#Россия и мир

Баттл памятников

02.12.2019 | Андрей Колесников

Власовцы принимали участие в освобождении Праги. Реальная история, полагает Андрей Колесников, сложнее представлений о ней российского МИДа, ведущего неравный бой со скромным главой муниципального совета одного из районов Праги

Андрей Колесников.
Глава муниципального совета района Прага-Ржепорые Павел Новотны, человек жовиальный и эксцентричный, направил, надо сказать, несколько бессвязное письмо Владимиру Путину и выступил с инициативой установки памятника (или мемориальной доски) власовцам на территории вверенной ему административной единицы. Бойцы коллаборационистской Русской освободительной армии участвовали в Пражском восстании и действительно решающим образом повлияли на освобождение Праги, в то время как войска маршала Конева ожидали, чем закончится дело. И только тогда, когда дело действительно закончилось, вошли в город. 187 власовцев, точнее, бойцов дивизии Сергея Буняченко, похоронены в братской могиле в Праге.

Инициатива Новотного прошла бы незамеченной, если бы российское посольство в Чехии не сделало из этого казуса скандал, а МИД РФ не заявил бы о новом акте «переписывания истории».

Наследники Сталина

Общеизвестную историю нелегко переписать, примерно так же трудно, как отмыть памятник маршалу Коневу от краски, которой пражане регулярно поливают монумент. Они не считают советского военачальника, особо отличившегося, кстати, в 1956 году при подавлении венгерской смуты, освободителем их города. Благодаря российской дипломатии Павел Новотны приобрел всемирную известность, и его основным занятием стала раздача интервью. Как заметил кто-то из пользователей сети, это и есть уровень российского МИДа — ругаться с главой чешского «сельсовета».

Чехия, кажется, приобретает статус элемента российской оси зла, где уже значатся все страны Балтии, Грузия, Украина, США, Польша. 12 ноября чешская НКО «Человек в беде», осуществляющая гуманитарные проекты в более чем в 30 странах, была признана в России нежелательной организацией, что лишний раз напрягло отношения РФ и ЕС. Вполне очевидно, что в терминах сигнальной российской системы это внятный месседж об ухудшении отношений между странами.

В те дни, когда разворачивался скандал с потенциальным памятником власовцам, министр сельского хозяйства Чехии, находившийся с визитом в России, без объяснения причин не получал в течение суток спецборт Москва-Казань и был вынужден отбыть на родину. Это можно было бы тоже счесть еще одним сигналом.

Российские власти уже открыто демонстрируют, что они являются наследниками по прямой советской власти в целом, и сталинской власти, в частности. Например, яростно на официальном уровне защищают секретный протокол к пакту Молотова-Риббентропа

Странно, что российские власти не придумали чего-либо в жанре бомбежки Воронежа, например, запрета на авиасообщение Москва—Прага. Хотя, возможно, все еще впереди. Притом что в демократических государствах, чего органически не могут понять российские власти, государственный официоз едва ли может в принципе указывать частному лицу и главе муниципального совета, как ему следует себя вести в быту и с какими инициативами выступать.

Российские власти уже открыто демонстрируют, что они являются наследниками по прямой советской власти в целом, и сталинской власти, в частности. Например, яростно на официальном уровне защищают секретный протокол к пакту Молотова-Риббентропа. И в результате путают ЧССР с независимой Чехией, государством-членом всех европейских и евроатлантических структур.

Зона невлияния

Чешская республика более не зона влияния империи. Сама империя существует исключительно в воображении российского политического истеблишмента, а путинская Россия исполняет роль не глобального игрока, а международного токсичного спойлера. Именно спойлерство — единственное свойство СССР, которое перешло по наследству путинской России.

Игры же с Чехией вообще бессмысленны, потому что история республики не способствует благостному восприятию регенерации имперских настроений путинского политического класса. Коммунистический переворот 1948 года, загадочная смерть министра иностранных дел Яна Масарика как символ гэбэшного характера приходящей власти, вторжение августа 1968 года — все это часть национальной истории Чехии, а противостояние Советам и их нынешним добровольным наследникам — элемент национальной идентичности.

Чешская республика более не зона влияния империи. Сама империя существует исключительно в воображении российского политического истеблишмента, а путинская Россия исполняет роль не глобального игрока, а международного токсичного спойлера

Тот же многострадальный памятник Коневу был установлен в 1980-м году как мстительное напоминание чехам спустя 12 лет после 1968-го, кто хозяин в их формально независимой республике в рамках нескольких «веселых бараков социалистического лагеря». И чем больше путинская Россия напоминает в своем поведении испорченный СССР, тем меньше шансов у памятника Коневу не быть облитым краской. В глазах чехов фигура маршала с цветами в руках — это не память о советском военачальнике, который если и не освободил Прагу, то все-таки освобождал часть Чехословакии. Это мемориализация советско-российского вмешательства — от 1948-го до наших дней.

Павел Новотный не переписывал историю. Власовцы действительно освобождали Прагу. Скорее всего, их мотив был вполне шкурный — показать западным союзникам, что они храбро сражаются против гитлеровцев, своих прежних хозяев, и готовы воспринять новую реальность. Лишь бы не попасть в руки Советов. Среди них были те, кто участвовал в подавлении Варшавского восстания. Идеализировать их нельзя и не нужно.

Однако исторический факт остается фактом: Сергей Буняченко повернул штыки своих солдат против нацистов, причем против воли Андрея Власова. Сам Буняченко был весьма специфической фигурой: талантливый советский военачальник, попавший в сложные ситуации, из-за чего ему грозил арест, а может и расстрел, счел для себя допустимым, попав в плен, совершить предательство. Есть свидетельства, что он люто ненавидел немцев, но тем не менее служил им. То, что он сделал в Праге, диктовалось множественными причинами, включая эту органическую ненависть к немцам и стремление спастись в самом конце войны от безусловно справедливого возмездия соотечественников. Ничего, кроме расстрела, победившая армия предложить ему не могла.

Но — еще раз: он участвовал в Пражском восстании и, судя по всему, многие пражане ему благодарны. Включая скромного главу муниципального совета Новотного. Это — история. Реальная, а не мифологизированная история сложна и не поддается упрощениям, сводящим ее к ритуалам, идеологии, пропаганде. Для кого-то герои войны — упыри из СМЕРШа и НКВД, а для других — освободители Праги из числа русских коллаборационистов. Можно было лишить степени доктора исторических наук Кирилла Александрова, написавшего диссертацию о власовцах (диссертацию настоящую, а не списанную, как это принято в российском «научном» сообществе), но невозможно лишить поста главу муниципального совета Прага-Ржепорые.

Он живет в другой стране. Его личная история и история его страны находятся вне зоны влияния российского агитпропа и иностранного МИДа.

Фото: pbs.twimg.com


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.