Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Только на сайте

#Амнистия

Как Путин правозащитников вербовал

10.12.2013 | Светова Зоя , Екатерина Селиванова

10 декабря, в Международный день прав человека (был установлен в 1950 году Генеральной Ассамблеей ООН в честь провозглашения Всеобщей декларации прав и свобод человека в декабре 1948 года) Владимир Путин в своей Ново-Огаревской резиденции принял российских правозащитников

400_22_02 (1).jpg

Глава Московской Хельсинской группы Людмила Алексева, Уполномоченный по правам человека в РФ Владимир Лукин, глава Совета по правам человека при президенте РФ Михаил Федотов, Уполномоченный по правам человека в Москве Александр Музыкантский и еще человек десять известных правозащитников приехали к президенту, чтобы вместе отметить свой профессиональеый праздник.

«У власти и правозащитного движения абсолютно одинаковые задачи, чтобы жизнь граждан была лучше!» – сказал глава государства своим гостям. И они ему не возразили. Хотя очевидно, что правозащитники, как правило, защищают граждан от нарушения их прав государственными чиновниками, судьями и представителями правоохранительных органов.

Путин попросил правозащитников помочь в работе России в Совете по правам человека ООН. Известно, что в другой структуре ООН – Комитете против пыток российские правозащитники, критикующие власть, представляют свои доклады, в которых содержатся многочисленные факты нарушений прав человека в российских тюрьмах, отделениях полиции и колониях. Эти доклады противоречат бравурным выступлениям правительственных чиновников, которые представляют Россию в ООН и плохо влияют на ее имидж в мире.

Похоже, Путин, который стремится поправить репутацию страны на мировой арене, решил «завербовать» для этой задачи и правозащитников, которые приехали к нему в Ново-Огарево. Состав приехавших, кстати, удивил своей разнородностью: наряду с Людмилой Алексеевой и Светланой Ганнушкиной, известными критическим отношением к власти, на встрече оказался новоиспеченный председатель ОНК Москвы Антон Цветков, по совместительству глава «Офицеров России». Как рассказали The New Times в УФСИН Москвы, он сообщил начальникам московских СИЗО, что якобы «записался на встречу к президенту России» и будет там лоббировать интересы сотрудников тюремной системы.

Вероятно, ему это удалось сделать во время неформальной беседы с Владимиром Путиным за бокалом вина, о которой The New Times рассказали другие участники встречи в Ново-Огарево.

Андрей Бабушкин, член СПЧ:

«Это была неформальная встреча, говорили с вином, высказались все, кто хотел. Позиции, конечно, не во всем совпали: мы все выступаем за широкую амнистию, а президент – за «осторожную». Путин сказал, что необходимо, чтобы не только государство занималось российским присутствием в СПЧ ООН, но и правозащитные организации оказывали моральную и организационную поддержку. Я считаю, что это правильно. Государство будет эффективным, если будет использовать правозащитные ресурсы.

Поднимался вопрос государственных грантов. Президент сказал, что в следующем году, если мне память не изменяет, будет выделено 3,5 млрд рублей. В шутку сказал, что все вопросы по грантам задавать Памфиловой. Но этот вопрос не был центральным. Важно, что член Общественной палаты Мария Каннабих обозначила проблему содействия деятельности общественных наблюдательных комиссий, особенно в некрупных субъектах федерации, куда трудно доехать, и президент сказал, что нужно коснуться этого вопроса в послании Федеральному собранию»

Александр Музыкантский, уполномоченный по правам человека в Москве:

«Сначала выступил Путин, поздравил с праздником. Сказал, что правозащита - полезная работа, полезный институт, но нужно, чтобы он был вмонтирован в остальные институты. Сказал, что у него есть Совет, есть Владимир Петрович Лукин, региональные уполномоченные в 70 регионах. После Путина хорошую речь сказал Лукин. Он говорил, что задача правозащитника очень сложна, он должен думать о «слезе ребенка», помогать простым людям, о том, чтобы защитить этого простого человека от «Медного всадника», который олицетворяет власть.   

Потом состоялось неформальное общение, вокруг Путина все столпились: каждый задавал вопросы, иногда сразу несколько человек. Путин сказал, что действительно считает, что можно вносить изменения в закон об НКО. Он говорил, что нельзя заниматься политикой на зарубежные деньги, и все с этим согласились.   

Елизавета Глинка, глава фонда «Справедливая помощь», сказала, что к ней приходил ОМОН. Путин спросил: «А зачем?» Глинка ответила, что не поняла, зачем, что просто походили и ушли. Путин возмутился: «Ужас!»

По поводу амнистии мнения разошлись. Кто-то благодарил, что Путин внес проект амнистии в Госдуму, а кто-то заметил, что все расчитывали на широкую амнистию, а то, что записано в проекте, на широкую амнистию никак не тянет».

Елизавета Глинка, глава фонда «Справедливая помощь»:

«Расхождений во мнениях правозащитников с Путиным я не заметила. Он действительно соглашается со всем, что ему говорят. Вообще никаких разногласий. Наоборот, полная-полная поддержка. Была очень неформальная обстановка и очень шумно».

В общем, судя по всему, операция по вербовке правозащитников прошла успешно, о чем Путин сможет доложить своим коллегам 20 декабря, когда будет отмечаться совсем другой праздник — День чекиста.  






×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.