Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Реплики

#Только на сайте

#Правительство

Прогрессивный грабеж

22.02.2015 | Сергей Шелин, экономический аналитик | № 6 (357) от 23 февраля 2015 года

03-490.jpg
18 февраля правительство согласовало с президентом очередную «пенсионную реформу». Тем из работающих пенсионеров, кто получает больше 83 тыс. руб. в месяц, пенсии платить перестанут


Изъятие пенсий, по прикидкам Минтруда, коснется якобы лишь каждого пятидесятого из 13 млн работающих пенсионеров. Но через несколько лет инфляция сделает восьмидесятитысячный заработок совершенно заурядным, а лишение пенсий более или менее всеобщим. Не говоря о том, что первый удар реформы придется как раз по тем, кто получает крупную зарплату по-белому и честно платит большие взносы, финансируя пенсионные выплаты другим получателям. Зато выиграют те, кто государству не верит и свои доходы от него прячет.

Мероприятия по наращиванию этого недоверия — обязательная принадлежность всех пенсионных «реформ» последних лет. То — замена рублевых обязательств по страховым пенсиям на какие-то баллы, цену которых начальство будет определять по собственной прихоти. То — призывы выходить на пенсию позже срока, сопровождаемые обещанием хитроумных льгот, которые автоматически испарятся, если этим призывам действительно последует большинство. То — глумление над самой идеей накопительных пенсий, с их «замораживанием» в 2014–2015 годах и сопутствующей конфискацией текущих взносов, то есть прямым ограблением людей. Ни к рационализации, ни уж тем более к либерализму все эти азартные эксперименты над живыми людьми отношения не имеют.

Ежегодное пересочинение избирательных законов напоминает о политической безответственности режима, которая, впрочем, была ему свойственна изначально. А вот манипуляции над пенсионной системой, ставшие перманентными только в третье президентство Владимира Путина, говорят о том, что режим обрел еще одно системообразующее качество — безответственность социальную.

Все новации подчинены одной идее — уменьшить пенсионные траты, ставшие якобы неподъемными для казны.

На самом же деле, та часть расходов Пенсионного фонда, которая идет именно на пенсии, составляет около 8 % российского ВВП. Это куда меньше, чем в богатых странах и совершенно нормально для среднеразвитой державы. Действительно, взносы, поступающие в ПФР, не покрывают даже 70 % этих трат. Остальное добавляет федеральный бюджет.

Но это говорит лишь о трех вещах.

Во-первых, о низкой собираемости пенсионных взносов. Странно было бы ждать, что люди не станут плутовать с системой, которая сама обманывает их на каждом шагу. Во-вторых, о некомпетентности государственного менеджмента, эти взносы собирающего. А в-третьих, об извращенном мире, в котором живут власти, отбирающие деньги у пенсионеров, чтобы потратить их на оружие и бездарные суперпроекты.

Нуждается ли пенсионная система в обновлении? Безусловно. Но первый признак ответственного подхода — сохранение доли пенсионных трат в ВВП хотя бы на нынешнем уровне. А любые прочие схемы, в какой бы прогрессивной упаковке их ни подавали, надо называть тем, чем они являются — грабежом.


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.