Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Саммит

#Трамп

Невстреча в Дананге

13.11.2017 | Борис Юнанов, Владимир Абаринов — специально для The New Times, Вашингтон

Почему у Владимира Путина и Дональда Трампа на саммите АТЭС не нашлось времени для разговора с глазу на глаз и что они оба увезли из Вьетнама

857469-9.jpg

Фото: kremlin.ru

На следующий день после финиша саммита в Дананге американский политолог российского происхождения Николай Злобин заявил в эфире у Владимира Соловьева на «России-1», что Путин поехал во Вьетнам только ради переговоров с Трампом, инициатором которых был Кремль.

Каким бы информированным человеком не слыл Злобин, в том, что Трамп был единственным интересом Путина в Дананге, приходится усомниться.

Во-первых, официальное согласие приехать на саммит АТЭС Путин дал лично президенту Вьетнама Чан Дай Куангу еще в июне этого года, то есть не только задолго до того, как Трамп впервые проронил слово о желательности второй встречи с Путиным, но даже еще и до их первой встречи в Гамбурге 7 июля 2017 года.

А сразу после путинского «да» кремлевская пресс-служба не поленилась и выпустила обстоятельный пресс-релиз, из которого прямо следовало, что Вьетнам сегодняшний и Вьетнам эпохи Хо Ши Мина — это, как говорится, две большие разницы: переход на капиталистические рельсы здесь, как и в Китае, произошел без официальной смены идеологии, хотя поезд вьетнамской экономики катится по этим рельсам все же медленней китайской. Тем нем менее: российские инвестиции во Вьетнаме составляют сегодня $2 млрд, вьетнамские в России — $2,5 млрд. Общий объем совместных инвестпрограмм едва не дотягивает до $10 млрд. Наконец, Вьетнам с его континентальным шельфом — это вожделенная приманка для «Роснефти», которая вроде бы уже начала его осваивать, последние несогласованные вопросы по этому поводу в Дананг вместе в Путиным приехал утрясать глава нефтяной компании Игорь Сечин. Большие виды на вьетнамский шельф и у «Газпрома». Вьетнам же еще в апреле 2017 года проявил интерес к покупке российских гражданских вертолетов «Ансат» и Ми-17В-5, представители Минобороны Вьетнама посетили даже Казанский вертолетный завод, хотя сам по себе контракт, по информации источников NT, не обсуждался.

857469-8.jpg

Наконец, медленно, но верно набирающий силу Вьетнам в прошлом году вступил в Соглашение о свободной торговле с Евразийским экономическим союзом. Москва, оказавшаяся в изоляции из-за западных санкций, просто не может сейчас позволить себе пренебрегать такими экономическими партнерами.

Во-вторых, сама тема возможной встречи Путин–Трамп возникла лишь в начале ноября, причем возникла как бы случайно, президент США завел об этом речь в интервью телеканалу Fox News 3 ноября. Трамп не исключил, что может встретиться с Путиным во Вьетнаме на полях саммита АТЭС, и эта встреча, по его словам, могла бы сыграть большую роль. «Путин очень важен, потому что они (русские. — NT) могут помочь нам с Северной Кореей. Они могут помочь нам с Сирией. Нам надо поговорить об Украине», — сказал Трамп в интервью. Однако он ни единым словом не обмолвился про возможный формат такой встречи. Как не обмолвился и сутки спустя, когда разговаривал с журналистами в своем самолете уже на пути в Японию, — сказал только, что «надеется на встречу» с Путиным во время саммита во Вьетнаме и что такая встреча «ожидается».

Тем не менее совершенно очевидно, что Москва всерьез надеялась на полноформатную встречу Путин–Трамп, и то, что случилось в Дананге, не вписывалось в ее сценарий. Иными словами, что-то случилось.

Игра в кошки-мышки

«С точки зрения протокола, тут очевидно то, что Трамп импровизировал на ходу, реальной подготовки к переговорам не было. А вот с точки зрения дипломатии — тут очевидно другое: в Москве вполне могли воспринять эти президентские ремарки как приглашение к переговорам», — поясняет в разговоре с NT на условиях анонимности российский дипломат из числа ветеранов дипслужбы, за плечами которого большой опыт в подготовке встреч на высшем уровне. По его словам, реальные договоренности о двусторонних встречах в рамках больших международных форумов тут же подтверждаются двумя сторонами. «Договорились, например, Путин и Си Цзиньпин отдельно встретиться в Дананге — об этот тут же было сообщено и в Москве, и в Пекине — еще в конце октября, — заметил собеседник журнала. — А потом 10 дней шла подготовка к встрече по линии протокола». С американцами же, по его словам, «какая-то игра в кошки-мышки получилась».

Самая большая странность, по словам собеседника NT, случилась в период с 6 по 9 ноября, когда российские официальные лица — пресс-секретарь президента РФ Дмитрий Песков, помощник президента РФ Юрий Ушаков и глава МИДа Сергей Лавров — стали высказываться по поводу возможной встречи Путин–Трамп при полном молчании официального Вашингтона. Причем первые два стали настраивать публику скорее на оптимистический лад, тогда как Лавров явно не торопился с выводами.

«Лавров в этой ситуации был самым информированным человеком, — предположил в разговоре c NT дипломатический источник. — По опыту налаженных личных контактов с Тиллерсоном он знал, что если тот молчит, то еще ничего не решено»

8 ноября. По словам Дмитрия Пескова, вероятность встречи Путина и Трампа на саммите АТЭС во Вьетнаме весьма высока. «У Путина и Трампа насыщенная программа двухсторонних встреч, которые были согласованы сильно заранее. Кроме того, есть программа самого саммита АТЭС. Поэтому в данном случае соответствующие службы пытаются выбрать наиболее подходящее время и формат (для этой встречи. — NT)».

9 ноября. Помощник президента РФ Юрий Ушаков спешит сообщить прессе, что, скорее всего, встреча двух лидеров состоится 10 ноября, осталось-де согласовать лишь время.

10 ноября, утро. Песков вынужден с разочарованием признать: «Ясности пока нет, «поступает противоречивая информация». И тут же обещает, что «так или иначе, в кулуарах встреча состоится». Ушаков добавляет: «Могут встретиться «на ногах». 

А вот, что сказал 8 ноября журналистам Лавров: «Мы слышим заявления самого Дональда Трампа о том, что он планирует такую встречу с президентом Путиным провести. Президент Путин к этому готов, американцы об этом знают. Протокольные службы находятся в контакте. Когда графики лидеров будут окончательно прояснены, думаю, вам об этом сообщат». 

И он же, уже 10 ноября, предлагает переадресовать вопрос о возможности встречи на высшем уровне к американцам: «Мы слышали заявление Трампа, что он хочет встретиться с Путиным… Что на это говорят остальные его «чинуши», я не знаю, спрашивайте у них». 

«Лавров в этой ситуации был самым информированным человеком, — предположил в разговоре c NT дипломатический источник. — По опыту налаженных личных контактов с Тиллерсоном (Рекс Тиллерсон, госсекретарь США.NT) он знал, что если тот молчит, то еще ничего не решено».

9 ноября на брифинге в Китае уже сам Тиллерсон отказался сообщить, встретятся Путин и Трамп во Вьетнаме, — дескать, нет ничего существенного, что можно было бы обсудить.

Впрочем, как удалось выяснить NT, Тиллерсон еще до Дананга обсуждал с Лавровым совместное заявление по Сирии и хотел обсудить сделку по Украине: Киеву поставляют летальное оружие, а тот взамен соглашается на размещение сил ОБСЕ в Донбассе.

Тем не менее именно заявление госсекретаря стало отрезвляющим душем для тех, кто уже гадал, а сколько же времени продлятся переговоры Путин–Трамп и удастся ли на них добиться чего-то большего, чем в Гамбурге.

В общей сложности в Дананге Путин и Трамп пересеклись в коротком формате — «на ногах», по выражению Юрия Ушакова, — четыре раза. Внешне все было позитивно — улыбки, рукопожатия, совместная фотосессия и даже совместное заявление по Сирии, драфт которого Лавров лично принес Путину, сопроводив словами: «Вот одобренное заявление». Но эти мимолетные контакты при всем желании нельзя назвать переговорами. Путин возложил косвенную вину за срыв отдельной встречи на службы протокола, которые-де не смогли согласовать графики его и Трампа, и пообещал (скорее — в шутку) наказать виновных.

857469-4.jpg

Фото: kremlin.ru

Однако, по словам дипломатического источника NT, протокольщикам в обеих делегациях не составило бы труда «сдвинуть столик и поставить флажки». Журналисты, которые были в Дананге, также уверяют, что в отеле «Фурама», где проходили мероприятия саммита, практически любую комнату за полчаса можно переоборудовать под переговорную, и что ФСО, что американской Секретной службе не составит труда мигом «профильтровать помещение».

«Правила, о которых говорит Песков, не распространяются на встречи на полях крупных международных мероприятий. Все мы помним, как Путин и Обама общались на саммите в (турецкой) Анталье (саммит G20 в 2015 году.NT) — просто сели в холле в кресла и проговорили так 20 минут. Было бы желание»

«В дипломатии нельзя раскрывать карты заранее, — рассуждает российский дипломат. — Скорее всего, между Лавровым и Тиллерсоном была предварительная устная договоренность насчет встречи президентов. Но потом кремлевские чиновники слишком рано и слишком резко подняли планку ожиданий — и все пошло прахом». 

Официальный представитель МИД РФ Мария Захарова в ответ на просьбу NT назвать причины срыва полноформатных переговоров Путин–Трамп переадресовала вопрос пресс-службе Кремля.

Но 12 ноября Дмитрий Песков уже расставил все точки над i, возложив вину на «американскую команду», которая, «несмотря на все старания нашей команды, к сожалению, не предложила никаких альтернативных вариантов: было предложено одно время, которое не подходило российской стороне, и одно место — помещение, арендованное американской стороной». По словам Пескова, «согласно дипломатическим правилам, встречи лидеров стран должны поочередно проходить на территории каждой из сторон». Предыдущая встреча, в Гамбурге 7 июля 2017 года, напомнил Песков, была расценена Кремлем, как встреча на американской стороне. Где именно в Дананге должна была пройти встреча, чтобы она оказалась «на российской стороне», Песков не уточнил — видимо, в зале, арендованном российской стороной, на что американцы не согласились.

«Правила, о которых говорит Песков, не распространяются на встречи на полях крупных международных мероприятий, — не соглашается дипломатический собеседник NT. — Все мы помним, как Путин и Обама общались на саммите в (турецкой) Анталье (саммит G20 в 2015 году.NT) — просто сели в холле в кресла и проговорили так 20 минут. Было бы желание».

Нежелание встречаться проявила, судя по всему, американская сторона: она просто не знает, как и о чем договариваться с Путиным.

Трамп и любезность

Но уклониться от российской темы Дональду Трампу не удалось. На борту самолета по дороге из Дананга в Ханой он заявил, что у него «хорошие отношения» с Путиным и что совместное заявление по Сирии «спасет огромное количество жизней». А на вопрос о российском вмешательстве в выборы ответил так: «Он (Путин) сказал, что он не вмешивался. Я снова спросил его. Мне остается только спрашивать. Я спросил снова, и он сказал, что абсолютно не вмешивался в наши выборы».

«Вы ему верите?» — спросили президента. 

«Слушайте, — ответил Трамп, — я не могу стоять и спорить с ним. Лучше я поговорю с ним о Сирии. Лучше я с ним буду работать по Украине, чем стоять и спорить, было или не было вмешательство, потому что вся эта история подстроена демократами». 

В самом деле, трудно спорить, когда ты сам считаешь все это выдумкой.

«Когда же эти ненавистники и глупцы поймут, что иметь хорошие отношения с Россией — хорошая вещь, а не плохая, — писал Трамп в Twitter. — Они вечно занимаются политиканством — это плохо для нашей страны. Я хочу решить проблемы Северной Кореи, Сирии, Украины, терроризма, и Россия может оказать громадную помощь!»

А позднее добавил: «Помнит ли пресса фальшивых новостей, как вороватая Хиллари, в то время госсекретарь, умоляла Россию быть нашим другом при помощи кнопки, на которой было неправильно написано слово «перезагрузка»? Обама тоже пытался, но не смог найти подхода к Путину». 

На следующий день, 12 ноября, Дональд Трамп, поняв по реакции прессы, что он опять сморозил что-то не то, пошел на попятный и заявил, что разделяет позицию разведслужб по вопросу о российском вмешательстве в выборы, «особенно недавно обновленных». Хотя позиция обновленных спецслужб по вопросу о российском вмешательстве ничем не отличается от той, что была у них при Обаме.

Из этих путаных и противоречивых заявлений ясно лишь одно: у Трампа тоже нет подхода к Путину и понимания, как строить взаимодействие с Россией, а за хорошие отношения он принимает просто внешнюю любезность.

«Честная торговля»

Очевидцы уверяют, что Путин перед отлетом из Дананга был не в лучшем расположении духа. Многие журналисты сочли, что ложкой дегтя стала не только невстреча с Трампом, но и «фига в кармане» со стороны экономических союзников — Китай-де собрался покупать американский газ, а Вьетнам — американские вертолеты. И только президент Филиппин Дутерте, давший в своей стране санкцию на отстрел людей без суда и следствия, не разочаровал, поблагодарив Путина за готовность поставлять Филиппинам современное оружие, о чем они договорились во время визита филиппинского президента в Москву в мае этого года. 

Россия, действительно, начала в октябре поставки оружия Маниле. Но пока речь идет о «подарочном контракте». По данным из дипломатических источников, Дутерте безвозмездно передадут 5 тыс. автоматов Калашникова АК-100, 1 млн патрон и 20 военных грузовиков. Реализация же «возмездного» контракта — на поставку Филиппинам гранатометов РПГ-7В и боеприпасов к ним — пока не началась. 

Продемонстрировать преимущества двусторонних сделок был призван визит Трампа в Пекин, в ходе которого стороны объявили о подписании соглашений на фантастическую сумму — $250 млрд. Правда, в основном это ни к чему не обязывающие меморандумы о намерениях

Что касается китайских покупок газа у США, то Си Цзиньпин, по данным NT, разъяснил Путину, что речь пока идет только о намерениях. В конце концов, торговля — вещь свободная. Вот только Трамп на саммите АТЭС, как и на саммите «двадцатки» летом в Гамбурге, проявил себя противником такой свободы. Он, как известно, считает вредным для Америки ее участие в многосторонних торговых соглашениях и предпочитает им двусторонние «сделки». Американская делегация пыталась заменить в итоговом документе саммита выражение «свободная торговля» на «честная торговля». Тем временем 11 стран-участников Транстихоокеанского партнерства (ТТП) договорились в Дананге ввести соглашение в действие. Вашингтон из ТТП вышел и в итоге потерял $4,4 млрд в год. На такую сумму, по подсчетам экспертов, выросли бы доходы американских фермеров за счет снижения таможенных барьеров со странами ТТП, которые являются главными импортерами американской сельхозпродукции. Кроме того, членство в ТТП создало бы в Америке более 40 тыс. новых рабочих мест. От этих выгод США добровольно отказались.

Продемонстрировать преимущества двусторонних сделок был призван визит Трампа в Пекин, в ходе которого стороны объявили о подписании соглашений на фантастическую сумму — $250 млрд. Правда, в основном это ни к чему не обязывающие меморандумы о намерениях. К тому же еще надо разобраться, насколько «честными» по отношению к Вашингтону являются эти сделки. Ведь американцы еще не забыли, как кандидат Трамп обещал положить конец кабальным торговым отношениям США с Китаем, который отбирает у Америки рабочие места и манипулирует валютой.

Читайте также:

«Переговоры «на бегу»

«Разминулись...»

«Вину за срыв полноценных переговоров Путина и Трампа возложили на американцев»

«Трамп: У нас с Путиным очень хорошие отношения»

«Путин и Трамп пообщались» на саммите АТЭС во Вьетнаме»

Встреча Путина и Трампа на АТЭС «на грани срыва»

«Путин встретится с Трампом 10 ноября»


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.