Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Интервью

#Только на сайте

#Геноцид

#Интервью

Рубен Варданян: Мы победили, потому что сохранились как нация»

19.04.2015 | Евгения Альбац | 13 (364), 20 апреля 2015

Известный бизнесмен и филантроп, сооснователь проекта 100 LIVES — об уроках, которые его народ и он сам вынесли из трагедии столетней давности
40-490-01.jpg
Предки Рубена Варданяна были священниками


Вас знают как бизнесмена, как основателя образовательных проектов — Московской школы управления «Сколково» и международной школы для подростков в армянском Дилижане, но вы всегда чурались политики. И вдруг — проект 100 LIVES, публичная дискуссия с Джорджем Клуни, совместные статьи с нобелевским лауреатом Эли Визелем?

Это не политика — я как ей не занимался, так и не занимаюсь. Это о людях. Это моя личная история. История трагедии, которая произошла сто лет назад, в которой погибло огромное количество людей. В 1915 году армян всего было около 3 млн, примерно 1 млн жили в Восточной Армении — в России и в Иране, а также в Европе и в Америке и еще в некоторых местах, более 2 млн — в Оттоманской империи, из них за восемь лет было убито 1,5 млн, то есть 75 % армянского населения империи* * Турецкие источники называют цифру 200 тыс., большинство историков — от 1 млн до 1,5 млн. . И хотя прошло уже 100 лет — это по-прежнему тяжелейшая психологическая травма для нации в целом. Ведь целью было — уничтожение нации как таковой и памяти о ней на этой земле — в Западной Армении, в Армянском нагорье. Мы на этой территории жили тысячелетиями, а сейчас, когда едешь по этой земле, — все вычищено, нет даже намека, что здесь когда-то жили армяне.

И кладбищ нет?

Ничего, все уничтожено под корень. Ну, осталась Ани, столица Армянского царства (961–1045 года. — NT), где была тысяча церквей — останки находятся под защитой ЮНЕСКО. Всего на территории современной Турции было более 2000 армянских церквей и монастырей. Сейчас осталось меньше 60, да и то большей частью вокруг Стамбула…

Это и моя личная история, история моего деда, которого спасли американские миссионеры, которые в 1915 году приехали в Армению: они спасли несколько десятков тысяч армянских детей, они сохранили генофонд нации. Американские миссионеры, равно как и другие — датчане, норвежцы, швейцарцы, русские, — они создали приюты по всему миру, в том числе в Константинополе, Гюмри, Бейруте, Алеппо, в греческом Корфу и т.д., и на территории современной Армении, в Эчмиадзине, тоже был приют, где и был мой дед. И если бы его не спасли миссионеры, то и меня бы не было.
40-cit-01.jpg
А дед родился на территории Османской империи?


40-490-200.jpg
  Профессор Амаяк Варданян
  не любил рассказывать о пережитом


Да, в городе Арчеш. Его отца убили, убили и старших братьев — это был 1915 год, и он вместе с матерью и другими родственниками пришел в Армению. Мать и младшая сестра умерли от голода вскоре как приехали в Восточную Армению, а дед попал в дом для сирот в Эчмиадзине. Его сестру в 11 лет выдали замуж в деревне, чтобы ее не украли и не продали в гарем. У деда фамилия была Кешишбалян — это по-турецки, по-армянски Тертербалян, «тертер» — священник, это значит, у него в роду были священники. Но дед, когда он попал в приют, был еще маленький, своей фамилии не знал, Его спросили: «Амаяк, как зовут твоего деда?» Он сказал: «Вартан». Так он стал Варданяном. В приюте дед закончил школу, очень рано, в 18 лет, женился, потом преподавал в этом приюте и в результате стал известным в Армении историком, профессором. Дед не любил рассказывать о тех событиях, но что-то — рассказывал, и это врезалось и в мою память, и в память моей сестры. Его сын, мой отец, стал известным профессором архитектуры, тетя — шекспироведом. Я — бизнесменом, вполне успешным человеком, моя сестра — известным автором песен и композитором. И все это — благодаря тем американским миссионерам, которые работали в этом приюте в Эчмиадзине и сделали так, что дети, в том числе мой дед, не умерли с голоду и получили образование. Кстати, мало кто знает — в самих Соединенных Штатах не знают, — что когда в Америке стало известно про резню армян, миллионы простых американцев стали собирать деньги — было собрано порядка $115 млн в помощь армянам, грекам и ассирийцам — в сегодняшних деньгах это $2,8 млрд. На эти деньги было спасено больше 100 тыс. человек.

И вот думая обо всем этом, я вдруг понял: мы, народы, пережившие такие страшные трагедии в нашей истории, — мы вспоминаем пережитый ужас, и это тоже важно, и нужно не забывать, но мы значительно меньше рассказываем о том, что, несмотря на эти ужасы, были люди, которые помогали, которые, рискуя своей жизнью, спасали других людей.

Собственно, это первый посыл, который лег в основу проекта 100 LIVES — «100 Жизней», который мы придумали вместе с Вартаном Грегоряном, президентом фонда Карнеги, и Нубаром Афеяном, венчурным капиталистом из Бостона. Второй посыл — да, было убито 1,5 млн армян, но 500 тыс. — выжили, мы, армяне, — как нация — выжили, уничтожить нас не удалось, наши диаспоры образовались в разных странах мира, где мы стали учеными, бизнесменами, врачами. Выжив, мы — состоялись как нация, мы победили. И мне кажется важным сегодня, спустя 100 лет, сказать спасибо всем тем, кто помог нам победить. И это — третий посыл нашего проекта: сказать спасибо. И теперь мы, в свою очередь, должны помочь тем, кто нуждается в нашей помощи. Например, в рамках нашей инициативы — 100 LIVES — сто детей из стран, где сейчас идут военные конфликты, — из Сирии, Египта, Ирака и Ливана, будут учиться в нашей международной школе для подростков UWC Dilijan College совершенно бесплатно. Тогда, сто лет назад, многие арабы помогали армянам — сейчас мы хотим им сказать спасибо. В дилижанском колледже сейчас учатся дети из 48 стран (в сентябре их будет уже 64), в том числе — и из Турции: кстати, турки тогда тоже спасали армян — не много таких историй, но они есть, — им за помощь армянам грозила смертная казнь, а их семьи лишались всего имущества. Так что для меня тут никакой политики нет — это мой личный проект, проект человека, чья семья выжила в геноциде.

Я много часов провела на вашем сайте 100lives.com, читала истории переживших геноцид — это кошмар. И вспоминала, как, оказавшись в Гарвардском университете, начала читать книги о Холокосте — в Советском Союзе эта тема была табуирована. Читала исследования, воспоминания, в том числе и тех, кто был в зондеркомандах, работавших при печах крематориев, книги выжившего в Аушвице Эли Визеля…

40-490-200-02.jpg
  Аршалуйс Мартикян выжила во время
  резни, эмигрировала в США, сменила
  имя, и рассказала о геноциде в книге
  «Растерзанная Армения»

Он вместе с Джорджем Клуни входит в специальный комитет проекта, который каждый год будет присуждать международную гуманитарную премию в $1 млн — людям, которые участвуют в спасении жизней в наши дни. Это премия названа в честь Аршалуйс Мартикян, которая 100 лет назад, во время геноцида, была спасена русской армией, оказалась в США, стала Авророй Мардиганян и написала страшную книгу «Растерзанная Армения»: по этой книге был снят фильм, в котором она сама сыграла. Вы, наверное, видели?

Да. И думала вот о чем: мой учитель, гарвардский раввин Бен Цион Голд, переживший Дахау и потерявший всю семью — все свое польское местечко Редом — в печах Треблинки и Биркенау, однажды мне сказал: «Перестань смотреть в бездну»,— к тому времени я уже несколько лет, год за годом, каждую весну, когда приходил день Шоа — день памяти о Катастрофе, — читала и читала, и жить с этим становилось все труднее…

Да, психология жертвы — это страшная вещь. Рассказы о том, как насилуют твоих женщин, насилуют твоих сестер, матерей — это очень страшно читать, это невозможно… И эта история Авроры, о которой тут мы говорим: турки не просто распяли этих шестнадцать девочек — сначала над ними надругались и вогнали в половые органы колья… Нормальный человек, читая это, не может это пережить… И конечно, ты спрашиваешь себя: как же так, не защитили, не спасли, не помогли — почему позволили, чтобы такое стало возможным?

Кстати, про геноцид армян в советское время тоже не рассказывалось, но в 1965 году, когда было 50-летие резни, сотни тысяч людей в Ереване впервые 24 апреля вышли на демонстрацию — и ее не разогнали. Но потом начали потихонечку закручивать гайки, запрещали в этот день уходить с работы, стали отслеживать тех, кто приносил цветы к памятнику жертвам геноцида — в советское время Турция была союзником и с ней власти заигрывали.

40-490-03.jpg
Первая в СССР демонстрация в память о жертвах геноцида армян: до 1965 года эта тема была в СССР табуирована, Ереван, 24 апреля 1965 года

Но о геноциде после шестьдесят пятого года заговорили. И это было очень важно, потому что тема геноцида — тема, объединяющая армян, живущих в разных точках мира: у нас же два языка — западный армянский и восточный армянский, они не сильно, но отличаются; у нас есть ортодоксальные армяне — их больше всего, но есть и армяне-католики, армяне-протестанты; армяне, живущие в Ливии, в Сирии, в Западной Европе, в Америках, в России. Но есть тема, которая нас всех объединяет, — геноцид. Однако объединение на основе трагедии — это очень опасная вещь. Да, дети должны расти с пониманием: это с нами случилось. Но можно — и нужно, причем осознанно, смотреть на это и по другому: несмотря на то что с нами произошло, мы есть, мы остались, мы носители нации, которой пять тысяч лет, мы получили второй шанс в разных странах и стали успешными. Только сильный человек, пережив травму, может сказать спасибо, только сильная нация, оглядываясь на эти сто лет, может сказать себе: мы не позволили себя уничтожить. Вот мой партнер по 100 LIVES — Нубар Афеян: его деда и брата деда спасли немецкие офицеры, которые строили железную дорогу Багдад—Берлин. И у нас есть идея сделать в Германии, в тех местах, откуда вышли эти немецкие офицеры, проект, который был бы в благодарность за то, что когда-то они сделали в том числе и для семьи Афеяна. И таких проектов мы хотим сделать 100 — отсюда и название «100 LIVES». И конечно, мы хотим оставить память о том, что началось в 1896 году и продолжалось волнами до 1923 года: одна из последних масштабных зачисток была в Смирне* * Смирна — ныне Измир, Турция. До 1922 года в городе проживало около 400 тыс. человек, из них 150 тыс. — греки, 165 тыс. — турки, 25 тыс. — евреи и 25 тыс. — армяне, плюс несколько тысяч армянских беженцев. когда просто всех христиан сожгли вживую, кварталы подожгли, а в это время у причала стояли французские и английские военные корабли, и люди с них смотрели на то, как горят кварталы Смирны, и не помогли, не спасли.

Но я хочу подчеркнуть, что наш проект имеет прежде всего позитивный вектор. Вот случилась Руанда — как это могло произойти в конце ХХ века? Или как может происходить сейчас то, что происходит с курдами-езидами в Ираке, которых уничтожают фанатики из ИГИЛа? Следовательно, задача номер один — не допускать таких событий, номер два — помогать людям, которые оказались внутри этого кошмара, третья — помогать выжившим вернуться в нормальную жизнь. Отсюда и наше сотрудничество с Джорджем Клуни, сооснователем организации Not On Our Watch, который реально — в том же Дарфуре — борется с геноцидом, ездит туда, работает над созданием комплекса превентивных мер. И вот теперь мы объединили усилия.

40-490-02.jpg
Кадр из видеоролика «Жизнь, которую мы не прожили», который был снят к 100-летию геноцида армян

На сегодняшний день только 22 страны признали геноцид армян, хотя какую энциклопедию ни откроешь — от Британники до энциклопедии Османской империи и энциклопедии «Геноцида и преступлений против человечества», — везде резне армян, греков и ассирийцев посвящены огромные статьи. Почему? И конечно, самое поразительное — просто уму непостижимо, — что Израиль пока тоже не признал геноцид армян.

Я не специалист, поэтому не хочу на эту тему спекулировать. На мой взгляд, Израиль не признает геноцид армян не потому, что он считает, что его не было, а потому, что он помнит, что Турция была его единственным союзником на Ближнем Востоке. Другие говорят, что сам термин «геноцид», то есть системное и массовое уничтожение людей по национальному или религиозному признаку — возник уже после резни 1915–1923 годов, а потому нельзя его применять ретроспективно. Но главная причина — это, конечно, политика. Хотя в той же Турции есть сайт, на котором турки приносят свои извинения — там подписалось уже несколько тысяч, и турецкий писатель, лауреат Нобелевской премии по литературе Орхан Памук — один из них.

40-490-04.jpg

Но турецкие власти выступают очень резко против любого упоминания геноцида армян — только что был отозван посол Турецкой республики в Ватикане, после того как Папа римский Франциск назвал геноцид армян, сталинизм и нацизм — главными преступлениями ХХ века.

Это как для нас проблема со сталинизмом: мы никак не можем его осудить. Так и в Турции — для цивилизованных турок непризнание геноцида — постыдная история. Кроме того, в тот момент, когда будет признан геноцид армян, американские страховые компании, которые страховали жизни армян, должны будут выплатить огромные суммы, Турция и другие страны попадают на очень большие деньги.
40-cit-02.jpg
Как в Ереване пройдут дни памяти?

23 апреля, в 19.15 (1915 год. — NT) в Ереване состоится месса по погибшим: полтора миллиона жертв будут признаны Армянской апостольской церковью святыми мучениками. В Армению приедет много иностранных делегаций, которые 24 апреля примут участие в церемонии в мемориальном комплексе Цицернакаберд, а вечером на площади Республики будет концерт сборного симфонического оркестра — 140 музыкантов из 70 стран, граждане которых 100 лет назад протянули руку помощи армянскому народу. 

Фото из личного архива Рубена Варданяна, wikimedia.org, 100 lives.сom, 


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.