Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Реплики

#Только на сайте

#Законотворчество

Творчество и законотворчество

22.06.2014 | Артур Соломонов | № 21 от 23 июня 2014


18 июня Комитет Госдумы по культуре одобрил законопроект, согласно которому неоправданное использование иностранных слов будет караться штрафом в размере от 2 до 50 тыс. рублей.

Друзья, открывайте кошельки, причем как можно шире. О’кей? (вот я и оштрафован — слово-то иностранное, слово-то непристойное, слово-то депутатами почти запрещенное).

Но я бы предложил подумать вот над каким словом — законотворчество. У кого еще остались сомнения, что народные избранники занимаются творчеством? Что их ведет буйное, сметающее все табу, воображение?

Чем полезен или вреден для граждан нашей страны этот творческий полет — отдельная тема. Но то, что он губителен для искусства и людей искусства, — это точно. События последних лет показали: чем непредсказуемее и смелее законотворчество, тем ýже поле для собственно творчества. И дело не только в том, что запретят скоро все иностранное, все нетрадиционное, все непатриотичное. Что на каждую реплику в спектакле нужно будет получать высочайшее одобрение и проверять точки и запятые в романах — достаточно ли они наполнены любовью к Родине?

Не только в этом дело. Законотворчество становится настоящим, грозным конкурентом художественному творчеству. В первую очередь оно уничтожает сатиру. Потому что «пересатирить», пересмеять то, что происходит в реальности, в огромном и помпезном здании на Охотном ряду, — невозможно.

Хотели запретить кеды. Хотят запретить выражаться на враждебных русскому духу языках. Если бы это придумал кто-то из сатириков, ему бы сказали: смешно, но перебор. Неправдоподобно. Но штука в том, что сама жизнь, политическая, а за ней и жизнь в целом обретает форму абсурда. Сама становится неправдоподобной. Что с ней делать искусству? Анализировать всерьез? Не получается. Сатира? Бессильна. А у этого абсурда есть и смысл, и цель, но об этом чуть позже.

Сознание граждан пребывает в состоянии, с одной стороны, полной покорности телевещанию и в этом смысле оно довольно прозрачно. С другой же стороны — оно абсолютно не исследовано. И социологи, и художники мало что могут прояснить. Быдло — определение тупиковое, да и само по себе быдловатое. Хотелось бы чего-то поинтереснее.

Кто из художников мог предположить, что такое случится в марте? Представляете, какой была бы реакция общества, если бы кто-то до украинских событий, например, в декабре или январе, опубликовал повесть о том, как Россия присоединяет Крым, а украинцы и русские преисполняются друг к другу ненавистью? И стоят на грани войны? Что бы сказали писателю, если бы он полгода назад сочинил фразу, подобную тем, которыми сейчас переполнен интернет: «Ненавижу этих русских»? И подпись — «Георгий Сергеев, город Киев»? Такой автор получил бы упреки: излишне смелое, оторванное от реальности воображение. А реальность сама обскакивает воображение. Если я сейчас напишу, что следующим законотворческим шагом станет запрет думать, используя в мышлении своем (якобы неподконтрольном!) иностранные слова, то мне скажут: перебор! Но когда вас где-нибудь на Тверской оштрафуют за иностранные мысли или за иностранное выражение лица — вспомните эти слова.

Конечно, у этого непредсказуемо абсурдного движения есть свое направление — это абсурд темный, он веселый лишь по форме, и ведет нас всех во тьму. Ведь происходит вот что: нам задается уровень дискуссии, ничтожный в интеллектуальном плане. И все бросаются обсуждать — вот же до чего дошло, слова иностранные запретили, кеды запретили… Не говорить об этом нельзя. А говорить, тем более продолжительно, — нелепо. А пока все обсуждают кеды и полукеды, слова иностранные, слова поганые, пафос у большинства выгорает в злом хохоте на эти темы. А тем временем в политике и экономике происходят не замечаемые обществом события. И вот тут можно усмотреть некоторую закономерность. За атакой на геев и другими новшествами последовал «крымнаш». Страшно даже предположить, что может последовать за «кедами» и «иностранными словами».

Так что у «политического цирка» — весьма прагматичная цель. Это артобстрел головного мозга, это погружение в бред — профессиональное, хорошо продуманное. И можно лишь воскликнуть «браво». Потому что чужое творчество надо уметь оценивать объективно, даже если оно тебе не нравится. 


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.