Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Выставки

#Сюжеты

#Только на сайте

Европа идет к нам

17.06.2014 | Александр Шаталов | № 20 от 16 июня 2014

С 28 июня по 31 октября Санкт-Петербург должен стать столицей современного искусства. Если, конечно, дадут
58_01.jpg
Инсталляция австрийского художника Отто Цитко «Линия против линейности» в залах Главного штаба в Эрмитаже. Санкт-Петербург, 2014 г. /фото: Thomas Engelbert/Manifesta 10

Последние полгода российские и западные арт-критики спорят до хрипоты и делают ставки: состоится или нет в Санкт-Петербурге третья по значимости в Европе выставка современного искусства «Манифеста». Первой считается биеннале в Венеции, второй — выставка «Документа» в немецком городе Кассель.

И вот — «Манифеста». Задумана она была в 1993 году с главной целью: децентрализовать художественный процесс и вовлечь в него небольшие города Европы, как язвительно пишут критики — «европейское захолустье». Именно поэтому биеннале изначально делает акцент на исследовательскую и просветительскую деятельность. Проходит «Манифеста» раз в два года и ориентируется в первую очередь на молодых художников и кураторов современного искусства.
58_06.jpg
«Лада Копейка» Франсиса Алиса, которую художник припарковал во дворе Эрмитажа. 2014 г.

То, что нынешняя юбилейная, десятая по счету «Манифеста» 28 июня — и на целых четыре месяца — приедет в Санкт-Петербург, изначально вызвало недоумение: уж нашу Северную столицу никак не назовешь захолустьем. В адрес организаторов выставки посыпались обвинения в прагматизме и голом расчете на русские спонсорские нефтедоллары: по традиции значительную часть расходов на проведение выставки берет на себя принимающая сторона, а бюджет «Манифесты» — несколько миллионов евро.
58_02.jpg
Николь Айзенман (США). «Это так», 2014 г.

Стена непонимания

58_03.jpg
Герхард Рихтер (Германия). «Эмма, обнаженная на лестнице», 1966 г.
Организаторы любят повторять, что «Манифеста» — ровесница Евросоюза, появилась вскоре после крушения Берлинской стены и одна из ее задач — объединение народов Европы. Однако декларируемые оргкомитетом цели не всегда удается реализовать. Так, в Никосии в 2006 году не получилось провести Manifesta 6. Художники хотели с помощью биеннале объединить разделенную на греческую и турецкую части столицу Кипра. Но власти города решили, что это несвоевременно, и платить за такой проект не захотели.

Проведение выставки в Санкт-Петербурге тоже долгое время находилось под угрозой. Между организаторами биеннале в Роттердаме, где находится штаб выставки, и большинством ее участников выросла настоящая стена непонимания: молодые европейские художники дважды призывали бойкотировать выставку в Санкт-Петербурге.

Первая петиция с требованием отказаться от проведения биеннале в России появилась еще в 2013 году — сразу после того, как Госдума приняла знаменитый «антигейский» закон. Масла в огонь подлили и выступления некоторых депутатов-охранителей из Законодательного собрания Санкт-Петербурга. Вторая петиция была вызвана событиями в Крыму.

6 марта большая группа художников из Германии и Голландии опубликовала открытое письмо куратору «Манифесты» Касперу Кенигу, в котором, в частности, говорилось: «Мы считаем, что участие в культурных мероприятиях в России в такое время означает легитимизацию и согласие с российской агрессией против демократического государства Украина». Однако Кениг не поддержал идею бойкота. Они с директором Эрмитажа, где будет развернута основная экспозиция «Манифесты, Михаилом Пиотровским выступили с ответным заявлением: биеннале в Питере проводить надо, она поможет «активизировать те слои общества, которые заинтересованы в дискуссии и межкультурном обмене».
58_05.jpg
Павел Пепперштейн. «Уголовник», 2013 г.

Коммуналка в Эрмитаже


58_04.jpg
Тимур Новиков. «Старт (ракета)», 1989 г.
Впрочем, хотя организаторы и пытаются всячески показать, что-де «Манифеста 10» из-за частичного бойкота не пострадает, нельзя не заметить, что российских участников в ней заявлено гораздо больше, чем западных. Причем нашими художниками — есть такое чувство — как раз и поспешили заполнить возникшие лакуны. А отказываться от проведения «Манифесты» сама Россия не хотела: принимать у себя такую выставку — весьма престижно.

*Всего на выставке будет представлено 53 участника, из которых шести уже давно нет в живых (по этой причине «Манифесту» нередко называют выставкой покойников). В программе значатся экспозиции Йозефа Бойса, Луизы Буржуа, Тимура Новикова, Владика Мамышева-Монро и даже Анри Матисса и Джованни Баттисты Пиранези. Из русских авторов в основной программе примут участие Вадим Фишкин, Елена Ковылина, Павел Пепперштейн, Александра Сухарева.
Основная часть экспозиции разместится в восточном крыле Главного штаба (он был передан Эрмитажу для проведения выставок еще в конце 1980-х годов), оставшуюся — представят в Зимнем дворце.*

На площадках Главного штаба по проекту швейцарца Томаса Хиршхорна выстроят шесть коммуналок, в которых будут выставлены произвольно отобранные картины из собрания Русского музея. А в залах Анри Матисса в Эрмитаже в рамках проекта художников Марии Лассинг, Марлен Дюма и Николь Айзенман будут выставлены портреты знаменитых людей, известных также своей нетрадиционной ориентацией, — Алана Тьюринга, Оскара Уайльда, Петра Ильича Чайковского, Пьера Паоло Пазолини, Жана Жене...

Скандально известный украинский фотограф Борис Михайлов, давно, правда, живущий в Берлине, а не в родном Харькове, планирует представить серию «Театр военных действий. Второй акт. Антракт», снятую в конце прошлого — начале этого года на киевском Майдане. Впрочем, когда Михайлов принимал решение об участии в выставке, никакого Майдана еще не было. Фотограф хотел работать в Санкт-Петербурге, собирался сделать серию фотографий, которыми можно было проиллюстрировать поэму Александра Блока «Двенадцать». Но тут случился Майдан, и Михайлов полетел в Киев.




Страна котов

Если не вмешается министр культуры Владимир Мединский (мало ли, вдруг ему в последний момент что-то не понравится) и «Манифеста»-таки состоится, то Санкт-Петербург на несколько месяцев превратится в огромную выставочную площадку. Это произойдет за счет параллельной программы, в рамках которой почти во всех выставочных залах города пройдут дополнительные выставки, а также многочисленные лекции, кинопоказы и дискуссии. Кроме того, «Манифеста» включает в себя и Публичную программу, основной площадкой которой станет Витебский вокзал Петербурга. Среди участников этого проекта — художники из бывших советских республик и стран Восточной Европы. «Мы не сможем романтизировать современную Россию, — не без сарказма замечает куратор этой программы Иоанна Варша, — но постараемся рассказать о современной ситуации в стране мягким, нетривиальным способом». Один из проектов Публичной программы — выставка «Квартирное искусство как домашнее сопротивление», которая пройдет в одной из бывших коммунальных квартир Санкт-Петербурга.

Участники «Манифесты» начали приезжать в город еще месяц назад. Из Брюсселя на старой «Ладе» в Питер отправился художник из Мексики Франсис Алис. По дороге он снимал все, что видел, на видеокамеру, а потом устроил инсталляцию — свою старую «Ладу», на которой проехал тысячи километров пути, он припарковал во дворе Эрмитажа. Сейчас там можно увидеть заросший травой и кустарником автомобильчик, переставший быть средством передвижения и превратившийся в арт-объект. Что это означает?

«Мое путешествие закончилось: машина уже больше никуда не поедет. Этот образ должен передать то, что я чувствую, — рассказывает Франсис Алис. — Многие из нас переживают фрустрацию, глубокое разочарование: ведь оказалось, что 70 лет жизни Советского Союза были нужны лишь для того, чтобы в России сегодня утвердился неокапиталистический строй. Я хочу встряхнуть публику, чтобы она задумалась — неужели все годы до и чуть после перестройки прошли зря?..»
58_07.jpg
Эрик ван Лисхаут. «Подвал» (рабочее название) , видеоинсталляция, 2014 г.

А вот голландский художник и режиссер Эрик ван Лисхаут приехал в Санкт-Петербург еще в октябре прошлого года, чтобы снять фильм про котов. Кто-то рассказал ему, что в подвалах Эрмитажа еще со времен Екатерины II живут кошки и за ними ухаживают волонтеры. Сейчас там 65 котов — они-то и стали героями проекта Эрика ван Лисхаута. В Главном штабе будет выстроен специальный тоннель, на стенах которого выставят картины и фото на кошачью тему.

Интересно, как воспримет этот проект питерский депутат Милонов: не почудится ли ему и в кошачьем сюжете что-то «нетрадиционное»? 


фото: Courtesy of Timur Novikov’s family collection, Pavel Pepperstein, Courtesy Nahodka Arts & Pace London, Courtesy Annet Gelink Gallery/Amsterdam, Manifesta 10, Thomas Engelbert/Manifesta 10, John Berens, Rheinisches Bildarchiv Köln



×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.