Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Главное

#Только на сайте

#Дети

#Общество

Другие дети

01.06.2015 | № 18 (368), 1 июня 2015

20-490.jpg

Каждый год в России рождается 2500 детей с синдромом Дауна — детей, у которых 47 хромосом, а не 46, как у абсолютного большинства.

Каждый год на 88 детей в мире рождается 1 ребенок-аутист (раньше 1 на 150 детей), чей мозг по-другому анализирует информацию извне, чем мозг большинства.

Примерно 1 % населения Земли имеет в своих медицинских картах диагноз «шизофрения», которым называют целый комплекс психических аномалий, их природа и причины до сих пор плохо понятны.

Диагноз «шизофрения» был, например, у гениального математика, нобелевского лауреата по экономике Джона Нэша, недавно погибшего в автокатастрофе. Сам Нэш считал: то, что люди именуют «болезнями разума», — это не отклонение, а другой способ мышления, отличающийся от способа мышления большинства людей и не вписывающийся в общепринятые нормы, поведения в том числе. Нэш полагал, что другое мышление — это неизбежное следствие эволюции, появления более сложных организмов, которых природа — а она любит разнообразие, — наделила разными ролями: своя роль, считал он, есть и у людей с другим мышлением, чей мозг, говорил Нэш в своей знаменитой лекции 2007 года перед собранием Американской ассоциации психиатров, время от времени объявляет забастовку. Это другое мышление позволило выдающемуся российскому математику Григорию Перельману впервые в мире доказать теорему Пуанкаре, которую математики с обычным восприятием мира до него разгадывали почти 100 лет. А другое переживание, вызванное тяжелыми приступами эпилепсии, позволило Федору Достоевскому создать образ князя Мышкина в его гениальном «Идиоте».

Психиатрия — наука, которая работает с бесконечными «черными ящиками»: что происходит в голове других детей, а потом взрослых и даже седых детей по-прежнему остается сферой непознанного. Это — мир меньшинства, который большинство боится, потому что не понимает, а не понимает, потому что не знает и часто не хочет знать, отгораживаясь от них стенами специализированных больниц и интернатов и называя их душевнобольными. Хотя у кого хуже обстоит дело с душой — еще большой вопрос. Детей с синдромом Дауна называют «солнечными детьми» — они необыкновенно доброжелательны. А вот отношение к ним окружающих находится в прямой зависимости от уровня цивилизационного развития той или иной страны.

Какие они — эти другие дети? Об этом в канун 1 июня, Международного дня защиты детей, мы долго говорили с известным политиком и общественным деятелем Ириной Хакамадой, а наши фотокорреспонденты на протяжении нескольких недель наблюдали в Екатеринбурге и Москве за ее дочерью Машей. 

Фото: Shannon Stapleton/Reuters, Enrique de Osa/Reuters, Jorge Dan Lopez/Reuters, Chalwat Subprasom/Reuters, EPA/ИТАР-ТАСС, Алексей Антоненко, Евгений Курсков/ТАСС, Владимир Смирнов/ТАСС, AP Photo/Brynn Anderson, ИТАР-ТАСС/Интерпресс/Елена Пальм






×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.