#Проблема 2024

Третий заход Путина

23.01.2019 | Александр Морозов, политолог

Как Путин собирается удерживать власть после 2024 года? По мнению политолога и колумниста NT Александра Морозова, он может сделать паузу, чтобы в 78 лет начать новый цикл «двух сроков подряд»

Александр Морозов.
Фото: facebook.com
«Проблема 2024» пока не имеет значения для населения. Путин еще не является «хромой уткой». Для обычных граждан этот вопрос будет важен не ранее весны 2023 года. Эта проблема сейчас не важна и для учета экономических рисков. Она не имеет большого значения даже для оппозиции. Поскольку из трех сценариев — Путин уходит, передавая власть преемнику, Путин не уходит, Путин внезапно умирает — для оппозиции имеет значение только третий. Лишь при последнем, драматическом, сценарии возникает реальная проблема «90 дней». По Конституции президентские выборы должны быть проведены через три месяца — возникает сложный политический лаг, к которому надо быть готовым. Впрочем, всем политическим силам к этому надо быть готовыми, поскольку в этот короткий срок, возможно, будет решаться судьба следующих 20-30 лет.

Для кого это проблема?

«Проблема 2024» оказалась вброшенной в экспертное обсуждение достаточно случайно — в октябре 2018 года председатель Конституционного суда Валерий Зорькин опубликовал программную статью к 25-летию Конституции РФ, которую многие ошибочно восприняли как заявление о необходимости начать новый конституционный процесс. Кремль сразу же опроверг наличие таких планов.

Для кого вообще сейчас имеет значение «проблема 2024»? Исключительно для специалистов, для профессиональных политологов — как в России, так и за рубежом. Для тех, кто академически изучает «транзиты власти». А также для внешнеполитических экспертов, которые формируют для своих правительств «длинные стратегии», то есть описывают сценарии действий, учитывающих события далекого горизонта. Поскольку для национальных правительств важно понимать, с чем они будут иметь дело в той или иной стране через 10 или 20 лет.

Останется ли Путин, изменив Конституцию, оставит ли он пост преемнику, а сам на одну каденцию возглавит Совет Безопасности или правительство, вся конструкция созданного им корпоративного государства сохранится в течение длительного времени
Если смотреть глазами американского или европейского эксперта, то истечение в 2024 году второго «два раза подряд» у Путина ставит вопрос не о том, как конкретно он будет преодолевать возникшую проблему, а о том, сформировал ли он окончательную конструкцию «власть—общество», включая весь институциональный дизайн. Приняла ли система окончательную форму, при которой переход власти не породит проблему «ядерной кнопки», то есть хаоса и дестабилизации, при которой военная мощь РФ окажется в руках «неизвестно кого».

На последний вопрос ответ понятен: на данный момент нет никаких оснований больше беспокоиться о судьбе ядерной кнопки при следующем президенте, чем при самом Путине, с его агрессивной и непредсказуемой внешней политикой и риторикой.

В целом же очевидно следующее: останется ли Путин, изменив Конституцию, оставит ли он пост преемнику, а сам на одну каденцию возглавит Совет Безопасности или правительство, вся конструкция созданного им корпоративного государства сохранится в течение длительного времени, конец которого невозможно прогнозировать.

Это должен быть высший чиновник с опытом руководства крупным регионом или крупной корпорацией, способный быть Верховным главнокомандующим, то есть желательно служивший и имеющий офицерское звание, хорошо представляющий себе мировую экономику и специфику российского бюджета

Вопрос преемника

Кому будет передавать президентство Путин, если примет решение уйти на один срок и вернуться в 2030 году, когда ему будет 78 лет? Список этих людей хорошо известен, никаких внезапных, абсолютно новых фигур не может появиться за 5 лет. Поскольку требования к подобной фигуре таковы: это должен быть высший чиновник с опытом руководства крупным регионом или крупной корпорацией, способный быть Верховным главнокомандующим, то есть желательно служивший и имеющий офицерское звание, хорошо представляющий себе мировую экономику и специфику российского бюджета. А также обладающий личными качествами, исключающими хаотическую конфликтность и предполагающую высокую работоспособность — в течение 12–14 часов в сутки.

Из ветеранов политической сцены это могут быть Чемезов, Кудрин, Кириенко, Козак, Медведев, Собянин. Это может быть и один из молодых губернаторов или «технократов» из правительства — список этих людей из кадрового резерва, хорошо продвигающихся во властной иерархии, также известен. Но сейчас бесполезно прогнозировать их будущее, поскольку Путин не оказывает никакого явного предпочтения кому-то из молодых назначенцев.

«Проблема 2024» отступает на второй план по сравнению с более важной: готов ли большой государственный аппарат и вся система госкорпораций участвовать в длинной войне на истощение, выполняя свои функции в условиях долгого чрезвычайного положения?

Внешние факторы

Так называемые «геополитические риски» столь высоки в результате путинского поворота, совершенного в 2014 году, что невозможно прогнозировать влияние внешних факторов на «проблему 2024». К тому времени можно представить себе и переход правления в режим чрезвычайного положения, и тяжелый экономический коллапс, и — наоборот — укрепление статуса не только путинского, но и других длинных «персоналистских режимов» на фоне глобальных изменений режимов власти.

Если Кремлю удастся понизить уровень конфликтности в ближайшие 3–5 лет, то есть рутинизировать санкции, перестать быть «вторым Ираном» и вернуться к «казахстанской модели», то «проблемы 2024», на мой взгляд, вообще не существует.

А если продолжится политика эскалации, которую вел Путин в 2014–2018 годах, то «проблема 2024» отступает на второй план по сравнению с более важной проблемой. А именно: готов ли большой государственный аппарат и вся система госкорпораций участвовать в длинной войне на истощение, выполняя свои функции в условиях долгого чрезвычайного положения? Иначе говоря, набрал ли весь этот 20-миллионный в целом контингент достаточную устойчивость и инерцию для того, чтобы двигаться сквозь большую турбулентность.

Так или иначе, публичные выступления Путина ясно показывают, что он собирается реализовывать свою программу «перепозиционирования России» в горизонте ближайших 20 лет. Возраст позволяет ему рассчитывать примерно на такие сроки. Даже вернувшись в 2030 году на новые «два срока подряд» 78-летним, он вполне может рассчитывать на целую каденцию.

От редакции: Это четвертый текст в рамках дискуссии NT о проблеме-2024, которая возникает с истечением полномочий Владимира Путина: как покинуть Кремль не покидая его. Авторами предыдущих прогнозов были колумнист NT, руководитель программ Московского центра Карнеги Андрей Колесников: «Система Путина. Возраст дожития», политолог Федор Крашенинников: «Планы Путина? Не смотрите на календарь» и профессор Европейского университета в Санкт-Петербурге и университета Хельсинки Владимир Гельман: «В поисках пожизненной власти».

Мы приглашаем политологов и экспертов присоединиться к нашей дискуссии. 

Пишите: info@newtimes.ru  ,  укажите Проблема 2024 — в предмете письма.


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.