Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Деньги

Освобожденные от надежд

27.09.2011 | Алякринская Наталья | № 31 (216) от 26 сентября 2011 года

Предвыборные настроения российского бизнеса
36_490.jpg
Демарш в Киеве Алексею Десятову не помог

Освобожденные от надежд. На встрече с премьером Владимиром Путиным 19 сентября глава «Деловой России» Борис Титов призвал правительство создавать привлекательный деловой климат в стране. Как призывы соотносятся с реальностью и стоит ли предпринимателям рассчитывать на перемены в связи с грядущими выборами — The New Times узнавал у бизнесменов — героев своих публикаций

На административный геноцид многодетной семьи — московских чиновников под суд!» — с таким плакатом 42-летний столичный предприниматель Алексей Десятов вместе с членами своего многочисленного семейства вышел к посольству России в Киеве. Он надеялся, что по каналам МИДа информация о беспределе московских чиновников быстрее дойдет до первых лиц. Но напрасно: ларек Десятова по выпечке блинов, что стоит в Москве на площади перед станцией метро «Шаболовская», был элементарно отобран у предпринимателя и отдан посторонним людям.

Блины комом

Сегодня Десятов не верит уже ни в какие благие перемены: он отключил телефон и уехал с семьей в Грузию — отдыхать от долгой борьбы с московскими чиновниками и договариваться о новом бизнесе. Ему есть отчего покинуть родину, говорят его друзья и коллеги. Палатка по продаже блинов, в которой Десятов торговал на Шаболовке, не пришлась по душе управе Донского района столицы — предприниматель не стал ходить туда на поклон, а начал торговлю по закону, в уведомительном порядке. Ее несколько раз увозили, баррикадировали биотуалетами, после чего на блины Десятова была сфабрикована жалоба в Роспотребнадзор (см. The New Times № 11 от 28 марта 2011 года). Несмотря на то что лица, якобы отравившегося блинами и подавшего жалобу, отыскать не удалось, по решению суда ларек Десятова опечатали. «Испытываю стойкое отвращение ко всему происходящему, — сказал The New Times предприниматель перед отъездом из страны. — А выборы — это фикция, от них вряд ли что-то изменится».

36_240_01.jpg
Илья Хандриков: «Прощай, бизнес!»
Убить бизнес

«Бизнеса у меня больше нет, его фактически убили», — Илья Хандриков, экс-глава компании «Формика», теперь свободен. Его предприятие более 20 лет занималось пошивом спецодежды, и делало это весьма успешно, пока не пришел кризис. За 2008–2009 годы обороты «Формики» упали со 103 млн рублей в три раза: клиентура обеднела и пошла на убыль. Но бизнес, скорее всего, выжил бы, если бы не проверяющие органы. «Закошмаривание» имело причину: Хандриков стал слишком неудобной фигурой — основал движение предпринимателей «За честный рынок», устраивал митинги в защиту малого бизнеса…

Визит пожарной инспекции в офис «Формики» в ноябре 2009-го (см. The New Times № 45 от 14 декабря 2009 года) завершился судебным решением: закрыть компанию на месяц, несмотря на то что к моменту суда предприниматель уже устранил нарушения. Впрочем, тогда «Формике» удалось защититься: Илья подал кассационную жалобу и оградил предприятие от закрытия. Однако визит налоговиков в июне 2010 года оказался роковым. Хандриков всего-навсего попросил отсрочки в выплате налогов за 2009 год: это позволяет делать статья 64 Налогового кодекса. Но ФНС на уступку не пошла и заблокировала счет компании на три месяца. «Блокировка счета в кризис на два-три месяца — это фактически банкротство, — говорит Илья. — Притом что мы были «белым» предприятием и готовы были платить». Бизнесмен закрыл столовую и перестал платить зарплату сотрудникам. Когда счет разблокировали, долги «Формики» были так велики, что оставалось только выставить компанию на продажу или ее закрыть.

«Сотни компаний были убиты в кризис именно с помощью 64-й статьи Налогового кодекса, — констатирует Хандриков. — Оказывается, ее наличие вовсе не означает возможности предоставления налоговой отсрочки, поскольку Минэкономики не наполнило эту статью механизмами реализации». По словам предпринимателя, это оказалось на руку налоговикам: многие пострадавшие предприниматели были вынуждены просто откупаться, давая огромные взятки.

Хандриков этого делать не стал: ему удалось продать «Формику». Покончив с бизнесом, он написал книгу об особенностях жизни предпринимателя в России и сейчас ищет издателя. Особых надежд на улучшение бизнес-климата в стране Илья не питает. «Если к власти придет нынешний премьер, большей части цивилизованных предпринимателей в стране делать будет нечего», — уверен бизнесмен. По его словам, бизнес, который стоит более $100 млн, в России всегда будет претендентом на захват, а отцом рейдерского процесса Хандриков называет Владимира Путина. Впрочем, особой разницы между обоими представителями правящего тандема он не видит: «Если мы хотим улучшения предпринимательского климата, нужен кто-то третий».

Кризис без конца

«Легче не стало, — констатирует Александр Малюгин, предприниматель из подмосковного Дмитрова. — Такое ощущение, что чиновники хотят брать, будто в последний раз». Два с половиной года назад The New Times писал об истории «Мануфактуры Малюгина»: вложившись в швейное производство накануне кризиса, бизнесмен попросил у Сбербанка, чьим прилежным заемщиком он был много лет, дополнительный кредит 3,5 млн рублей — в этом случае он смог бы покрыть все долги и сохранить производство. В ответ бизнесмен получил грубый отказ от главы местного отделения Сбербанка вкупе с повышением ставки по инвестиционному кредиту на 3,25% (см. The New Times № 13 от 6 апреля 2009 года).

36_GR_01.jpg
Нажмите, чтобы увеличить

«От Сбербанка отбились путем судебных разбирательств, — рассказал Малюгин The New Times. — Теперь держусь от него подальше. А выкупить наш долг мне помог местный предприниматель — есть еще нормальные люди». Производство Малюгин сохранил, но трудности только усугубились. «Страховые взносы отнимают все средства к развитию* * С 2011-го ставка взносов пенсионного и социального страхования выросла с 26% до 34%. , — жалуется он. — И это притом что продажи с начала года упали на 40%. Для меня и многих моих коллег по малому бизнесу кризис продолжается, более того, он только набирает обороты». На этом фоне мануфактуре Малюгина недавно отказали в отсрочке уплаты налогов (все та же 64-я статья Налогового кодекса). Вдобавок к этому налоговая служба изменила параметры добровольной уплаты налогов: теперь на нее дается не 3 месяца, а всего 10 дней. Это правило, по словам бизнесмена, ввели внутренним циркулярным письмом, о котором бизнес-сообщество даже не известили.

«На выборы нет никаких надежд, даже смешно об этом говорить, — замечает Александр. — Есть элита, которая ни к каким изменениям не готова, да ей они и не нужны. И есть все остальные, на которых этой элите плевать. Так что мои надежды связаны только с самим собой». Недавно Малюгин запустил линию по производству женского белья и надеется, что это верный шаг.

Только на себя полагается и предприниматель Игорь Храмов. В начале финансового кризиса, когда многие сворачивали свой бизнес, он его только разворачивал: создание и продвижение интернет-сайтов и в кризис оказалось делом прибыльным (см. The New Times № 6 от 16 февраля 2009 года). Однако спустя почти два года Игорь констатирует — выживать стало сложнее. «Круг заказчиков сокращается, — говорит Храмов. — Многие разоряются или снижают свои издержки до минимума». В пример он приводит двух своих клиентов: кафе на Клязьминском водохранилище, которое сейчас теряет помещение из-за рейдеров, и интернет-каталог женской одежды, который уже год обещает Храмову деньги, но вряд ли их найдет: конкуренция с крупными производителями для него оказалась непосильной.

«Как мы вошли в состояние кризиса в 2008-м, так по сей день в нем и живем, — констатирует предприниматель. — Никаких надежд на перемены в связи с выборами лично у меня нет». Именно поэтому бизнесмен по-прежнему ведет свое дело один и не торопится создавать серьезную компанию, хотя все возможности для этого есть. «И люди, и средства в наличии, — говорит Игорь, — но не рискую брать ответственность за средства и персонал, поскольку при нынешней власти не уверен в перспективе».

36_240_02.jpg
Илья Фастов: «Предпочитаю
дождаться итогов выборов»
Выжидательную позицию занял и Илья Фастов, генеральный директор ЗАО «Нанотехнологии и инновации» (см. The New Times № 31 от 27 сентября 2010 года). Его компания производит алюмосиликатные нанотрубки, которые могут применяться в самых разных отраслях — от химии до медицины, меняя свойства материала в заданном режиме. Формально у него все хорошо: за год, прошедший с момента публикации, компания Фастова расширила лабораторию, удвоила сеть научных консультантов и институтов-партнеров. «Теперь мы можем проводить исследования высочайшего уровня сложности», — говорит Илья. Но тут же меняет тон разговора: «На уровне государства остались непрозрачные механизмы проведения конкурсов, субъективность оценок экспертов и неразвитость внутреннего спроса на инновационную продукцию». Именно поэтому Фастов с коллегами решили отсрочить масштабный запуск производства: «Подождем, что будет после выборов, и откорректируем свою стратегию в соответствии с новыми политическими реалиями», — говорит инноватор.

Не говорить — делать

Алена Попова, автор десятка интернет-проектов и первого форума женских сетевых стартапов (см. The New Times № 16 от 16 мая 2011 года), за полгода, прошедшие после публикации, успела открыть Фонд социального предпринимательства, который будет заниматься микрофинансированием, и переформатировала Startup Women в «унисекс»-проект: так, по ее словам, был удачно найден симбиоз технологично мыслящих мужчин и креативных женщин. Как и других предпринимателей, Попову беспокоит увеличение социального налога («Более 512 тыс. рублей в год — это слишком»), решение отменить льготное налогообложение для IT-бизнеса («В этом случае предприниматели уйдут в «серые» схемы»). Однако она не ждет от власти адекватных шагов навстречу бизнесу. «Надо перестать говорить и начать делать», — комментирует Алена поведение первых лиц государства.

«Кто бы ни встал у руля страны, вряд ли что-то кардинально изменится», — уверен и Борис Акимов, основатель московского проекта «Лавка» (см. The New Times № 10 от 21 марта 2011 года). Решив связать фермеров и потребителей напрямую, Акимов добился большого успеха. Оказалось, в стране достаточно людей, готовых дорого платить за качественный продукт. C тех пор как The New Times написал о его проекте, Борис Акимов открыл «Лавку» в Санкт-Петербурге и теперь собирается запустить проект в Калининграде и Челябинске. Он принципиально не жалуется на власти, но любит повторять тезис: «Ждать помощи от государства бессмысленно, надо самим создавать параллельную реальность».

Свежий опрос Фонда «Общественное мнение», проведенный с 14 августа по 18 сентября 2011 года, свидетельствует: почти четверть российских предпринимателей не пошла бы на парламентские выборы совсем, случись они в ближайшее воскресенье, а еще 16% не определились с выбором. При этом партию власти поддерживает только треть всех бизнесменов. Не слишком радостны результаты соцопроса и для тандема: президенту Медведеву доверяют лишь 38% предпринимателей, премьеру Путину — 45%.

Опрос, проведенный The New Times среди своих героев, конечно, не столь репрезентативен, однако не менее показателен. Все семеро его участников — предприниматели, которые сделали себя сами, не «крышевались» и не пользовались административным ресурсом. Вот итог: из семи предпринимателей трое не видят перспектив для своего дела и активно критикуют Путина и Медведева (при этом один уехал из страны, еще один продал свой бизнес), двое недовольны властями, но заняли выжидательную позицию в отношении развития своего бизнеса, еще двое продолжают развивать свое дело, создавая «параллельную реальность» и не видя смысла ждать результатов выборов.





×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.