нам постоянно говорит, что мы должны радоваться: работаем на последнем канале, где можно свободно говорить», — рассказывают журналисты «Дождя». Но приходится быть вдвойне осторожными: все материалы, включая те, которые публикуют входящие в холдинг Синдеевой журнал «Большой город» и сайт Slon.ru, тщательно отсматривает группа юристов, в эфир подаются только общие планы лозунгов и плакатов с митингов, не транслируются выкрики митингующих, которые могут быть трактованы как призывы к свержению власти.

Свобода-лайт

14 января в итоговой программе Сергея Брилева «Вести в субботу» на канале «Россия 1» неожиданно показали двухминутное интервью с Борисом Немцовым. Он перечислил требования собравшихся 24 декабря на митинге на проспекте Сахарова и заявил: оппозиция выступает за то, чтобы на выборах президента ни одного голоса не досталось Владимиру Путину. «Сначала я удивился, когда мне позвонил Брилев и сказал, что у меня хотят взять интервью, — рассказывает Немцов. — Еще больше удивился, когда увидел, что вышло. Не включили предложение внести изменения в Конституцию и запретить избираться больше, чем на два срока, требование начать расследования коррупционной деятельности Путина, но и то, что перечислили хоть часть пунктов резолюции митинга на Сахарова — важно».

Владимир Рыжков, короткое интервью с которым показали на следующий день в программе Евгения Ревенко «Вести недели», был удивлен еще больше. «Меня записывали 20 минут, спросили о требованиях протестующих, готовы ли мы к переговорам, кого поддержим на президентских выборах, а в итоге дали лишь ответ на вопрос, как я отношусь к Зюганову», — негодует политик.

Немцов, который не появлялся в эфире федеральных каналов уже 5 лет, считает, что интервью с ним стало возможным из-за ухода бывшего замглавы кремлевской администрации Владислава Суркова в отставку. «Но свобода слова длилась всего сутки, — смеется он. — Еще более урезанную и совершенно пустую версию моего интервью показали в «Вестях недели», вместе с Рыжковым, и там уже ничего сенсационного не было. Путин имитирует свободу слова, чтобы продемонстрировать: теперь-то у нас будут честные выборы». Рыжков, которого Центральное телевидение не замечало с 2006 года**С момента встречи Владимира Рыжкова с вице-президентом США Диком Чейни в мае 2006 г. в Вильнюсе., с ним согласен: «Ничего с цензурой не произошло — это очередной обман и разводка».

23-2.jpg
19 января в закрытой части своей встречи с главными редакторами крупнейших российских СМИ Владимир Путин предложил Алексею Венедиктову стать его доверенным лицом на время кампании. Главный редактор «Эха Москвы» взял время на размышление

Впрочем, телеведущий Николай Сванидзе считает, что некоторые положительные подвижки есть: «Ручное управление нарушено в связи с кадровыми переменами в администрации президента, предстоящими выборами и, в большей степени, прошедшими митингами. О Путине теперь иной раз даже говорят, что он не великий президент, а выдающийся. Что бы ни произошло после 4 марта, так просто все закрутить обратно не получится — не найдется гаечного ключа нужного размера». «В правящей команде есть разные точки зрения, как управлять медиа, — полагает и главный редактор «Эха Москвы» Алексей Венедиктов. — Известно, что значительная часть команды возложила ответственность за провал «Единой России» именно на СМИ, и они должны быть наказаны. Другая часть команды считает, что наоборот. Будем ждать решение премьера и президента, которые должны определить свою позицию». По мнению Венедиктова, о либерализации говорить не приходится, а появление Рыжкова и Немцова на телевидении — это сигналы, знаки, но еще никак не тренд.

По всем фронтам

Репрессии против журналистов, причем даже вполне лояльных СМИ, начались вскоре после парламентских выборов. Как утверждают источники, заместитель руководителя АП Алексей Громов составил список из 5 главных редакторов, которых требовалось приструнить. В него вошли главный редактор журнала «Коммерсант-Власть» Максим Ковальский, главный редактор Сити–FM Александр Герасимов, владелица телеканала «Дождь» Наталья Синдеева, главный редактор «Эха Москвы» Алексей Венедиктов и глава РИА «Новости» Светлана Миронюк. Герасимова и его заместителя Игоря Зимакова уволили 14 декабря. Причина? Освещение московских митингов протеста. Спустя 2 дня — лишился своего места Максим Ковальский. Днями раньше начались проблемы у государственного агентства РИА «Новости», которое вело телетрансляцию с запрещенного митинга на Триумфальной площади 6 декабря. На двенадцатой минуте трансляции Миронюк, как рассказывают источники в агентстве, позвонил Алексей Громов. До сотрудников агентства это дошло в следующей интерпретации: «Нам позвонили сверху и сказали: «Вы что, совсем обалдели? Гасите все», — рассказывает на условии анонимности сотрудник агентства. Но Миронюк, по словам источников, удалось отбиться. «Она сыграла дурочку и сказала, что это просто ошибка и видео на самом деле пользователи видеть не должны, — говорит источник. — Миронюк — выдающийся человек: она добивается максимальной степени свободы, которая допустима». Другой инсайдер сообщил: Громов предложил Миронюк подать заявление об отставке. Пока ситуация подвисла и чем закончится — не ясно. По словам собеседников The New Times, жизнь в агентстве идет как обычно: снятые материалы считаются обычным делом, но специальной цензуры никто не вводит. «Когда государственным СМИ запретили трансляцию с Болотной, то аудитория ушла на другие сайты — «Голос Америки», BBC, CNN. 6 млн просмотров — ушли с госсайтов и посмотрели! — замечает Алексей Венедиктов. — Власти понимают, что, даже если возьмут РИА «Новости» за горло, смотреть трансляции все равно будут, но на других сайтах. Когда 4 декабря были DDoS-атаки, когда рухнуло «Эхо», государственные медиа распространяли нашу информацию, наши блоги, наши новости. Можно контролировать РИА «Новости», «Эхо Москвы», каналы, но что будете делать с Facebook? Китайский firewall? Но он стоит там изначально. Умные люди во власти, — говорит Венедиктов, — конечно же, это обсуждают, думают, как модерировать медийный поток, но понимают, что старым гаечным ключом этого не сделаешь».

Сигналы о том, что надо быть осторожнее в освещении протестной активности, поступали и на «Русскую службу новостей», и на «Бизнес FM», и на «Коммерсант-FM»: Кремль, рассказывают, требует увольнения обозревателя Станислава Кучера. По информации The New Times, на беседу в администрацию президента вызывали даже православных бизнесменов, братьев Дмитрия и Алексея Ананьевых, владеющих газетой «Аргументы и факты». В газете вышел материал о митинге на Болотной площади под заголовком «Чуров, пiдрахуй, народ, протестуй?». «Пiдрахуй» переводится с украинского как «подсчитай», и аналогичный лозунг активно применялся во время «оранжевой революции» на Украине в 2004 году.

«Вот вы говорите про свободу слова, — рассуждал премьер на встрече с главными редакторами 18 января. — Где же она еще, как не здесь?» — не дожидаясь ответа журналистов, ответил на свой вопрос Путин. Заметим, главные редакторы «Новой газеты» и The New Times приглашение на встречу не получили.

*Из песни Владимира Высоцкого «Идет охота на волков».






×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.