#Политика

«Яблоко»: лицензия на прозябание

17.12.2019 | Федор Крашенинников

Лидером старейшей демократической партии стал малоизвестный Николай Рыбаков. Кремль настаивает: оппозицию должны символизировать отталкивающие или незнакомые лица. Все это ведет к дальнейшей ее маргинализации, отмечает политолог Федор Крашенинников

Фёдор Крашенинников.
На своем XXI съезде партия «Яблоко» избрала себе нового лидера — 40-летнего Николая Рыбакова, мало кому и чем известного за пределами партийного актива. В прошлый раз, когда «яблочники» выбрали своим лидером столь же малоизвестную Эмилию Слабунову, такой странный подход еще можно было объяснить экспериментами и поиском новых решений, но второй раз наступить на эти грабли можно было только сознательно желая получить тот же самый результат — дальнейшую маргинализацию партии, хотя куда уж дальше.

Нездоровье партии

Казалось бы, насчет маргинализации можно поспорить — ведь у «Яблока» есть депутаты и фракции, и все не так плохо. Но правда состоит в том, что все свои электоральные успехи «Яблоко» одержало не благодаря, а вопреки усилиям своего руководства, а самая большая за всю историю фракция партии в Мосгордуме сформирована главным образом из-за «умного голосования» и личных усилий кандидатов. На местах ситуация та же самая: например, в Екатеринбурге, где есть и депутаты-«яблочники», и какой-никакой протестный актив, в этом ноябре лидером отделения избрали некоего Сергея Хоренженко, говорить о какой-либо известности и тем более популярности которого среди избирателей не приходится вовсе. Но с учетом смены Слабуновой на Рыбакова у руля партии — так ли это странно?

Власть не дает «младшим партнерам» хотя бы сохранить лицо. Вот этого как раз и не надо, лицо у системной оппозиционной партии должно быть максимально отталкивающим и не вызывающим доверия, а лучше — и просто незнакомым

Систематический отказ выдвигать на выборах или даже в качестве лидеров сильных политиков — вернейший знак внутреннего нездоровья партии. Если партия хочет бороться за власть или хотя бы усилить свое влияние в оппозиции, нет никаких оснований не выдвинуть в лидеры самую сильную из имеющихся в распоряжении фигур. Тем более на старте важнейшего для страны федерального электорального цикла 2021–2024 годов.

Впрочем, это правило работает в странах с работающей демократией. В путинской России схема работает иначе. Главным делом для системной оппозиционной партии является не борьба за власть и не борьба с властью, а самосохранение внутри все более жестокой политической системы. Власть, которая может ликвидировать любую организацию легким движением пальца, даже не пытается проявлять мягкость или входить в положение своих младших и совсем не обязательных партнеров, оставляя им возможности хотя бы сохранить лицо. Вот этого как раз и не надо, лицо у системной оппозиционной партии должно быть максимально отталкивающим и не вызывающим доверия, а лучше — и просто незнакомым.

Системная оппозиция

Партия «Яблоко» будто специально оставлена в назидание всем тем, кто еще верит, что можно быть и системным, и оппозиционным — оставлена, чтоб доказать невозможность такого явления в современной России.

Необходимость быть системной выдавливает оппозиционное содержание в какой-то полупорицаемый партийным начальством местечковый активизм, оставляя федеральное руководство в руках тусклых вождей и беспринципных партаппаратчиков, весь талант которых сводится к тому, чтоб не раздражать надзирающих кремлевских клерков.

Ведь что такое оппозиция? Оппозиция — это вовсе не те, кто время от времени критикуют власть за то или за другое, претендуя лишь на сохранение за собой этого права. Оппозиция — это те, кто властью не является, но хотят ею быть, хотят победить и воплотить в жизнь свои идеи и программы. То есть каждый раз, когда власть совершает какую-то ошибку, оппозиция должна со всей энергией пытаться использовать ее в свою пользу.

Партия «Яблоко» будто специально оставлена в назидание всем тем, кто еще верит, что можно быть и системным, и оппозиционным — оставлена, чтоб доказать невозможность такого явления в современной России

Теперь давайте посмотрим на партию «Яблоко». Неужели люди формата Эмилии Слабуновой или Николая Рыбакова похожи на тех, кто при первой же возможности вырвет власть из рук «Единой России», сделает «Яблоко» если не правящей партией, то хотя бы системообразующей организацией для всей оппозиции? Не похожи, и даже вопрос так ставить смешно. Хуже того, и сам Григорий Явлинский довольно давно отказался от какой-либо серьёзной борьбы за власть, тщательно оберегая лишь свое почетное право критиковать нынешнюю власть без особых для себя последствий. Причем не только власть, но и оппозицию — на правах патриарха российской политики.

В итоге «Яблоко» в своем нынешнем виде не столько мешает «Единой России», сколько остается эффективным механизмом для контроля над частью оппозиционно настроенного электората, и в этом, как кажется, и состоит ее роль в системе. То же самое, но на другом уровне и на «левом» фланге, делает КПРФ: на фоне нарастающих социальных проблем и ухудшающегося материального положения населения настоящая «левая» партия уже бы поставила страну на дыбы — но, к счастью для Кремля, никакой «левой» партии в России нет, а есть бесконечно бубнящий о Ленине, Сталине и СССР дедушка Зюганов, который делает все, чтоб вокруг КПРФ даже случайно не объединились все недовольные.

Цена лицензии

Главная ценность любой зарегистрированной политической партии в России — это возможность участвовать в выборах и вообще вести легальное существование: собирать деньги спонсоров, платить зарплату сотрудникам, арендовать помещения и так далее.

При этом структуры того же Алексея Навального, которому ни раз не позволили зарегистрировать партию, вопреки колоссальному давлению со стороны власти все-таки создали всероссийскую сетку сторонников и штабов и вполне ощутимо влияют на политическую ситуацию. Это заставляет задуматься, а так ли важна для реальной политической борьбы выданная Минюстом лицензия?

Как выглядит на фоне структур Навального «Яблоко», у которого вроде бы есть все возможности делать тоже самое вполне легально? Выглядит весьма тускло. Где-то работают штабы, где-то есть яркие лидеры, но это все-таки исключение, потому что в большинстве российских регионов партия «Яблоко» неотличима от множества партий богдановско-путинского призыва, которые на бумаге существуют, а на самом деле никого не найти — разве что во время выборов. И то не факт, что во время выборов то же «Яблоко» не сыграет на стороне местной власти — ведь и такое бывало, и много раз.

По сути, к системной оппозиционной партии власть выдвигает два требования, выполняя которые она может сохранить свою лицензию на продолжение работы: согласовывать все свои действия и ни в коем случае не становиться платформой для проникновения в политику тех персон, которых там не хочет видеть Кремль — речь прежде всего идет об Алексее Навальном и его сторонниках и активистах.

В практическом смысле согласие жить по таким правилам превращает любую партию в рядового провластного спойлера, задача которого — помочь власти создать видимость работающей многопартийности

В практическом смысле согласие жить по таким правилам превращает любую партию в рядового провластного спойлера, задача которого — помочь власти создать видимость работающей многопартийности на действительно важных для нее федеральных выборах и в очередной раз заклеймить и уязвить внесистемную оппозицию: мол, что же вы протестуете и негодуете, что на выборах не допускают оппозицию — как же не допускают? Вот же «Яблоко» допустили! И тут лидер «Яблока» должен солидно кивнуть головой: мол, да, мы и есть оппозиция, а на улицах протестуют какие-то хулиганы, которые сами еще хуже Путина.

Участь системной оппозиции при Путине жалка, и с каждым годом это все очевиднее. На фоне всего происходящего в стране ценность пресловутой лицензии на участие в федеральных выборах кажется сильно преувеличенной: зачем соглашаться участвовать в выборах, заранее согласившись ничего не получить? Является ли сохранение лицензии любой ценой убедительным оправданием для бесконечного соглашательства с Кремлем? Может быть, было бы гораздо ценнее один раз хорошенько взбрыкнуть и сделать все не так, как просили кураторы — выдвинуть список кандидатов, заведомо неприемлемый для Кремля, или хотя бы избрать лидером партии Льва Шлосберга, а не того, кого согласовали? Ну накинулся бы Минюст на «Яблоко», ну запретили бы одну из старейших партий России со скандалом и позором — может, это бы как раз и вдохнуло бы в нее новую жизнь и придало всей истории «Яблока» смысл и логику: боролись до последнего, пали в бою за демократию смертью храбрых!

Но нет, конечно же такого не будет. Под руководством Николая Рыбакова партия «Яблоко» и дальше будет хранить свою лицензию на законное прозябание и оправдывать ею все что угодно: не сделали то, не сделали это, не выдвинули одного, не поддержали вторую, но зато мы можем участвовать в выборах!

Фото: yabloko.ru


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.