#Кризис

После коронавируса: к чему готовится власть и к чему она не готова

23.04.2020 | Федор Крашенинников

После завершения эпидемии полиции понадобятся развязанные руки и безнаказанность при подавлении акций протеста: именно ожиданиями бунтов вызваны срочно подготовленные поправки в закон о полиции, считает Федор Крашенинников

Фёдор Крашенинников.
22 апреля, в день несостоявшегося голосования по правкам к Конституции, что уже само по себе довольно символично, стало известно о других поправках — на сей раз к закону о полиции, подготовленных в недрах правительства Мишустина. Как оказалось, вовсе не только борьбой с эпидемией заняты в этом органе, но и подготовкой к тому, что будет потом. Судя по всему, готовится наша власть к весьма неприятному времени, когда полиции понадобятся развязанные руки и безнаказанность при подавлении акций протеста. В том, что они будут и их будет много, никто в Кремле, похоже, не сомневается.

Мир и Россия после эпидемии

Каким будет мир после эпидемии коронавируса? Об этом идут самые широкие дискуссии, и вариантов действительно множество. То, что жить как раньше уже не получится, все более-менее поняли, и осталось только наметить те пути, по которым всем нам придется идти вперед, чтоб в случае появления очередного вируса уже не было ни паники, ни хаоса. Очевидно, в случае очередной вирусной тревоги люди будут просто доставать из шкафов индивидуальные средства защиты, больницы переключатся в особый режим работы, вокруг очага заражения будут закрываться границы, туда перестанут летать самолеты и так далее. Со временем и это станет буднями, а экономика через несколько лет поднимется, и новые вирусы, если они уже будут, не смогут ее так нокаутировать. Во всяком случае, в нормальных странах, которые заботятся о своих гражданах и своей экономике.

Какой будет Россия после коронавируса? Ответить на этот вопрос гораздо сложнее, потому что к любым практическим выводам из эпидемии и борьбы с ней в России добавится поправка на сохранение власти, то есть те меры, которые существующая власть посчитает нужным предпринять, чтоб в будущем чувствовать себя еще увереннее в любой экстремальной ситуации. Потому что опции признать свою некомпетентность, свое непонимание того, что делать дальше и как жить в новых условиях, признать и уйти на покой ни Путин, ни его окружение принципиально не видят.

Нанести ущерб без ответственности

Судя по тому, чем российская власть озабочена в разгар эпидемии коронавируса в стране, несложно угадать ее реальные страхи и заботы.

Как мы видим, в будущем власть не ждет от граждан ничего хорошего, а совсем наоборот: она прямо полагает, что если и не все они, то какая-то их часть захочет ее свергнуть или хотя бы заставить что-то поменять.

Поэтому она даже не пытается сделать что-то, чтоб граждане были просто довольны и поддерживали ее, она хочет получить еще больше возможностей причинять гражданам России материальный и физический ущерб, не неся за это никакой ответственности — ни в процессе причинения ущерба, ни когда-либо потом.

После эпидемии коронавируса Россия будет очень бедной и очень злой страной. Масштаб экономических бедствий, которые нам предстоят, чудовищен и сокрушителен для остатков доверия между властью и народом

Именно к этому сводится практический смысл законопроекта о поправках в закон о полиции, который срочно внесен в Государственную Думу правительством и потому будет там скорее всего утвержден. Потому что самый важный пункт во всех поправках к закону о полиции — как раз тот, где написано, что полицейские освобождаются от любой ответственности за все то, что делают в процессе исполнения приказов начальства.

Нет времени на раскачку!

Как говорят знатоки, все эти идеи придуманы не вчера, просто наделять полицию новыми возможностями, расширяя рамки ее безответственности в обычное время было немного неловко — начался бы шум и крик, те самые протесты, которые пока еще нельзя разгонять совсем уж без оглядки на закон.

Но, видать, кто-то в Кремле решил, что дальше тянуть не стоит, что времени на раскачку больше нет — и дал отмашку.

Почему именно сейчас? Потому что после эпидемии коронавируса Россия будет очень бедной и очень злой страной. Масштаб экономических бедствий, которые нам предстоят, чудовищен и сокрушителен для остатков доверия между властью и народом — как все уже убедились, власть не хочет сколько-нибудь ощутимо помогать людям непосредственно, а может быть и действительно не может этого сделать.

Судя по тому, чем озаботилась власть, после окончания эпидемии нас ждет не стремительное возвращение к нормальной жизни, а попытки до последнего сохранять все возможные меры ограничения свободы граждан. Ну и постоянный и немотивированный террор со стороны власти — просто так, для профилактики, чтоб обнищавшие граждане не вздумали возмущаться и спрашивать у государства, не хочет ли оно как-то о них позаботится. Поэтому пока вирус еще не побежден и есть реальные поводы требовать от граждан сидеть дома, срочно принимаются репрессивные законы.

Право на расправу

Когда я прочитал про все эти новые полицейские возможности, щедро предлагаемые законопроектом, я вспомнил прошлое лето и дело дизайнера Константина Коновалова — это тот парень, которому сломали ногу потому только, что он совершал пробежку по центру Москвы в день, когда намечались акции протеста.

Ногу ему сломали как раз скучающие правоохранители, которых заранее стянули бить недовольных граждан. Потом он долго судился, но в итоге его еще и к штрафу приговорили, чтоб уж никаких сомнений не было, что полиция имеет право ломать ноги кому угодно и без каких-то поправок.

А какой простор для расправ с давно надоевшими властям людьми открывается! Можно делать с ними что угодно — вскрывать машины, вскрывать квартиры, ломать ноги и руки, а в конце-концов даже и свернуть шею!

Теперь же получается, что любой подобный инцидент больше не эксцесс, а вполне нормальное поведение, и даже пытаться качать права будет бесполезно: если полицейское начальство посчитало, что в какой-то день в каком-то городе может что-то произойти, и отправило на улицы полицию, она может с любым прохожим делать все что захочется и вовсе не переживать, что ее действия будут как-то оспорены и распоясавшиеся садисты получат хотя бы символическое наказание. Все, никаких наказаний больше не будет даже в теории — в некоторые дни из дома лучше будет вообще не выходить, потому что избиения по поводу и без станут нормой.

А какой простор для расправ с давно надоевшими властям людьми открывается! Можно делать с ними что угодно — вскрывать машины, вскрывать квартиры, ломать ноги и руки, а в конце-концов даже и свернуть шею!

И ничего исполнителям за это не будет: скажут, что они, мол, готовились подавлять экстремистскую акцию, а тут этот гражданин из подъезда с мусором выходил, так что пришлось проломить ему голову. А что такого? Кто недоволен, пусть сам приготовится к подобному обращению.

Время покажет

Наивно полагать, что все это касается только некоторых людей в центре Москвы. Кто из нас точно знает, в какие дни полиция будет собираться что-то конкретное или абстрактное подавлять? Любой выход из дома может оказаться последним, даже когда про карантин и коронавирус все уже забудут: пошел погулять, а там скучающая толпа полицейских, которым сказали бдить и которые знают, что им вообще ничего не будет ни за какие поступки — в рамках предоставленных им прав, конечно же.

Спешно принимаемые законы никто и ничто не помешает потом так же спешно отменить. И не просто отменить, а, например, признать преступными — вместе с теми, кто их писал, утверждал и исполнял

А права им предоставлены такие: всех подряд останавливать, обыскивать и бить в морду — почему нет, очень перспективная концепция для нищей и злой страны. Чтоб люди сидели дома и боялись лишний раз из дома выйти, а не то что чего-то у власти потребовать, даже если уже действительно невмоготу и кушать очень хочется. Лучше быть голодным, но относительно здоровым и дома, чем покалеченным и в кутузке, выбор очевиден.

Вот такой вот образ будущего видится из нашего болезненного настоящего.

Одно только надо помнить всем тем, кто придумывает такие законы, принимает и исполняет их: спешно принимаемые законы никто и ничто не помешает потом так же спешно отменить. И не просто отменить, а, например, признать преступными — вместе с теми, кто их писал, утверждал и исполнял.

Время придет — и будут другие законы. Жизнь уже показала, как легко она ломает все планы — не только хорошие, но и плохие, не только наши, но и кремлевские тоже. После того как не вышло довести до ума стремительную правку Конституции, и даже такое незыблемое мероприятие, как парад на день Победы, пришлось отменить — откуда в Кремле эта вера, что у них вообще что-то еще получится? И откуда уверенность, что все это кончится для них хорошо? Впрочем, судя по приготовлениям, даже и ее уже нет.

Фото: pbs.twimg.com/ridus.ru


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.