Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Скандал

Операция «Беглец»

25.08.2013 | Хазов Сергей | № 26 (294) от 26 августа 2013 года

Эдвард Сноуден и театр абсурда

Эпопея Эдварда Сноудена все больше напоминает театр абсурда, в котором главные роли играют спецслужбы. Российские — обеспечивают 30-летнему похитителю американских секретов надежное «временное убежище» (в том числе от журналистов), пусть даже и ценой отношений с США. Британские — внаглую прессуют тех, кто публикует добытые им разоблачения, пусть даже это и одна из самых уважаемых в мире газет. Как проходят и чем обычно заканчиваются такие спектакли — и в России, и в Великобритании — выяснял The New Times

RTR2U32G.jpg
Главный редактор The Guardian Алан Расбриджер долго хранил молчание

19 августа главный редактор британской газеты The Guardian Алан Расбриджер опубликовал колонку, в которой urbi et orbi сообщил: «Это был самый странный эпизод за всю долгую историю The Guardian: в подвальном помещении редакции происходило уничтожение жестких дисков, за которым наблюдали два агента Центра правительственной связи (GCHQ) — они желали удостовериться, что в обломках раскромсанного металла не осталось ничего, что могло бы представлять интерес для китайской разведки. «Ну что ж, теперь, пожалуй, можно и отзывать «черные вертолеты» (black helicopters)», — пошутил один из них, когда мы принялись подметать то, что осталось от MacBook Pro».

«Вы довольно повеселились»

5f534bc9-1b28-4da1-8091-515b95274d52-460x276.jpg
Остатки жестких дисков The Guardian после визита агентов британских спецслужб
Агенты британских спецслужб вышли на Расбриджера еще в середине июня: скандал со сбежавшим в Гонконг Сноуденом был тогда в самом разгаре, а The Guardian не переставала публиковать все новые разоблачения о тотальном контроле за интернет-пространством и мобильной связью со стороны американских спецслужб, взаимодействовавших, к слову сказать, с европейскими странами, в том числе и с Британией. И вот тогда секретарь кабинета министров Джереми Хейвуд, заявив, что действует по поручению премьера Кэмерона, встретился с Расбриджером и вежливо, но решительно потребовал передать британским спецслужбам все имеющиеся у газеты материалы либо уничтожить их. Последовал отказ. Потом — повторная попытка. Расбриджеру давали понять, что не остановятся перед более решительными шагами. После нескольких бесплодных встреч у главреда в очередной раз зазвонил телефон: «Вы довольно повеселились. Пора отдать нам всю эту фигню».

Расбриджер пытался возражать, что уничтожение жестких дисков ни к чему не приведет, мол, копии материалов есть и в Америке, и в Бразилии, где живет журналист-расследователь Глен Гринуолд: именно ему в Гонконге Сноуден передал все материалы. Но агенты были непреклонны: «Или ты пойдешь нам навстречу, или мы вытребуем материалы через суд». При этом главный довод спецслужб в пользу изъятия заключался не в том, что секретная информация не должна появиться на страницах одной из самых читаемых газет в мире (интернет-аудитория The Guardian — 18 млн человек), а в том, что государственные секреты, не дай бог, попадут в руки китайской или российской разведки.

Руководство The Guardian пыталось было в ответ разъяснить, что компьютеры с секретной информацией даже не подключены к интернету. «Ну и что? — парировали агенты. — Используя современную технику, можно настроить невидимый лазерный луч таким образом, что он по вибрациям оконного стекла или, скажем, пластикового стаканчика на столе сможет фиксировать разговоры в том помещении, где находится техника».

Перспектива дорогостоящего судебного иска, который к тому же мог остановить резонансные публикации по материалам Сноудена, вовсе не обрадовала редакторов. Расбриджер сдался. С помощью IT-специалиста и «болгарки» жесткие диски были уничтожены. Редакция, впрочем, поначалу решила не предавать погром огласке: то ли согласно договоренности со спецслужбами, то ли испугавшись возможных проблем с рекламодателями.

Бойфренд-террорист

Нарушить молчание журналистов заставил другой вопиющий факт: 18 августа бойфренда Глена Гринуолда бразильца Дэвида Миранду на девять часов задержали в лондонском аэропорту Хитроу. Миранда возвращался из Берлина, где встречался с другой фигуранткой дела Сноудена, документалисткой Лаурой Пуатра. Несмотря на то что Дэвид не работает в штате The Guardian и даже не является журналистом, он помогает Гринуолду в работе — эта его поездка в Лондон тоже была оплачена газетой.

У молодого человека изъяли все электронные приборы, включая лэптоп, телефоны, съемный жесткий диск и даже игровую приставку. Агентов интересовали, прежде всего, детали встречи с Пуатра и заветные пароли к носителям информации. За все девять часов допроса Миранде так и не дали позвонить Гринуолду и не предоставили переводчика, хотя бразилец несколько раз жаловался, что ему не слишком комфортно беседовать со следователями на неродном языке.

RTX12QL6.jpg
Глен Гринуолд встречает своего бойфренда Дэвида Миранду в аэропорту Рио-де-Жанейро после 9-часового допроса в лондонском Хитроу
*Эта статья позволяет задержать любое лицо, подозреваемое в причастности к терроризму, в том числе журналиста, а также конфисковать электронные приборы на срок до семи дней.

Через три часа допроса представитель службы безопасности Хитроу сам позвонил в Рио-де-Жанейро и сообщил Гринуолду, что Миранду задержали в соответствии со статьей 7 Акта о терроризме*. Гринуолду не позволили поговорить с бойфрендом, более того, объявили, что Дэвиду не полагается адвокат и что по истечении девяти часов его или отпустят, или арестуют. В аэропорт тут же приехали адвокаты The Guardian, в известность был поставлен посол Бразилии в Лондоне, но повлиять на ход допроса они не смогли.

Обычное дело?

Вашингтон тут же открестился от действий британских спецслужб. Представители Белого дома заявили, что никаким образом не просили ни задерживать Дэвида Миранду в аэропорту, ни «влиять» на The Guardian. Более того, последнее не могло бы произойти в Америке, где Первая поправка к Конституции гарантирует полную свободу слова и свободу СМИ. В самой Англии в лагере лейбористов раздались призывы тщательно расследовать случившееся, а бывший министр юстиции лорд Чарльз Фалконер, один из разработчиков Акта о терроризме, счел необходимым уточнить: 7-я статья дает право полиции задержать возможных террористов только для того, чтобы понять — террористы они или нет, а дальше действовать в соответствии с законами Великобритании, подразумевающими нормальную юридическую процедуру с арестом и предоставлением адвоката. По словам лорда Фалконера, поскольку всем было заранее ясно, что Миранда вовсе не террорист, его задержание, а уж тем более девятичасовой допрос «совершенно противозаконны». Правительству Кэмерона пришлось оправдываться. В коммюнике вице-премьера Ника Клегга от 22 августа снова говорилось об опасности попадания материалов The Guardian «в плохие руки». Что же касается задержания Миранды, независимый правительственный эксперт по антитеррористическому законодательству Дэвид Андерсон должен провести расследование относительно законности действий английской полиции.

Впрочем, скандал вокруг Гринуолда и The Guardian — отнюдь не первый случай давления на журналистов со стороны властей Соединенного Королевства. В конце 80-х правительство Маргарет Тэтчер всеми силами пыталось помешать выходу в эфир документального сериала Би-би-си «Секретное общество», первая серия которого рассказывала о всесильных «тайных сообществах» внутри британской верхушки. В доме автора фильма журналиста Дункана Кэмпбелла проводились обыски, кассеты с фильмом были изъяты, против самого Кэмпбелла пытались завести уголовное дело по обвинению в шпионаже и нарушении Акта о государственных секретах. Однако суд не нашел состава преступления, кассеты были возвращены, и фильм вышел-таки в эфир — годом позже, чем планировалось.

Так вот сегодняшняя реакция британских спецслужб на разоблачения Сноудена мистеру Кэмпбеллу весьма напоминает то, что происходило с ним самим 25 лет назад. «Это абсурдный произвол бюрократов от спецслужб, призванный запугать журналистов и помешать им делать свою работу, — заметил Кэмпбелл в разговоре с The New Times, — но они не понимают, что реакция будет прямо противоположной: чем больше они будут давить, тем больше информации выйдет на свет».

Новая Родина

Тем временем главный фигурант скандала по-прежнему находится в России. На фотографиях Life News, сделанных в Шереметьево 1 августа, когда Эдварду Сноудену было предоставлено временное политическое убежище в России, беглец выглядит счастливым: американской тюрьмы удалось избежать. Впрочем, кажется, смотавшись из Штатов, чьи спецслужбы, как следует из разоблачений, элементарно нарушают право граждан на неприкосновенность частной жизни, Сноуден не до конца понял, куда попал.

**Пятеро студентов Кембриджа, завербованных в 30-х годах советским разведчиком Арнольдом Дейчем: Ким Филби, Дональд Маклин, Энтони Блант, Гай Бёрджесс и Джон Кернкросс.
В конце концов, он вовсе не первый беглец с Запада, нашедший пристанище в Москве. Джордж Блейк, Ким Филби, Глен Соутер, Гай Бёрджесс, Дональд Маклин… Список военных, разведчиков, дипломатов с той стороны «железного занавеса», сотрудничавших с советскими спецслужбами и бежавшими потом в СССР, можно продолжить. Большинство из них за редкими исключениями ждала весьма трагичная судьба. Так, британец Гай Бёрджесс, один из членов знаменитой «Кембриджской пятерки»**, журналист Би-би-си, дипломат, второй секретарь британского посольства в Вашингтоне, сотрудник MI-5, бежал в Россию в 1951 году вместе с Дональдом Маклином из-за угрозы раскрытия. Гомосексуалисту Бёрджессу в Москве спускали с рук даже проживание с любовником. (Впрочем, существует версия, что любовник также был агентом КГБ.) Но счастлив в Стране Советов Бёрджесс явно не был: жил он бедно и под постоянным наблюдением, а через 12 лет умер от алкоголизма в возрасте 52 лет.

blake-pb.jpg
В 2012 г. бывшего офицера британской разведки Джорджа Блейка, сбежавшего из английской тюрьмы, президент Путин поздравил с 90-летием

Злоупотреблял алкоголем и другой знаменитый член «Кембриджской пятерки» Ким Филби, запертый в стенах своей квартиры, подъезды к которой были специально затруднены: в СССР боялись, что Филби могут похитить. Много пил поначалу Дональд Маклин, однако ему удалось справиться с этой зависимостью. Сотрудник разведки ВМС США Глен Соутер, передававший советским агентам секретные данные относительно вооружения, передвижения, состава американского флота, бежал в СССР в 1986 году, когда его стали допрашивать по подозрениям в шпионаже. В Советском Союзе он получил звание майора КГБ, женился (в Америке у Соутера также осталась жена), но в 1989 году, в возрасте 32 лет, покончил с собой на предоставленной КГБ даче — закрыл двери гаража и завел двигатель машины.

И только и поныне здравствующий Джордж Блейк, приговоренный в родной Великобритании к 42 годам тюрьмы, но бежавший в 1965 году в СССР, долгое время вел преподавательскую деятельность, а в прошлом году даже был поздравлен президентом Путиным с 90-летием.

В Советском Союзе беглые разведчики консультировали КГБ, работали в вузах, занимались порой расплывчатой «научной деятельностью», жили на именные пенсии. Генерал-майор ФСБ в отставке Алексей Кондауров в разговоре с The New Times вспомнил старый анекдот, когда провалившийся в США советский разведчик Рудольф Абель встретил рядом с гастрономом напротив Лубянки своего давнего знакомого, полярника Эрнста Кренкеля. Тот спросил его: «Ты чем сейчас занимаешься?», на что Абель, указав на здание Лубянки, ответил: «Работаю экспонатом».

Новый экспонат

По мнению Алексея Кондаурова, все, что можно было выудить полезного из Сноудена, сотрудники российских спецслужб уже получили. Не сомневается Кондауров и в том, что все это время Сноуден вовсе не сидел в Шереметьево, а был препровожден на один из объектов ФСБ и лишь на несколько часов вернулся в аэропорт, чтобы выступить моделью для Life News. Этого мнения придерживается и генерал-майор Службы внешней разведки РФ в отставке Юрий Кобаладзе, заявивший The New Times, что со Сноуденом тут же стали «работать» и происходило это уж точно не в Шереметьево. При этом оба отставных генерала абсолютно уверены в том, что Сноуден сдал российским спецслужбам всю имеющуюся у него информацию. «Он ведь в капкане, — рассуждает Алексей Кондауров. — Разговор может быть разным: или рассказывай, или поедешь в США. Было бы смешно, если бы с ним начали работать и не использовали бы легкий шантаж».

Но как только интерес к беглецу пропадет, вряд ли можно ожидать, что ему позволят занять какое-то значимое место в иерархии спецслужб. «Учитывая его прошлое, ни к каким секретам его точно не допустят: ни в большом бизнесе, ни в правительственных структурах, — считает Кондауров. — Может быть, найдут какую-нибудь работу по специальности, он ведь программист. Позвонят какому-нибудь Касперскому и порекомендуют принять в штат. А может, будет служить «экспонатом» на различных конференциях или в комиссиях».

36_05.jpg
Другой британский разведчик Ким Филби вырвался из-под капиталистического гнета, но в советском свободном государстве находил утешение лишьв алкоголе
Подтверждение вероятности развития событий по такому сценарию не заставило себя долго ждать. Еще до того как Сноудену предоставили убежище, член Совета Федерации, член «Единой России» Руслан Гаттаров предложил создать международную комиссию по соблюдению прав граждан на конфиденциальность информации в интернете и включить в нее Сноудена. В разговоре с The New Times сенатор заверил, что не желает бороться с американским правительством, но хочет получить неоспоримые доказательства того, что интернет-компании вроде Google или Facebook предоставляли информацию американским спецслужбам. «В России у спецслужб нет прямого доступа к серверам наших интернет-компаний, — уверен Руслан Гаттаров, — они могут получить его только по решению суда в рамках оперативно-розыскной деятельности».

А вскоре после предоставления Сноудену убежища о готовности трудоустроить маститого программиста из АНБ объявил основатель соцсети «ВКонтакте» Павел Дуров.

«Оперативная психология»

Кому и как предоставляют информацию интернет-компании в России, достоверно говорить сложно: русский Сноуден у нас пока не объявился. Ясно одно: борец с произволом американских спецслужб будет теперь жить под колпаком спецслужб российских. О том, как они обходятся с иностранцами, корреспондент все той же The Guardian Люк Хардинг подробно описал в своей книге Mafia State («Мафиозное государство»). Когда он работал в России, ему никто не угрожал напрямую, но ФСБ использовала методы так называемой «оперативной психологии», главная задача которой — выбить из колеи, лишить чувства защищенности. Квартиру Хардинга постоянно посещали в его отсутствие, давая понять, что дом его — вовсе не крепость.

«Сначала все кажется обычным. Детская одежда на полу в коридоре, книги в гостиной, обычные следы семейной жизни. Но потом я вижу это. Странная деталь. Окно спальни моего сына настежь распахнуто», — пишет он в своей книге. Люк уверен, что окно было закрыто пять часов назад, когда он ушел вместе с детьми. Чтобы открыть современные рамы на 10-м этаже многоэтажного дома, нужно повернуть две ручки, сделать это можно только изнутри. «Ограбление?» — спрашивает шестилетний сын Люка. «Может, человек-паук?» — предполагает журналист The Guardian. Дальше — больше. В музыкальном центре в гостиной крутится кассета, которую не мог вставить никто из членов семьи, а несколько часов спустя в одной из комнат начинает верещать будильник, заведенный на 4.10 утра.


36_06.jpg
Кадр из фильма «Англичанин за границей» (Englishman abroad) 1983 г., рассказывающий о случайной встрече беглого британца Гая Бёрджесса и приехавшей в Москву с гастролями актрисы Корал Браун. Она была шокирована условиями жизни бывшего дипломата

«За мной постоянно велось навязчивое наружное наблюдение, — рассказал Люк Хардинг в интервью The New Times. — В ресторанах за соседними столиками все время сидели люди в кожаных куртках. Моя электронная почта перлюстрировалась, телефон прослушивался. Когда я произносил слова «Литвиненко, коррупция, Путин», даже если я просто шутил по поводу Путина, связь тут же обрывалась». В дом к Люку при этом наведывались постоянно, все время оставляя следы: то переложат вещи на непривычное место, то оставят рядом с кроватью книгу про секс с закладкой на странице про оргазм: милые шутки людей в погонах.

Конечно, Хардинг был не единственным иностранцем, которому пытались отравить жизнь в России. В одной из телеграмм WikiLeaks, отправленной в Вашингтон из посольства США на Новинском бульваре в 2009 году, говорилось: «Преследование всех сотрудников посольства резко возросло в последние годы (…) Случаи проникновений в дома стали более наглыми и вообще стали обычным делом, деятельность против нашего русского персонала вышла на рекордный уровень. У нас нет никаких сомнений, что за всем этим стоит ФСБ».

Для Хардинга все закончилось 5 февраля 2011 года, когда после очередного возвращения из отпуска его попросту не пустили в страну, аннулировав визу и отправив обратно в Лондон тем же рейсом, которым он прилетел.

Похожей выглядит история другого иностранного журналиста — немца Бориса Райтшустера, автора нескольких книг о путинском режиме, прожившего в России более 16 лет. Травля, слежка, те же визиты домой, прослушка телефонов и перлюстрация почты. Тяжело было даже с близкими людьми. «Когда тебе 20 раз за вечеринку говорят в шутку, что ты американский или немецкий шпион, это начинает действовать на нервы, — рассказывал Борис The New Times. — А иногда некоторые друзья журналисты, с которыми мы достаточно плотно общались, вдруг пропадали. Наверное, им или объясняли, что со мной нельзя дружить, или они просто не хотели стучать на меня, не знаю».

Не выдержав давления, в 2011 году Борис принимает решение уехать: «Я не боялся, что кто-то сверху даст приказ со мной расквитаться. Но когда твой адрес вывешивают в интернете и пишут, что ты жид, Геббельс и русофоб, нельзя исключать вероятность того, что кто-то решит с тобой расправиться самостоятельно». Борис Райтшустер и Люк Хардинг, впрочем, смогли покинуть пределы России. У Сноудена такой возможности не будет.

«Сноуден, наверное, еще на адреналине из-за того, что ему удалось избежать американской тюрьмы, но он не понимает, куда попал. Если в США спецслужбы следят за всеми и это всех удивляет, то в России это норма. Если бы в России появился свой Сноуден, на него показывали бы пальцем, как на сумасшедшего», — смеется Борис Райтшустер. По его мнению, для американца будет тяжелым открытием, когда он поймет, что служит инструментом для пропаганды мировоззрения Путина, выходца из спецслужб: «Каждый раз, когда надо будет помахать Сноуденом перед носом США, его, как куколку, будут доставать из ящика. Потом помирятся, снова уберут. Не знаю, насколько у него получится сопротивляться этому. А так — будет в Анапу в отпуск ездить…»

А что? Поди плохо. 


фотографии: Roger Tooth/The Guardian, Suzanne Plunkett/Reuters, фотография: Ricardo Moraes/Reuters





×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.