#Общество

«Дмитриев для них все опаснее и опаснее»

30.05.2019 | Леонид Пастернак

Лия Ахеджакова, Людмила Улицкая, Юлий Ким и Андрей Макаревич пришли в Сахаровский центр, чтобы выступить на вечере в поддержку подсудимого главы карельского отделения «Мемориала» Юрия Дмитриева. На вечере побывал корреспондент NT

5678460.jpg

Встреча в Сахаровском центре

В среду вечером в Сахаровском центре собрались многие известные деятели культуры, искусства, правозащитники, общественники и просто неравнодушные к судьбе Юрия Дмитриева люди. Работники центра на входе тщательно проверяли журналистские удостоверения. «Мы обычно так не делаем. Не в наших это традициях… Но сейчас, сами видите, в какое время живём. Провокаторов стало очень много», — объясняет один из проверяющих.

И действительно, метрах в тридцати от входа в эту же минуту некая активистка разворачивает плакат с надписью: «Педофилам — смертную казнь».

Лия Ахеджакова с искренним возмущением высказывает журналистам своё негодование по поводу таких провокаций: «Вот там стоят они… Это низость и подлость!

5678465.jpg

В 19:00 начинают пускать в помещение. Большой, просторный зал Центра фотографий, с проектором и небольшим фуршетом, организованным для сбора средств в поддержку Дмитриева. Цены символические. С каждой минутой в зале становится всё больше людей. Приехали Ирина Прохорова, Александр Архангельский, Юлий Ким. Модераторы мероприятия просят погасить свет.

На большом белом экране появляются видеообращения простых людей из разных стран мира, родственники которых были репрессированы в Карелии во времена «Большого террора». Все они бесконечно благодарны Юрию Дмитриеву за то, что он «убрал состояние неопределённости», вернул светлые имена их семьям благодаря своим исследованиям на местах расстрелов. Он вернул правду. Все видеообращения объединены под лозунгом «Сплочение против зла и клеветы!»

5678461.jpg

Александр Архангельский

Слово предоставляют правозащитнику, участнику «Демонстрации семерых» на Красной площади 1968 года Павлу Литвинову. Он уверен: освобождение Юрия Дмитриева – это, без сомнений, «общий долг».

5678462.jpg

Правозащитник Павел Литвинов

Затем выступает Даниил Клодт — внук Дмитриева. Он показывает собственный нарисованный мультфильм, который Даниил посвятил своему дедушке. В нём рассказывается об отношениях внука и дедушки, об арестах Дмитриева, об оправдании и последующем очередном аресте. «Спасибо, что вы поддерживаете моего дедушку!» — обращается Даниил к собравшимся.

«Кто лежит там в Сандармохе?! Это те, кто «поджигал Кремль», «американские и французские шпионы» и, в общем, «враги народа», какими сейчас и нас называют. Вот те, кто в этом зале, это мы все враги народа. И мне приятно, что я нахожусь среди таких же, как и я», — говорит Ахеджакова

Адвокат Дмитриева Виктор Ануфриев также даёт небольшой комментарий о ходе дела против историка. Безусловно, каждый понимает всю абсурдность обвинений. Но если первое обвинение, в 2016 году, могло обернуться 15 годами лишения свободы, то сейчас наказание стало куда более суровым — до 20 лет. «То есть Дмитриев для них становится всё опаснее и опаснее!» — подводит итог Ануфриев.

СПРАВКА

С 2016 года Дмитриев находится под следствием. Основателю мемориальных комплексов «Сандармох» и «Красный бор» были предъявлены обвинения в изготовлении детской порнографии, а также развратных действиях сексуального характера в отношении одиннадцатилетней приёмной дочери. В апреле 2018 года Петрозаводский городской суд в отношении Дмитриева решил: отсутствовал состав преступления. Но ровно через три месяца историка-поисковика вновь задержали. Теперь Дмитриеву вменяется еще более опасное деяние: насильственные действия сексуального характера в отношении лица, не достигшего четырнадцатилетнего возраста. Согласно версии следствия, Юрий Дмитриев с 2012 по 2016 год совершал насилие в отношении своей несовершеннолетней приёмной дочери.

Несмотря на то, что в помещении душно, людей здесь становится все больше. Духота ощущается уже не только физически, но и морально: смысл многих высказываний на вечере в том, что живущим по правде в России все труднее дышать и выполнять свой долг.

Модераторы предоставляют слово писательнице Людмиле Улицкой. Зал буквально взрывается аплодисментами. «Я всей душой просто мечтаю о дне, когда его [Дмитриева] отпустят», — тихим голосом говорит в микрофон Улицкая. Она зачитывает свое еще не публиковавшееся стихотворение «Памяти деда».

«Если мы боимся не разрушить, а просто нарушить «священную память» об организации НКВД, то этого достаточно, чтобы борьба была бы уже не на жизнь, а на смерть», — говорит Александр Архангельский

Слово берет Лия Ахеджакова, и она, как всегда, довольно резка в высказываниях: «Я хочу сказать только одну вещь. Кто лежит там в Сандармохе?! Это те, кто «поджигал Кремль», «американские и французские шпионы» и, в общем, «враги народа», какими сейчас и нас называют. Вот те, кто в этом зале, это мы все враги народа. И мне приятно, что я нахожусь среди таких же, как и я. Но что удивительно! Как силовики преуспели. Теперь нет «поджигателей Кремля», шпионов… Теперь совершенно другие уголовные дела: Оюб Титиев — «наркоман», а Юрий Алексеевич [Дмитриев] такой уголовник, которого и придумать-то страшно. Посмотрите, как умнее и тоньше работают сегодняшние силовики. И наша с вами задача найти способ этому противостоять».

«Если мы боимся не разрушить, а просто нарушить «священную память» об организации НКВД, то этого достаточно, чтобы борьба была бы уже не на жизнь, а на смерть», — вторит ей Александр Архангельский.

На сцену выходят люди с гитарами. Выступают Андрей Макаревич, Юлий Ким, Иван Жук, Анна Хвостенко. Актёр Антон Кукушкин зачитывает стихотворение Бродского «Портрет трагедии», написанное в 1991 году. «Бродский предвидел всё уже тогда», — говорит Кукушкин.

5678464.jpg

Дочь Юрия Дмитриева Екатерина Клодт

Завершает программу выступление дочери Юрия Дмитриева Екатерины Клодт. Она зачитывает вслух письмо отца из СИЗО. Дмитриев не теряет оптимизма и старается верить в лучшее. Екатерина говорит, что она должна быть сильной. Она никогда не плачет на свиданиях с отцом. Иначе нельзя. Отцу ещё труднее, но даже он находит в себе силы улыбаться. Значит, и она должна держаться и верить. Верить в то, что когда-нибудь всё это кончится, и семья Дмитриевых вновь заживёт так, как жила до 2017 года. Она просит писать отцу письма и отправлять фотографии. Любые. Видео смотреть ему не разрешают, а фотографии из писем передают. Дмитриев очень радуется каждому письму. Для него это сейчас важно, это необходимо. Сейчас семье Екатерины остаётся жить лишь с надеждой и не опускать руки. И правда всё же должна когда-нибудь восторжествовать, уверена дочь подследственного историка.

Интервью Юрия Дмитриева NT читайте здесь.


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.