Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Мир

#Сирия

#Война

Сирия: смерть с фруктовым запахом

25.08.2013 | Кретова Екатерина , Кадри Шамун | № 26 (294) от 26 августа 2013 года

Кто травит мирное население газом?

Запад обвинил режим Башара Асада в применении 21 августа химоружия под Дамаском, в результате чего погибло от 1000 до 1800 человек — столь тяжелых единовременных потерь среди гражданского  населения за время сирийского конфликта еще не было. Находящиеся в Сирии эксперты ООН пока не дали ответа на вопрос, какая из сторон использовала отравляющие вещества и какой именно газ был распылен. По данным The NEw Times, использовался газ табун, что является прямым нарушением международной конвенции о запрете на применение химоружия.  Вместе с тем глава МИД РФ Сергей Лавров предостерег НАТО от военной акции в Сирии, которая, по некоторым данным, может начаться уже в ближайшее время. Что произошло 21 августа под Дамаском — The New Times прояснял картину с помощью свидетелей, дипломатов и экспертов  
 
10_01.jpg
Замалька, пригород Дамаска. Теперь здесь многие предусмотрительно надевают противогазы

Дарая, Кабун, Хараста, Хамурия, Кафр Батна, Эйн Тарма, Арбеен — восточные пригороды Дамаска, населенные суннитами. Эту агломерацию еще называют оазисом Гута. До 21 августа здесь проживало примерно пять тысяч человек. Химическая атака уничтожила пятую часть жителей. Не зная, что делать в такой ситуации — уроков гражданской обороны здесь никто не проходил, — женщины, старики, дети прятались в подвалах домов. И смерть настигала их там еще быстрее — ведь газ тяжелее воздуха. Другие жгли костры, надеясь, что огонь и дым перебьют едкий приторный запах, от которого с каждой минутой становилось труднее дышать. Но и от этого становилось только хуже…

Как это было

Эссам Альуаль, житель Кафр Батна, активист оппозиции: «Было примерно 5 утра, мы спали, и вдруг раздались взрывы, а потом пошел этот запах, мне сложно его описать — не дыма, а чего-то еще… Многие выбежали на улицу, кто-то стал кричать… Я видел знакомых, соседей, у кого-то кровоточили руки, у кого-то — ожоги белого цвета… Кафр Батну Аллах пощадил, а вот на Харасту и Кабун упали две или три ракеты… Там было много раненых, мы пытались вытащить их из домов, доносили до дороги и укладывали там. На каждой улице были быстро организованы полевые медпункты, но атропина все равно на всех не хватало… А еще были предатели — мы просили их выйти из домов, чтобы помочь нам с ранеными, но они так и не вышли — испугались, что умрут от газа…»

Лина Дамас, домохозяйка, живет возле Гуты: «Хуже всего то, что выехать из Гуты практически невозможно — там кругом армейские блокпосты, а внутри — ни больниц, ничего… Детишки умирали сотнями».

Что это было

Лина Дамас: «Я слышала, как запустили эти ракеты — эхо от залпа длилось три–четыре секунды, обычные снаряды так не летают, мы ведь уже разбираемся… А потом пошел приторный фруктовый запах — люди сразу и не поняли, что это такое».

Иван Насир, активист сирийской правозащитной организации Sham Network: «Поначалу все решили, что это зарин — тошнота, судороги, удушье, все симптомы налицо… Но у зарина нет запаха. А тут запах, как говорят, был… Кроме того, многие получили ожоги, у кого-то носом пошла кровь…»

Вил Мирзаянов, российский специалист по химическому оружию, проживает в США: «Фруктовый запах? Вообще-то современные отравляющие вещества (ОВ) так не пахнут. Разве что производные синильной кислоты или сама синильная кислота, то бишь гидроцианид. Он, кстати, используется на всех заводах по производству оргстекла и других пластмасс, да и не только пластмасс, но и лекарственных препаратов и других товаров. Так что вполне возможна такая картина: привезли на местность несколько баллонов, открыли их и тут же сбежали…»
10_02.jpg
Пригород Ясрин. Этот мужчина, как утверждают активисты оппозиции, пострадал от нервно-паралитического газа

Кто и зачем это сделал

Эссам Альуаль: «Я думаю, армия Асада. Я в позапрошлом году был в Баба Амр (суннитский квартал Хомса. — The New Times), там солдаты распыляли газ даже на маленьких территориях, им не впервой…»

Александр Лукашевич, официальный представитель МИД РФ: «Ракета с химическим отравляющим веществом была выпущена по восточному пригороду Дамаска с позиций, занимаемых боевиками… Все это сильно смахивает на попытки любой ценой создать повод для выдвижения требований к СБ ООН встать на сторону противников режима и тем самым подорвать шансы на созыв Женевской конференции, для подготовки которой на 28 августа запланирована очередная встреча российских и американских экспертов».

Иван Насир: «По Гуте была выпущена не одна, а пятнадцать ракет. Причем с разных позиций. Гута находится под контролем Сирийской армии Сирии, а залпы шли с юго-востока. Кстати, той же ночью люди видели под Гутой солдат в противогазах — они были заранее предупреждены о химической атаке… Да и потом, откуда у оппозиции такие снаряды, их ведь в полевых условиях не сделаешь — сам отравишься».

Васим, капитан сирийской регулярной армии, фамилию назвать отказался: «Мы дежурили 21-го возле Хаммурия. В трехстах метрах от нас террористы оборудовали свои блиндажи. Какая тут может быть химия! Мы что, самоубийцы? Это было самодельное оружие. Химический состав пока неизвестен. Несколько моих солдат получили ожоги после той атаки… Эти собаки хотели нас потравить химией, а потом кричать на весь мир, что пострадали они сами: «ООН! Запад! Срочно вмешайтесь!»

Себастьян, военный атташе одного из западных посольств в Дамаске, фамилию назвать отказался: «Ни в политическом, ни в военном отношении эта акция не имела смысла. Ни одна из сторон конфликта в ней не была заинтересована. В Дамаск только что (18 августа. — The New Times) прибыла группа инспекторов ООН по химоружию — Асаду такие скандалы ни к чему. Оппозиции тоже, потому что могут свести на нет подвижки на пути к Женеве. Дипломатия — это ведь шанс и для оппозиции. Ни к какой форме силового вмешательства в Сирии Европа пока не готова, что бы там ни говорили в Париже и Лондоне. Так что, скорее всего, атака на Гуту — дело рук какой-то третьей стороны. Это провокация в чистом виде».

Вил Мирзаянов: «У сирийцев имеются запасы как «просто» зарина, так и зарина в виде бинарного оружия. Имеются также некоторые запасы иприта, VX-газа — так называемого «продукта 33». Для использования зарина в виде бинарного оружия (снаряд или ракета, летящие на цель) требуется смешение двух компонентов — изопропилового спирта и дифторангидрида метилфосфоновой кислоты. Процесс смешения двух прекурсоров (вещество, участвующее в химической реакции по получению искомого вещества. — The New Times) требует наличия квалифицированного персонала, необученные люди просто-напросто могут сами себя отравить. Второй прекурсор у сирийцев наверняка российского производства, безопасно и эффективно его производить не так-то легко, Сирия по всем меркам до этого не дотягивает. Второе: средства доставки, то есть минометы и орудия, возможно, и самолеты. Здесь тоже можно уверенно утверждать, что они российского производства. Словом, российские специалисты в Сирии поработали неплохо… Все дело в том, что доставка как «продукта 33», так и прекурсора для получения зарина — грубое нарушение международной конвенции по запрету химоружия. И теперь инспекторы ООН должны сказать об этом ясно, если им, конечно, не запретят этого делать».

Чиновник одного из сирийских министерств (на условиях строгой анонимности): «Да, это сделали мы… Просто зачищали Гуту от «мух». Хуже не будет — только лучше. Пусть эти собаки кричат что угодно — им (оппозиции) все равно никогда не поверят, что это были мы». 



Зарин — отравляющее вещество нервно-паралитического действия; бесцветная, подвижная жидкость. При попадании на кожу человека, обмундирование, обувь и другие пористые материалы быстро в них впитывается. В чистом виде зарин практически не имеет запаха, поэтому при высоких его концентрациях, легко создаваемых в полевых условиях, внутри организма может быстро и незаметно накопиться смертельная доза. Применяется путем нанесения коротких огневых налетов артиллерией, ударами ракет и тактической авиации. Основное боевое состояние — пар. Пары зарина при средних метеорологических условиях могут распространяться по ветру до 20 километров от места применения. Стойкость зарина летом может достигать нескольких часов, зимой — до двух суток. Средствами защиты от зарина служат противогаз, а также антидоты, в частности, атропин.


В подготовке материала принимал участие Борис Юнанов

фотографии: Bassam Khabien/Reuters, Ammar Dar/Reuters




×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.