Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Процесс

#Только на сайте

#Теракт

Двоечник в ожидании приговора

29.03.2015 | Владимир Козловский, Нью-Йорк | 10 (361), 30 марта 2015

Подробности жизни Джохара Царнаева, обвиняемого в бостонском теракте, с одной стороны, подтверждают его вину, но с другой, — оставляют ему шанс остаться в живых.
The Nеw Times следил за перипетиями суда над террористом
44-490-01.jpg
Джохар Царнаев, которого почти месяц судят в Бостоне за самый страшный теракт, произошедший в Америке с 11 сентября 2001 года, был двоечником и объяснял свою плохую успеваемость переживаниями по поводу происходящего в Чечне. Это одна из сотен подробностей, которые обрушиваются с 4 марта на 12 массачусетских присяжных основного состава и шестерых запасных.

«Это был он»

Процесс, который, по предварительной оценке федерального судьи Джорджа О’Тула, грозил захватить даже июнь, проходит на редкость быстро и завершится гораздо раньше. И вот почему: в первый же день защита с готовностью признала, что Царнаев совершил преступления, которые ему инкриминируются, и с тех пор обычно воздерживается от перекрестных допросов свидетелей обвинения — это ускоряет процесс примерно вдвое.

Кстати, процесс мог быть прекращен в первый же день, после признания защиты, но этого не случилось, поскольку Царнаев не прошел предписанную законом процедуру признания вины и по-прежнему считается невиновным. Прокуратура вывалила такое количество улик, что доказывать безгрешность 21-летнего подсудимого значило бы лишь настроить против себя присяжных. Защита решила не тратить времени даром, приберегая силы для второй стадии процесса, когда те же присяжные будут решать, жить Царнаеву или умереть.

Если бы защита до этого всеми правдами и неправдами доказывала, что ее доверитель невиновен, а потом сменила пластинку и пыталась разжалобить присяжных, она выглядела бы не очень хорошо. Поэтому она и решила ошеломить переполненный зал № 9 Бостонского федерального суда заявлением, что «это был он».

Царнаев, который, как положено в американских судах, сидит не в клетке, а за столом защиты и наряжен не в тюремную робу, а в цивильные брюки, пиджак и футболку или рубашку без галстука, при этом не моргнул глазом и с тех пор выглядит ленивым и нелюбопытным. Он реагирует на все безучастно и оживляется лишь в те моменты, когда на экранах видеомониторов появляются они с братом — таких моментов было немало, благо у прокуратуры имеются 4000 часов видеозаписей.

Охранные камеры снимали, как Джохар со старшим братом Тамерланом идут в толпе к финишу бостонского марафона с рюкзачками за спиной и в разного цвета бейсболках (у Джохара была белая, а у Тамерлана — черная); как Джохар четыре минуты стоит среди зрителей и оставляет рюкзачок у ног группы детей, а после взрыва спокойно едет в дорогой продмаг за молоком.
44-490-02.jpg
Джохар и Тамерлан (справа) Царнаевы. Этот снимок появился на сайте ФБР 18 апреля 2013 года

Враг полиции

За месяц до взрывов 15 апреля 2013 года, которые унесли три жизни и ранили 264 человека, охранная камера сняла, как братья палят по бумажным мишеням на стрельбище в Нью-Гемпшире из взятых там напрокат 9-миллиметровых пистолетов. Именно из пистолета такого калибра был убит через три дня после теракта ровесник Тамерлана, 26-летний полицейский Шон Коллиер, сидевший за рулем своей патрульной машины в студгородке Массачусетского технологического института (МТИ).

Было темно, и камера засняла лишь фигуру худощавого молодого человека, подходящего к машине Коллиера, а потом убегающего прочь.

Проезжавший мимо велосипедист видел, как этот парень заглядывает в окно полицейской машины, и показал теперь, что это был Джохар. «Я запомнил его большой нос», — сказал свидетель.

В полисмена всадили несколько пуль, одну — между глаз. Убийца так и не смог расстегнуть его хитрую кобуру и поживиться табельным оружием. Защита доказывает, что полицейского застрелил Тамерлан. А по местным законам одного присутствия Джохара при этом достаточно, чтобы признать его виновным в убийстве.

Поскольку в США дела об убийствах обычно входят в юрисдикцию местных судов, Мэриан Райан, генпрокурор округа Миддлсекс, в котором находится МТИ, уже объявила о своем намерении после окончания большого бостонского процесса о теракте на марафоне предъявить Джохару обвинение в убийстве Коллиера.

Если Джохара признают виновным в федеральном суде по делу о теракте, целесообразность еще одного процесса совсем не очевидна, но этого вполне могут потребовать родные Коллиера, и к их мнению могут прислушаться.

Райан также сказала, что у нее в Миддлсексе Джохара могут привлечь и за покушение на убийство полицейских, с которыми братья вступили в перестрелку 18 апреля 2013 года. В ходе перестрелки пулю в живот получил полицейский Ричард Донохью, который потерял такое количество крови, что его чудом выходили. И хотя есть данные, что Донохью ранили свои, Джохар активно участвовал в бою, бросая в полисменов самодельные бомбы, заключенные в скороварки, и поэтому по закону несет ответственность за все, что там произошло.

Улики есть: присяжным уже предъявили фотографии корпуса скороварки, застрявшего в двери чьей-то «Хонды Сивик», и крышки от нее, лежащей в воротах на детской площадке.

Гонки после марафона

Теракт на марафоне произошел 15 апреля, а к вечеру 18-го полиция уже идентифицировала бомбистов и установила их местонахождение благодаря чужому мобильнику, оставшемуся в мерседесовском внедорожнике, который они отобрали после убийства Коллиера у китайского бизнесмена.

Хозяину машины, которому Тамерлан сходу похвастался, что взрывы на марафоне устроил он, удалось убежать, но его телефон остался на сиденье «мерседеса» включенным, то есть его местонахождение отражалось в сети. Когда полиция настигла братьев в бостонском пригороде Уотертаун, Джохар с Тамерланом начали швырять в них скороварки с бомбами, причем в разном стиле: старший брат по-бейсбольному, «прямой наводкой», а младший — крюком, как забрасывают мяч в баскетбольную корзину.

Огнестрельное оружие было лишь у Тамерлана, и он отстреливался до конца, напомнив местной прессе легенды Дикого Запада. Сделав 56 выстрелов и истощив боезапас, истекающий кровью чеченец швырнул свой 9-миллиметровый «Ругер» в полицейских, те повалили его на землю и пытались заковать в наручники.

Джохар, который одолжил этот «Ругер» у своего приятеля Стивена Сильвы, но отдал его Тамерлану, был не совсем безоружен: он располагал отнятым у китайца «мерседесом». Царнаев-младший прыгнул за руль внедорожника и направил его на полицейских, возившихся с братом, который продолжал вырываться, несмотря на раны. Полицейские попытались оттащить Тамерлана с проезжей части, но «мерседес» оказался быстрее: он переехал Тамерлана и какое-то время тащил его за собой. Убив брата, Джохар врезался в пустой полицейский джип и ушел огородами. Он спрятался под брезентом на катере, поставленном на зиму на заднем дворе дома в Уотертауне, и карандашом написал на его борту, что завидует Тамерлану, поскольку тот уже в раю, а он сам — пока нет.

В том раю, который представляет себе Джохар, он может присоединиться к своему брату нескоро — как показал недавний опрос, 49 % жителей Бостона и его окрестностей против 38 % считают, что террориста нужно не казнить, а дать ему пожизненный срок.

Присяжных уже успели свозить в секретное место, где хранится последнее джохаровское плавсредство, пробитое более чем сотней пуль, — там они смогли заглянуть внутрь и увидеть пробоины, подтеки крови и карандашный текст на борту. Джохар выцарапал на борту фразу «Перестаньте убивать наших невинных мирных жителей, и мы остановимся!»
44-cit-02.jpg
Девушки или джихад

Прокуратура обещала завершить допрос свидетелей к 30 марта. После чего свидетелей начнет вызывать защита — та будет переводить стрелки на Тамерлана и доказывать, что он «радикализировал» младшего брата и подбил его на теракт. По версии адвокатов, Джохар был добродушным повесой, который интересовался девушками и марихуаной, а не джихадистскими текстами.

Чтобы разрушить этот довод, обвинение вызвало компьютерщиков из ФБР, которые рассказали о содержимом ноутбука Джохара, найденном на свалке под Бостоном. Ноутбук из комнаты Джохара вынесли его однокашники, казахи Азамат Тажаяков и Диас Кадырбаев, за что были осуждены за помехи следствию. Они ждут приговора, которого может и не быть из-за промахов прокуратуры.

В ноутбуке, например, были три номера журнала Inspire, официального органа «Аль-Каиды на Аравийском полуострове». В номере за лето 2010 года там напечатана статья «Как сделать бомбу в кухне у своей мамочки», где bomb рифмуется с Mom.

Джохар штудировал «Послание к молодежи» покойного основателя «Аль-Каиды» шейха Абдуллы Аззама по прозвищу «Отец глобального джихада» и его же «Присоединись к каравану!», предсмертный призыв к мусульманам взять в руки оружие. Джохар читал этот документ 15 марта 2013 года, то есть ровно за месяц до того, как оставленный им рюкзачок с адской машиной взорвался у ног 8-летнего Мартина Ричарда.

Защита будет доказывать, что неясно, кто именно из братьев изучал эти тексты — ведь это мог делать и Тамерлан.

Надписи, оставленным Джохаром на борту катера, где его взяла полиция, иногда слово в слово повторяют мысли пропагандиста «Аль-Каиды» Анвара Авлаки, убитого в Йемене ракетой американского беспилотника, — судя по этому, Царнаев-младший совсем не был чужд науке джихадизма. Другие науки давались ему тяжелее.

В течение трех семестров перед терактами он получил семь двоек, в том числе по химии, сочинению, математике, американской политике и психологии. В наказание Массачусетский университет лишил его финансовой помощи.

24 января 2013 года, то есть меньше, чем за три месяца до теракта, Джохар подал на ее возобновление. «В этом году я потерял слишком многих любимых родственников, — писал он. — Я был не в состоянии переносить стресс и уделять достаточно внимания учебе. Мои родные живут в Чечне, в России. Республика оккупирована русскими солдатами, которые ложно обвиняют и похищают невинных людей под надуманными предлогами и обвинениями в терроризме. В данный момент я, наконец, могу сосредоточиться на учебе. Я хочу успевать так, чтобы в один прекрасный день я был в состоянии помогать нуждающимся у себя в стране, особенно членам моей семьи».

Кстати, этот стресс, если в него поверит хотя бы один присяжный, может оказаться еще одним смягчающим обстоятельством при вынесении приговора. Но в том, что на первой стадии процесса Царнаева-младшего признают виновным, — сомнений нет.

Фото: MARGARET SMALL/EPA, Handout/FBI/REUTERS, Dan Lampariello/Reuters


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.