Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Column

#СНГ

Белорусский измор

10.08.2012


Оригинальная выдумка шведских правозащитников, «вторгшихся» на легкомоторном самолете в воздушное пространство Беларуси и разбросавших мини-парашюты с плюшевыми мишками и листовками в пользу свободы печати, не просто рассорила Белоруссию со Швецией. «Эвакуация» белорусского посольства из Стокгольма — уже не просто привычная эскапада главы Белоруссии, на которую Запад мог бы закрыть глаза, обреченно вздохнув и разведя руки: «Ну что взять с юродивого…» Последний демарш Александра Лукашенко — это фактическое объявление холодной войны. И не только Швеции, но и всему евроатлантическому пространству.

Как такое могло случиться? Ответ лежит на поверхности и диктуется реалиями сегодняшней Белоруссии: именно так тут принимаются решения, даже самого высокого, государственного уровня. Скорее всего, это решение (как и сотни прочих) ни минуты не находилось в стадии «проекта», требующего серьезной экспертизы, моделирования последствий, взвешенного обсуждения всех плюсов и минусов принимаемого решения. Скажу больше: я вполне допускаю, что МИД узнал о свертывании своей шведской дипмиссии из газеты «Советская Беларусь». Решение о начале холодной войны созрело в одной конкретной голове. Остальные головы, смиренно выслушав это решение, привычно кивнули. И все это усугубилось тем, что решение принималось импульсивным мозгом. А он, этот мозг, последнее время постоянно видит себя осажденной крепостью: со всех сторон крадутся враги — и с Запада, и с Востока, они постоянно угрожают его владычеству, и нужно быть начеку!

Помножим этот горячечный бред на нерадужную реальность: внешних долгов набрано много, вот-вот придет время их возвращать, на международной арене ситуация еще хуже — Запад требует хотя бы видимости приличного поведения, Восток ловит за руку на воровстве нефтепродуктов…

И тут как снег на голову — шведы со своим самолетом и плюшевыми медвежатами…

История с этим самолетом могла бы, наверное, раствориться в словоблудии официальных рупоров Минска и не поиметь таких последствий. Ну полетели погоны с плеч нескольких генералов, ну обменялись бы Минск и Стокгольм гневными нотами, как того требует протокол, и очень скоро инцидент бы забылся. Все так, если бы не одно немаловажное «но». Эта история лишила Минск его главного козыря: «мы тут надежно прикрываем вас, россиян, с запада». Шведы убедительно продемонстрировали: прикрытие — дырявое. А потому произошедшее стало предметом нескольких весьма резких диалогов между Кремлем и Красным домом (президентская резиденция Лукашенко. — The New Times). В итоге Батька сорвался. А так как механизмов сдерживания нет, нервный срыв превратился в официальную реакцию Белоруссии.

Лукашенко привык брать своих противников измором. Он умеет проявлять характер, ждать, пока неприятель сам покинет поле боя, а затем снимать все пенки. Но на сей раз он просчитался. На нынешнем этапе противостояния Лукашенко Евросоюз такая тактика вряд ли даст положительные результаты. Минск замахнулся на одного из членов европейского сообщества, а там действует принцип «бьют одного — значит, бьют всех». Это первое. Второе: последние фортеля белорусского «головы» выбили почву даже из-под ног его лоббистов в Евросоюзе, в первую очередь Словении и Латвии, которые, блюдя свои бизнес-интересы в Белоруссии, до последнего противились введению экономических санкций против Минска. Так что для Европы наступил «момент истины». ЕС придется предпринять действительно кардинальные шаги. Понятно, что произойдет это не в самое ближайшее время. Евросоюз — не Америка, где решения принимаются в одном городе. Европейские власти — это тяжелая бюрократическая машина. Окончательный вердикт обсуждается как минимум в четырех европейских столицах. Но если там придут к согласию, то будет и консенсус в формате «27».

И что бы там белорусам ни вещало местное телевидение, в Красном доме окончательный вердикт Брюсселя будут ждать с тревогой. Оно и понятно: половина выручки от внешней торговли Беларуси поступает в бюджет с Запада. Так что у Брюсселя есть прекрасные рычаги давления на Минск.

В то же время и в ЕС прекрасно понимают риски такого шага. Ведь он может привести к попытке политического аншлюса Беларуси со стороны России. Слабость Лукашенко выглядит слишком соблазнительной и аппетитной, чтобы ею не воспользовалась Москва. За адвокатские услуги Кремля, за экономические преференции придется расплачиваться собственностью и суверенитетом.

Пока же, предвидя такой печальный и крайне нежелательный для себя финал поставленной им же самим пьесы, Лукашенко все активнее раскручивает маховик репрессивной машины внутри страны. «Под ружье» поставлены все силовые структуры. И это не только милиция и КГБ, но и суды, военкоматы, налоговая инспекция и другие ведомства. Им дается полный карт-бланш. Страна вступает в период, который без преувеличения можно назвать «политической шизофренией».




 


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.