Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Зона

#Pussy Riot

Дело принципа

26.08.2013 | Толоконникова Надежда, ИК-14, Мордовия | № 26 (294) от 26 августа 2013 года


Осужденная участница группы Pussy Riot — специально для The New Times — об искусстве жертвовать собой

И надо небом рискнуть,
И, может быть, невпопад.
Еще нас не раз распнут
И скажут потом: распад.
Будь одинок, как перст!..
Словно быкам — хлыст,
Вечен богам крест.

И. Бродский

Искусство жертвовать собой сегодня не в цене. Мы теряем умение восхищаться этим искусством в других и пестовать его в себе. А зря. Все хоть сколько-нибудь стоящее в истории человечества рождалось потому, что кто-то был готов жертвовать собой — ради мысли, ради дела, ради другого. Великое искусство, великая политика, великая религия, великая, в конце концов, любовь проистекают из того момента, когда находится кто-то, кто не боится принести себя в жертву.

Показателен исторический успех христианского мировосприятия, которое провозгласило: недостаточно жертвовать ягнятами, телятами, голубями, любым вашим имуществом; вы должны жертвовать собой. Не мешало бы прочувствовать и величайший антиэдипов, антиобывательский пафос знаменитого пассажа: «Если кто приходит ко Мне и не возненавидит отца своего, и матери, и жены, и детей, и братьев, и сестер, а притом и самой жизни своей, тот не может быть Моим учеником» (Лк 14:26). Пассаж этот говорит об условиях возможности победы в больших идейных противостояниях, в измеренных историческими масштабами конфликтах мировоззрений/«заветов». И когда в следующий раз вы откажетесь от публичного отстаивания своих принципов (скажем, от участия в митинге; хотя одним митингом, понятно, список возможностей отстаивать свои убеждения и права не исчерпывается), сославшись на то, что «меня уволят с работы/у меня дети/мы едем на дачу», представьте, что вам на это ответил бы Иисус Христос. И подумайте, так ли далеко вы мировоззренчески находитесь от Владимира Путина, который готов уничтожить ст. 31 Конституции РФ, лишь бы расчистить путь тем, кто торопится на дачу, в объятия уютного, деидеологизированного и деполитизированного эдипова треугольника. «Свету ли провалиться или вот мне чаю не пить? Я скажу, свету провалиться, а чтоб мне чай всегда пить» (так рассуждает подпольный парадоксант Достоевского, а также всякий, кто комфорт бытовой ценит выше смысла и правды и кто не понял еще, какое удовольствие несет с собой комфорт идейный).

Каждый раз, когда вы проявляете принципиальность, вы идете на определенные риски. Вообще же единственно верным симптомом того, что вы именно принципиальность проявляете, а не конформную внутритусовочную имитацию ее, будут щелчки по носу и тумаки, которые вы вдруг начнете получать от судьбы. Жизненные обстоятельства начнут вас, как выражаются у нас в колонии, «крепить». Но это нормально, это даже хорошо, потому что это знак того, что ваше высказывание прочитано, ваше заявление принято к рассмотрению.

Молодая эсерка Катя Олицкая в начале 20-х годов ХХ века этот механизм понимала буквально и сетовала, что она, вероятно, недостойна того, чтобы сесть в тюрьму, поскольку этой чести удостаивается не каждый политик. Она, по всей видимости, следовала логике, родственной логике того, кто однажды сказал: «Блаженны вы, когда возненавидят вас люди и когда отлучат вас, и будут поносить» (Лк 6:22). Негативная реакция всегда будет сопутствовать подлинной принципиальности. Если за принципиальность вас только «гладят по голове» и целуют в лобик — это не принципиальность, это маскирующийся под нее вид конформности. Если вы пишете в комментах у Навального «Путин-вор», это не принципиальность, а проявление социально одобряемого (в данном обществе) поведения. А вы пойдите на съезд ОНФ и скажите то же самое там. Почему нет? И проповедующему апостолу Павлу, в свое время побиваемому регулярно камнями и палками, тоже было несладко. А когда Сиддхартха Гаутама покинул родительский дворец, чтобы много лет спустя стать Буддой, не говорили ли ему вслед, что он «просто с жиру бесится» и вообще, что ему не сидится спокойно, у него же все есть, а изменить он ничего не изменит?

  

А вдруг и другие последуют примеру того воробья из сказки Чуковского и, вместо того чтобы трепетать перед тараканом, просто съедят его?     

  

Жизнь стала бы чуточку лучше, если бы люди действительно придерживались категорического императива Канта: «Всегда поступай так, чтобы максима твоего поступка могла стать всеобщим нравственным принципом». Кант ставит акцент: речь идет именно о категоричном, а не о гипотетическом императиве. Гипотетический основан на определенном условии: «Если…, то делай…» Например, «поступай с людьми так, как хочешь, чтобы они с тобой поступали». Гипотетический императив основан на определенном интересе, и потому он излишне прагматичен. Если хочешь, чтобы тебе не лгали, не лги сам. А если я — жулик, скажем, и вор, и лгать мне выгодно настолько, что я готов терпеть издержки, порождаемые тем, что мне врут в ответ?

Политические перемены происходят, когда появляется критическая масса людей принципиальных. Только они смогут выработать и отстоять альтернативную господствующей систему ценностей. Ровно потому аргумент «зачем я буду соваться в протест, все равно ничего не изменится» является самообманом. Каждый человек, решивший быть принципиальным, бесценен. А принципиальность, умение сопротивляться несправедливости и лжи проявляется и отрабатывается в мелочах, но эти мелочи-то в итоге и оказываются самыми важными. «Любой поступок в нашей жизни может показаться ничтожной малостью, и все равно крайне важно его совершить». Это Ганди.

Мой путь и мой выбор — ценой своей жизни дать понять, что другой мир возможен. В котором творчество, страсть к осмыслению, нравственный и интеллектуальный поиск являются единственно возможными гегемонами. Я просто отказываюсь жить согласно правилам и ценностям захватившей нашу страну бюрократической охранительской машины. Это приносит мне большое удовольствие. И свободу. Машина в ответ злится, мстит тем, кто отказывается следовать из страха перед ней ее извращенной логике. А вдруг и другие последуют примеру того воробья из сказки Чуковского и, вместо того чтобы трепетать перед тараканом, просто съедят его?

Сила не у тех, кто владеет постами и автозаками, но у того, кто свободен от страха.


фотография: Андрей Стенин/РИА Новости




×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.