Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Только на сайте

#Украина

Незалежная глазами Поднебесной

06.03.2014 | Тихонов Василий , Юнанов Борис

Взгляд на украинский кризис из Пекина

4 марта, в тот самый день, когда Владимир Путин собрал журналистов в Ново-Огарево на «беседу» по Украине, из которой выяснилось, что вводить войска в соседнюю страну «нет необходимости», у него состоялся телефонный разговор с председателем КНР Си Цзиньпином

RTX164LG.jpg

Виктор Янукович пожимает руку председателю КНР Си Цзиньпину после подписания договора о дружбе и сотрудничестве 5 декабря 2013 года


Разночтеньице

Вот как донес содержание этого разговора до широкой аудитории сайт Кремля: «Владимир Путин и Си Цзиньпин с близких позиций обсудили сложившуюся на Украине чрезвычайно сложную ситуацию. Выражена надежда, что предпринимаемые российским руководством шаги позволят снизить общественно-политическую напряженность и обеспечить безопасность русскоязычных граждан, проживающих в Крыму и в восточных регионах Украины.

Рассмотрены некоторые актуальные вопросы двустороннего сотрудничества России и КНР, в том числе касающиеся дальнейших контактов на высшем уровне».

А вот версия официального китайского агентства Синьхуа: «Председатель Республики Си Цзиньпин имел телефонный разговор с Президентом России В. Путиным, в ходе которого стороны обменялись мнениями о китайско-российских отношениях, а также о ситуации на Украине. Си Цзиньпин изложил принципиальную позицию Китая, подчеркнув: у того, что ситуация на Украине дошла до нынешней стадии, были свои неизбежные причины. В настоящее время ситуация в высшей степени сложная и чувствительная, и она оказывает воздействие на обстановку в регионе и международные дела в целом. Си Цзиньпин выразил уверенность, что российская сторона сможет во взаимодействии со всеми заинтересованными сторонами продвигаться к достижению политического урегулирования, действуя в интересах сохранения мира и стабильности в регионе и во всем мире».

Имеющий глаза да увидит: в сообщении Синьхуа — ни слова о благотворности шагов российского руководства по «снижению» общественно-политической напряженности на Украине (китайцы говорят о взаимодействии Москвы со «всеми заинтересованными сторонами») и «обеспечению безопасности российских граждан, проживающих в Крыму и в восточных регионах Украины». (В китайском оригинале сообщение Синьхуа выглядит так: 新华网北京34日电 国家主席习近平4日晚应约同俄罗斯总统普京通电话,双方就中俄关系、乌克兰局势交换意见。 习近平阐述了中方原则立场,指出乌克兰局势发展到今天,偶然中有必然。当前,形势高度复杂、高度敏感,牵动地区局势和国际全局。相信俄方能同各方协调,推动问题得到政治解决,维护地区和世界和平稳定。中方支持国际社会有利于缓和局势的建议和斡旋努力。)

Означает ли это, что в разговоре президента России и председателя КНР ни разу не прозвучало слово «Крым» и «восточные регионы Украины» и официальный кремлевский сайт водит за нос аудиторию. Разумеется, нет. Просто официальный Пекин иначе — и вполне сознательно — расставил информационно-пропагандистские акценты. А именно: однозначной поддержки своих действий на Украине и в Крыму России от Китая ждать не приходится. Урегулирование кризиса возможно только на многосторонней основе, при участии «всех заинтересованных сторон», надо понимать, и включая власть в Киеве. Тезис же об «обеспечении безопасности русскоязычных граждан» Москва может использовать в собственных пропагандистских нуждах сколько угодно, но Китай здесь ни при чем.


Не «съесть» ли вместе?

И тут нелишне вспомнить про внутрикитайский фон разговора Путина и Си Цзиньпина. Вечером 1 марта вооруженная ножами группа неизвестных, одетых в черное, напала на людей в зале ожидания и кассовом зале вокзала в Куньмине (южнокитайская провинция Юньнань): 29 человек погибли, более 130 получили ранения. Власти КНР расценили эту резню как теракт и возложили ответственность за него на сепаратистов из расположенного на северо-западе Китая Синьцзян-Уйгурского автономного района (СУАР): якобы на месте происшествия следователями были найдены доказательства их причастности к теракту. На территории СУАР, по оценкам китайских властей, действует экстремистская организация «Исламское движение Восточного Туркестана», которую Пекин причисляет к террористическим организациям и ранее неоднократно возлагал на нее ответственность за организацию противоправных акций и терактов в различных районах КНР.

Имея давнюю головную боль — уйгурских сепаратистов. Пекин никогда в открытую не пойдет не то что на оправдание аннексии какой-то страной части территории другой страны — в каких бы то ни было терминах. Пекин в лучшем случае промолчит. Как это и произошло по итогам телефонного разговора на высшем уровне 4 марта.

Молчание, конечно, — золото. Но ведь есть и более практически значимые для политики вещи — вроде СБ ООН, где китайский нейтралитет (а точнее, воздержание) может оказаться, ох, каким нелишним для Москвы при голосовании по резолюциям о ситуации на Украине. Обеспечить себе этот нейтралитет Москва способна, скинув, например, китайцам цену на газ (переговоры на этот счет продолжаются). Тем более что России вряд ли удастся избежать проблем с объемами продаж сырья в Западную Европу в ближайшие годы.

Однако такого рода союз не будет длительным. И уж в любом случае Китай не станет оказывать содействие процессу «поедания» Украины Москвой.


Китайский опыт

Москва, конечно, может предложить Пекину «съесть» Украину вместе. Что ж, у Китая в принципе есть деньги, на которые можно было бы купить «кусочек» Незалежной. Но нуждается ли тут Пекин в услугах Москвы — большой вопрос. Ведь у Китая — свой роман с Киевом. После победы Януковича на президентских выборах в 2010 году, когда в Пекин потянулись многочисленные украинские делегации разных уровней, китайцы начали пристально изучать возможность прямых инвестиции в Незалежную. И пришли к выводу: торопиться не стоит, слишком ненадежно, устоявшихся правил игры нет. Правовой защиты капиталов и собственности — тоже.

Экономическая модель, сложившаяся на Украине в годы правления Януковича и Партии регионов, и вовсе повергла китайцев в смятение. Как писал сайт Ukrinform.ua «китайские бизнесмены на практике познавали на Украине значение слов «подстава» и «наезд», невозможность правовой защиты, как это произошло с крупнейшей телекоммуникационной компанией Huawei. В общем, китайцы «под завязку» насытились особенностями нашего инвестиционного климата, который пока еще недостаточно прозрачен и в котором размер «откатов» иногда оказывается на одной чаше весов с национальными интересами». По состоянию на конец 2012 года из $54,5 млрд иностранных инвестиций в украинскую экономику китайские составляли $18,8 млн, то есть чуть больше 0,03 (трех сотых) процента.

Поэтому мало кто из экспертов удивился, что итоги последнего зарубежного визита Виктора Януковича в Пекин — в декабре прошлого года — оказались столь плачевными: несколько второстепенных рамочных соглашений и никаких конкретных гарантий по кредитованию умирающей украинской экономики. Более того, если верить главе польского МИДа Радославу Сикорскому, китайцы выставили Януковичу встречное условие: инвестиции в Украину возможны только после подписания Соглашения об ассоциации с ЕС. (Высказывание польского министра опровергнуто китайским послом в Киеве как «несоответствующее действительности».) Якобы таким образом, по Сикорскому, Китай стремится лучше защитить свои инвестиции. И в этом смысле смена власти в Киеве, если она обернется в итоге большей предсказуемостью экономической политики, бОльшим ее соответствием европейским стандартам, даже на руку Китаю.


О пользе еды

И тут встает другой вопрос: как конкретно должна измениться украинская экономика, чтобы китайские капиталы повернулись к Украине лицом?

При всех изъянах украинской экономической модели Китай все же рассматривает Украину как главного экспортера продовольствия в Поднебесную, считает глава совета директоров крупнейшего в Евразии агрохолдинга Ukrlandfarming Олег Бахматюк. По его словам, уход части Украины под протекторат россиян — это удар по экономической безопасности самого Китая. Поэтому-то, по оценке предпринимателя, Китай однозначно выступил в пользу целостности Украины на пике крымского кризиса. «Наша безопасность на мировом уровне зависит, кроме всего прочего, и от нашего АПК. Если такие страны, как Китай, Саудовская Аравия, возможно даже Иран, будут зависеть от нашего продовольствия, они окажутся куда большими гарантами нашей безопасности, чем многие страны Старого Света», — считает Бахматюк. По его словам, китайские и арабские инвестиционные фонды готовы выделить Украине значительные ресурсы — до $50 млрд в 2014-2015 гг. на развитие сельского хозяйства.

Получается, что Украина, дабы получить китайские деньги, должна забыть про металлургию и полностью сосредоточиться на АПК. Захочет ли?


Китайские блогеры об украинском кризисе:

Блог Ма Дэйшэна (马鼎盛):

«На сайте российского МИДа 3 февраля (2014 г. — The New Times) опубликовано сообщение для печати о телефонном разговоре между министром иностранных дел России С. Лавровым и его китайским коллегой Ван И. При этом утверждалось, что руководители внешнеполитических ведомств обеих стран обменялись мнениями о ситуации на Украине и что мнения по этому вопросу в основном совпали. Москва хочет, чтобы мир поверил в то, что Пекин согласился с российским вторжением в Украину. Однако китайскому народу трудно принять тот факт, что большая европейская страна подвергается военной агрессии, что ее национальный суверенитет и территориальная целостность оказались под угрозой, к тому же Чжуннаньхай (китайский кремль — The New Times) изменил бы своим принципам, если бы стал на сторону гегемонии какого бы то ни было государства».

Комментируя сделанное 2 марта в связи с обострением ситуации (после принятия соответствующих решений в Москве) вокруг Украины заявление представителя МИД КНР Цинь Ган («Мы понимаем историческую подоплеку и сложность сложившейся ситуации на Украине. Мы также говорили, что для того чтобы ситуация зашла так далеко, были свои причины»), Ма Дэйшэн пишет далее: «Для того чтобы ситуация на Украине «зашла так далеко», Путин использовал военную силу, в результате чего украинский кризис из внутриполитического дела превратился в межгосударственный военный конфликт. На самом деле вопрос о том, является ли украинское правительство пророссийским или проевропейским, относится к ее внутренней политике. Происходящие внутри этой страны народные выступления, полицейские репрессии, которые приводят в том числе к многочисленным жертвам, — это все ее внутренние дела. Импичмент Верховной радой президента, смена центрального правительства, что привело к тому, что независимости стали добиваться местные администрации, — это все собственные проблемы Украины. Тем не менее дело дошло до военного вторжения России в Украину, занятие российскими ВС казарм, аэропортов, портов, окружения их российскими военными частями...»

И наконец, заключительный пассаж из блога Ма Дэйшэна:

«Что касается истории советской и российской аннексии территории соседних стран, то китайская нация испытала это на себе. И будучи гражданином Китая, я не вправе забывать болезненные уроки китайско-российских/советских отношений».

А вот что написал в своем блоге профессор Пекинского университета Ню Цзюнь (牛军):

«Военное вмешательство России на Украине находится в центре внимания международного сообщества, в то время как политика Китая в украинском вопросе пребывает в состоянии небывалого смущения. При освещении турбулентной ситуации на Украине китайские СМИ упор сделали на «державные» игры между Соединенными Штатами, Европейским союзом и Россией, вторым же фоном идут рассуждения о «вмешательстве Запада». Такая настойчивая избирательность... в итоге поставит Китай в крайне неловкое положение, и причины этого кроются в нашей крайне ошибочной оценке внутриполитической ситуации на Украине».

Далее блогер напоминает о декабрьском визите в Пекин Виктора Януковича»: «В совместном заявлении стороны подчеркнули, что «поддерживают друг друга в защите национальной независимости, суверенитета и территориальной целостности, безопасности и политической и социальной стабильности...» Не успели высохнуть чернила на этом документе, как с российской стороны последовала военная интервенция сродни по стилю тому вторжению, которое начала Япония против Китая в 30-х годах прошлого века. В свете тех исторических событий, как же может относиться Китай к вмешательству России в Крыму? Разве не должен он противостоять этому вмешательству? К тому же Китай должен четко осознавать, что вмешательство России может привести к большому сепаратистскому движению в Крыму. «Увы, представитель (китайского) министерства иностранных дел высказался по этому поводу несколько расплывчато», — сетует китайский блогер.

Блогер Лю Бо (刘波):

«Если стороны (РФ и КНР) основываются в своих отношениях на принципах стратегического партнерства, тогда нужно признать: с ними вступила в противоречие проявившаяся сегодня российская экспансионистская традиция. И прежде всего она вступает в противоречие с китайским принципом неприменения военной силы для вмешательства во внутренние дела других государств. Для Китая последствия будут очень серьезными, и это общеизвестно... Китайской дипломатим катастрофически не хватает глубины анализа и оценок. Впрочем, ошибочные оценки всегда могут появляться, важно не совершать стратегическую ошибку, на что указывал Дэн Сяопин. Китай в Центральной и Восточной Европе (особенно на Украине) имеет важные интересы, и провоцирование там Россией военного конфликта или «новой холодной войны» отнюдь не в интересах Китая. Китай не может находиться под влиянием мышления в духе «поддержки одной из сторон». В середине 1980-х годов Дэн Сяопин наконец вывел Китай из состояния холодной войны, и лишь после этого китайская дипломатия обрела относительную гибкость».



×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.