Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Деньги

#Только на сайте

#Газ

#Украина

Цена без рынка

24.06.2014 | Грозовский Борис | № 21 от 23 июня 2014

Какой должна быть цена газа, когда и продавец (Россия), и покупатель (Украина) почти неизбежно приговорены к сотрудничеству, но оба очень хотели бы его избежать

Россия и Украина окончательно запутались не только в двусторонних политических отношениях, но и в газовой торговле. Взаимное недоверие мешает договориться по всем спорным пунктам. Главный из них — цена газа на границе с Украиной.

Кабальное соглашение

Cifri-1.jpgПомните детское «договор дороже денег»? Казалось бы, какие могут быть разговоры, какие иски? Есть соглашение, заключенное сторонами, что называется, в здравом уме и твердой памяти. Оно действует на 2009—2019 годы. Теперь только брать и платить. Но не все так просто.

К концу июня Россия и Украина завязли в газовом разбирательстве, как в тягучем болоте, с крайне слабыми надеждами из него выбраться. Теоретически договоренность становится возможной, когда партнеры доверяют друг другу и каждый пытается найти win-win сценарий: вариант, выгодный обоим партнерам, продавцу и покупателю. Вынужденная сделка — не сделка в полном смысле слова.

Соглашение должно быть добровольным и взаимовыгодным. Если покупатель намерен не купить (по цене, удовлетворяющей продавца), а украсть товар, договариваться с владельцем ему решительно не о чем. И наоборот, если продавец собирается задрать цены, выкрутив руки и пустив по миру покупателя, который не может уклониться от сделки, последняя приобретает характер кабальной. Покупатель пойдет на нее либо по глупости, либо будучи совсем лишен альтернативы.

Газовые отношения двух стран определила сделка, на которую добровольно-принудительно пошла Юлия Тимошенко, подписав в 2009 году соглашение на крайне невыгодных для Украины условиях. Базовая цена газа для Украины по этой договоренности должна была составить $450 за тысячу кубометров. Это соглашение стоило Тимошенко 2,5 года тюрьмы. И неспроста. Россия имела все основания быть полностью удовлетворенной новой договоренностью, а Украина — наоборот: газ для нее стал стоить дороже, чем для восточноевропейских стран.

Позиции сторон

Cifri-4.jpgСложно ожидать, чтобы двустороннее соглашение, выгодное одной стороне, а другую практически ставящее на колени, будет беспрекословно исполняться. В нескольких европейских странах и в отдельных штатах США кабальные соглашения по частному кредитованию, когда неразумные или находящиеся в тяжелом финансовом положении граждане берут «грабительские» кредиты под тысячи процентов годовых, автоматически признаются недействительными. На газовые соглашения двух стран такая практика не распространяется. Но по сути Украина оказалась в положении должника, взявшего рубль и вынужденного в погашение этого кредита отдавать по 5 копеек ежедневно — в течение года.

Первая возможность отказаться от кабального договора появилась у Украины только в этом году. Поскольку Россия не верит в желание партнера платить и не демонстрирует готовности поставлять ему газ на условиях, близких к поставкам в другие восточноевропейские страны, перспективы достижения нового соглашения крайне туманны.

Украина считает справедливой для себя цену газа $268,5 за 1000 кубометров — цену, которую получил в 2013 году Виктор Янукович за отказ подписывать торговое соглашение с Евросоюзом. Россия настаивает на цене $485, получающейся из формулы в контракте, за который сидела Тимошенко. Скидка $100 от контрактной цены Украину не устраивает. Противоречия есть в позиции обоих партнеров. Премьер Украины Арсений Яценюк, с одной стороны, называет цену $268,5 политической взяткой Януковичу, а с другой — справедливой рыночной ценой. Российскую позицию тоже трудно назвать логичной: исходя из затрат на доставку, газ для Украины должен стоить дешевле, а не дороже, чем для ее западных соседей. В 2012 году российский газ в среднем стоил для Украины $426, а в 2013-м — $415.

Одной газовой скидки (к базовой цене газа в контракте) Украина лишилась, устроив Майдан и не пожелав отказываться от свободной торговой зоны с Европой. А второй — потеряв Крым. Скидка $100 была получена покупателем в 2010 году в обмен на продление пребывания в Крыму Черноморского флота. Теперь Украина потеряла и Крым (в чем Черноморский флот сыграл немалую роль), и скидки: с российской точки зрения теперь флот расположен на территории одного из субъектов РФ и никакого основания для продления скидки у Украины не осталось. Цена разом выросла с $268,5 до $485,5, став одной из самых высоких в Европе.

Взаимные иски

Cifri-3.jpgНа всякий случай стороны принялись преследовать друг друга в судах. «Нафтогаз» требует от «Газпрома» в Стокгольмском арбитражном суде вернуть переплаченные ему в 2010–2014 годах $6 млрд из-за несправедливой цены газа. «Газпром», в свою очередь, там же требует у «Нафтогаза» долг $4,5 млрд. Долг рассчитан исходя из того, что в ноябре-декабре 2013-го и апреле-мае 2014-го Украина газ не оплачивала. Украина признает лишь часть этого долга ($2,2 млрд) — исходя из своих представлений о справедливых ценах. Иски были поданы в один день.

Этими исками дело может не ограничиться. «Нафтогаз Украины» может попытаться через суд обязать «Газпром» изменить условия невыгодного контракта. Аналогично судилась с «Газпромом» чешская RWE Transgas. Спорили австрийская Econgas, немецкая Wingas, французская GDF Suez и др. Предметом спора, как и в случае Украины, были заложенная в контрактах формула цены газа и обязанность оплачивать не потребовавшийся покупателю газ (принцип take-o-pay).

Одни только сообщения о подаче «Газпромом» и «Нафтогазом» взаимных исков в Стокгольм и страхи, что Украина начнет отбирать из труб газ, предназначенный для Европы, привели к тому, что цены на европейском спотовом рынке (площадка Zeebrugge) выросли, по данным Bloomberg, на 7,4% — до $270 за 1000 кубометров.

Цена по аналогии

Россия и Украина, как бы им ни хотелось друг от друга уйти, обречены договариваться. У России пока нет возможности поставлять в Европу требуемое количество газа в обход Украины, а та не может довольствоваться газом из Европы. Но как определить цену, если продавец и покупатель не могут найти компромисс?

В нескольких докладах на конференциях НИУ ВШЭ разных лет Сергей Чернавский из ЦЭМИ РАН анализировал ситуацию, когда ни продавец, ни покупатель газа не могут уйти друг от друга: они жестко связаны друг с другом газопроводом. Полностью конкурентным рынок станет с развитием новых технологий — добычи сланцевого газа и сжиженного газа или появлением нескольких хабов — точек пересечения газопроводов, в которых покупатель сможет выбирать, чей газ ему взять. Примерно так функционирует газовый рынок в США, где много газодобывающих компаний, а в магистральных газопроводах есть два десятка хабов. Благодаря созданию полноценного рынка газа он стоит в США в 3–4 раза дешевле, чем в Европе.

Ни Европа, ни Украина обеспечить себя собственным газом не могут, поэтому создать там аналогичную систему крайне сложно. Пока и для Европы, и для Украины газовый рынок — это рынок, где продавец обладает большей «рыночной властью», чем покупатель, показывает Чернавский. Но с уменьшением доли «Газпрома» в европейском импорте ситуация меняется. Со временем Европа, как и США, откажется от долгосрочных квазирыночных контрактов и перейдет на спотовые — по аналогии с нефтью. Но мгновенно сделать это невозможно. И решить проблему с ценой газа для Украины в ближайшее время это не помогает.

В ближайшие годы Украина не может рассчитывать на получение газа по «внутренним» ценам, по которым он достается потребителям из России и Белоруссии. Поэтому рассчитывать цену для Украины нужно исходя не из издержек «Газпрома», а из его цен для других европейских потребителей. Цена газпромовского газа для Германии составляет сейчас около $380. Из них нужно вычесть расходы на транзит газа от российской границы до немецкой — около $50 за 1000 кубометров. Тогда цена газа для Украины должна составить около $330.

Можно взять аналогию не только для продавца, но и для покупателя. В Словакии Украина может покупать газ по $350–360, а в Германии с учетом оплаты транзита через Польшу — за $380. Но обе цены лишь индикативные: достаточного количества газа Европа поставить Украине не в состоянии. Итак, если исходить из рыночных аналогий, газ для Украины должен стоить $330–380. И ближе к нижней границе этого диапазона, чем к верхней. Осталось только убедить Россию и Украину с этим согласиться. 


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.