Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Реплики

Нужен ли Ирану «мирный атом»?

01.09.2013 | Пархам Рамин, иранский историк и диссидент | № 27 (295) от 2 сентября 2013 года


28 августа представители МАГАТЭ объявили о скором возобновлении переговоров по иранской ядерной программе — впервые с момента избрания президентом Ирана Хасана Рухани

Известие из Вены пришло через пять дней, после того как новый глава МИД Ирана Мохаммад Джавад подтвердил приверженность страны старому курсу: отказа от атомной программы ждать не стоит. Причем помогать Тегерану в очередной партии «большой ядерной игры» снова будет Россия: ходят слухи, что Москва собирается строить в Иране вторую АЭС — в дополнение к Бушеру.

Что это означает? Прежде всего то, что надежды многих наблюдателей на некий прорыв в ядерном досье после избрания нового президента можно смело списывать в утиль. Рухани ни на йоту не изменяет себе и правящему клиру. Еще будучи председателем Высшего совета национальной безопасности и главным переговорщиком по иранскому атому, он на словах ставил задачу снижения напряженности в отношениях с Западом, а на самом деле лишь пытался выиграть время, необходимое Тегерану для создания своей атомной бомбы. То же самое — сейчас.

Тегеран не устает говорить о своем праве на мирный атом, ссылаясь на то, что уже в ближайшее время откроется станция в Бушере, а в 2014 году заработает новый атомный реактор в Араке. Но ведь именно этот реактор и позволит Ирану производить плутоний, необходимый для создания оружия. Главное сейчас для Тегерана (а следовательно, и для новоизбранного президента) — отвлечь внимание от Арака. Потому что как только на эту станцию завезут атомное горючее, ее будет невозможно разбомбить из-за опасности утечки радиации.

Проблема в том, что у Ирана нет абсолютно никакой потребности в развитии мирного атома. Ни с точки зрения экономики, ни с точки зрения энергетики. Еще во времена шаха специальная комиссия по планированию бюджета провела исследования относительно иранской энергетики на 20 лет вперед. Вывод: развивать нефтяную и газовую промышленность, забыв об атоме. В Иране — вторые в мире после России разведанные запасы газа. И совсем нет урана, который Иран сегодня тайно покупает у Зимбабве. Шах, впрочем, тогда с выводами комиссии не согласился, а потом его дело продолжили аятоллы, для которых обладание бомбой — единственная гарантия существования.

На это в действительности нацелены все ресурсы страны. А сотрудничество с Москвой в ядерной области, похоже, все та же ширма, за которой ничего нет. Судите сами: контракт на строительство АЭС в Бушере был подписан в 1995 году, станция должна была заработать в 1999-м. Прошло уже 14 лет, но Бушер не произвел пока ни одного киловатта энергии! Никто не знает, сколько Тегеран заплатил Москве за станцию, которая, наверное, никогда не заработает.

Проект же новой «мирной» атомной станции — не что иное, как попытка в очередной раз внести разлад в переговоры в формате 5+1 (пять постоянных членов Совбеза ООН + Германия) и купить голос Москвы в Совбезе ООН. А там, глядишь, бомба будет в руках. Ну а тогда уже Москву вместе с МАГАТЭ и разными прочими проверяющими уж точно можно будет послать куда подальше.




×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.