Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Выборы

Старый мэр для Новой Москвы

18.08.2013 | Бешлей Ольга , Чернухина Юлия | № 25 (293) от 19 августа 2013 года

Как собирается голосовать бывшее Подмосковье

Выбирать московского градоначальника 8 сентября впервые будут жители двух новых округов, недавно присоединенных к столице, — Троицкого и Новомосковского. Как проходит избирательная кампания в бывшем Подмосковье — за ответом The New Times отправился в два населенных пункта Новой Москвы — самый крупный и самый отдаленный
16_01.jpg
г. Троицк. Памятник младшему научному сотруднику

Троицк — 20 километров от МКАД по Калужскому шоссе, 30 минут на автобусе от метро «Теплый стан», если дорога свободна. Город утопает в зелени: парки, скверы, бульвары, сады. В центре — широкий Октябрьский проспект. По левой его стороне — многоэтажки, справа — стальная громада спортивного комплекса «Квант», кирпичные бани и современное здание с ухоженным газоном: Детская школа искусств им. Глинки, зал которой выделен под выступления кандидатов в мэры Москвы перед местными жителями.

Кандидаты и агитаторы

В горадминистрации, обосновавшейся в здании на улице Юбилейная — троичане без претензий на оригинальность назвали его «Белым домом», — сейчас суета, все куда-то спешат. Сотрудники «не под запись» говорят, что на приезд Сергея Собянина и не надеются, а вот на Навального посмотреть интересно: «Он 20 августа должен быть. Круто, если приедет».

13 августа, в день визита в город корреспондента The New Times, в Школе искусств им. Глинки ждали кандидата от КПРФ Ивана Мельникова. На дорожке, ведущей к входу, за раскладным столиком под красным зонтом сидит худой подвижный человек с усами щеточкой — Василий Васильевич. Он раздает агитки за Мельникова и жалуется, что кампания в городе идет вяло. Рассказывает, что в советские времена Троицк был закрытым академгородком, здесь и сейчас работает около десятка научно-исследовательских центров. В начале 90-х наука пришла в упадок, кучу сотрудников уволили, сегодня в некогда знаменитых учреждениях работают всего 5 тыс. человек. «Раньше москвичи сюда работать ездили, теперь наоборот — наши в Москву уезжают, — сокрушается Василий Васильевич. — Зарплата инженера — 15–30 тыс. рублей».

*Теперь Виктор Сиднев возглавляет Троицкий нанотехнологический центр «ТехноСпарк», созданный госкорпорацией Роснано.

**На выборах в ГД по Троицку партия власти набрала 23%, а КПРФ — 27,7%.
Про городские власти он говорит неохотно: в 2003 году мэра Троицка Вадима Найденова убили «по неизвестным причинам», потом до 2011 года город возглавлял Виктор Сиднев, магистр телевизионной игры «Что? Где? Когда?», оставивший должность, когда Троицк присоединили к Москве*. После него городским главой стал его заместитель Владимир Дудочкин. «Сиднев много обещал — например, что коммерческие застройки в городе остановит, но ничего особенного не сделал, — рассказывает Василий Васильевич. — А про Дудочкина и сказать-то нечего».

Напротив спорткомплекса «Квант» расположились другие агитаторы: два молодых человека в белых кепках и футболках сидят возле стенда «За! Собянина». «Наш кандидат должен приехать 2 сентября, — говорит один из них, Илья. — У нас бродячий пикет: в Москве таких точек более 130, а у нас одна, город-то всего 37 тыс. человек». Со слов Ильи, троицкий электорат поделился между «Единой Россией» и КПРФ, причем на выборах в Госдуму победили коммунисты**.

«Здесь много людей советской закалки, которые работали в институтах. Им не нравится, как все изменилось. А молодежь едет в Москву, — говорит Илья и добавляет, что чуть было не пострадал за политику: — К нам как-то подошли сторонники Навального, хорошо, до мордобоя дело не дошло».

Прямо за его спиной, на другой стороне проспекта, с балкона второго этажа жилого дома свисает синий баннер с белыми буквами: «Навальный. Измени Россию, начни с Москвы».

В 19.00 к Школе им. Глинки подтягивается народ — в основном пожилые люди, научная интеллигенция старой закалки. Тускло освещенный зал с мягкими красными сиденьями заполнен менее чем на треть. Иван Мельников выходит к кафедре на сцене, рассказывает об успехах партии: «Для тех, кто не знает: Московская дума состоит из 35 депутатов, 32 представляют «Единую Россию», а три — от фракции КПРФ, — и поспешно добавляет: — Но это очень активные три депутата!»

16_02.jpg
Школа искусств им. Глинки. Пикет КПРФ в поддержку Ивана Мельникова

Затем кандидат долго говорит о проекте реформы Российской академии наук и о том, как КПРФ сопротивлялась его принятию в Госдуме. Спустя полчаса наступает время вопросов. Старенькие научные сотрудники говорят, что принятие закона в третьем чтении нужно остановить, жалуются, что некоторые депутаты, к примеру, боксер Николай Валуев, сидят на заседаниях с отрешенными лицами. Наконец, крайне актуальный для троичан вопрос задает Наталья Белова, суровая женщина средних лет, возглавляющая общественную экологическую инспекцию в Московской области: «Известно, что огромная угроза нависла над Троицким лесом — через него собираются провести транзитную трассу. Мы вызывали в этот лес ученых из РАН, они подтвердили, что недалеко от Октябрьского проспекта расположено гнездо белки-летяги, уникальной белки, которая летает». Мельников ее утешает: в Москве, мол, экологическая ситуация еще хуже, например, воду хлорируют.

Цена лояльности

The New Times опросил около двадцати человек на улицах Троицка: десять из них — и молодые, и пожилые — ответили, что голосовать 8 сентября не пойдут, потому что политикой не интересуются. Остальные во мнениях разошлись.

59-летний Владимир Миров, специалист в области гражданской обороны и чрезвычайных ситуаций, охотно вступает в разговор: «Собянин — интеллигентный, умный, хорошо говорит о перспективе. Про Навального информация поступает противоречивая. Чтобы разобраться, нужно бросить работу, детей, жену и заниматься только Навальным!» По словам Мирова, от присоединения к Москве ждали большего — например, решения транспортной проблемы. Но дорога от Троицка до Москвы — по-прежнему тяжкий путь через пробки. Зато, говорит он, пенсии подняли до 12 тыс. рублей, как в столице.

63-летняя уборщица из Школы им. Глинки Екатерина Николаевна в объединении с Москвой видит и другие плюсы: «Бульвары выложили плиткой, дороги ремонтируют, асфальт кладут. Так что, если Собянин будет — прекрасно».

16_03.jpg
Единственный на весь Троицк агитационный стенд «За! Собянина»
Навальный, как и в Москве, в основном вызывает симпатии у людей помоложе. «Да, городу в последний год что-то перепало от столицы в финансовом плане, вот наши бабушки и молятся на Собянина, — говорит 28-летняя Елена, юрист. — Но глубинных изменений нет и не будет, пока свежий человек во власть не придет».

Корреспондент The New Times спросил троичан, знают ли они о том, что обе дочери Собянина живут в роскошных квартирах. «Читал в интернете, — говорит 31-летний программист Семен. — Это не добавило мне ненависти к Собянину, скорее — ко всей системе. Я каждый день трачу два часа утром, чтобы добраться до работы, а люди, которые обязаны решать эту и другие проблемы, обеспечивают на мои налоги своих детей и любовниц».

А вот пенсионерка Татьяна, моложавая женщина в модных темных очках, признается, что ей все равно: «Я сужу Собянина по делам. Мне нравится то, что происходит с городом при московской власти. А дочками пусть суды занимаются».

На дальнем пограничье

Поселение Роговское находится за Большим кольцом МЖД и граничит с Калужской областью. Центр поселения — поселок Рогово с 2600 жителями. Вокруг — 19 деревень, где зарегистрировано по два-пять человек. Летом население увеличивается раз в десять — москвичи съезжаются на дачи.

Дорога из центра столицы до Рогово на общественном транспорте занимает больше трех часов: сначала до станции метро «Бульвар Дмитрия Донского», а оттуда до места идут автобусы нового рейса № 1004, открытого после расширения Москвы. Полупустой автобус едет через всю Новую Москву, за окном — леса, поля кукурузы, дачи…

Рогово — поселок размером полтора на полтора километра: две параллельные улицы, десяток пятиэтажек. Пахнет травой и сеном. Дома в зелени: перед каждым подъездом шикарные клумбы с гладиолусами, геранями, георгинами. На окраине — сараи. «Лет пять назад здесь одних только коров ходило 120 голов, не считая свиней, уток и кур. Я сам держал двух коров, овец, козу пуховую»,— вспоминает старожил Виктор Григорьевич. Сейчас сельское хозяйство пришло в упадок. Жители работают на двух российско-германских заводах: один производит нетканое полотно, второй — пищевые добавки. Некоторые роговцы ездят на работу в соседние Вороново, Подольск и в Старую Москву, как теперь здесь называют столицу.

В поселке шумно и необычно оживленно: идет глобальное благоустройство. Бригада из 80 азербайджанцев сдирает асфальт и кладет новый, ремонтирует подходы к домам, тротуары, парковки, высаживает клумбы, устанавливает детскую площадку с прорезиненным покрытием. Стройку контролирует лично гендиректор компании-подрядчика Икрам Абдулаев. Он передвигается почти бегом, бурно жестикулирует, показывает рабочим, как должен лежать асфальт на парковке, чтобы вода после дождя текла в водосток. После каждой своей реплики спрашивает: «Хорошо?» — и, не дожидаясь ответа, бежит дальше. Так же бегают за ним и рабочие: на момент приезда корреспондента The New Times до сдачи «объекта» комиссии оставалось всего пять дней.

Абдулаев рассказывает, что к работам они приступили через две недели после того, как Собянин объявил о своей отставке и участии в досрочных выборах. Контракт на 49 млн рублей (благоустройство и работы по жилищному фонду) с компанией заключили на очень сжатый срок — два месяца, рабочий процесс взял под личный контроль заместитель мэра по ЖКХ и вопросам благоустройства Петр Бирюков. «Мы должны успеть до осени, потому что скоро начнутся выборы нового мэра Собянина и дожди», — как может, поясняет Абдулаев.

Благоустройство поселка — это все, что хотя бы как-то намекает на предстоящие выборы: ни рекламных растяжек, ни листовок на заборах в Рогово нет.

16_04.jpg
В Рогове перед выборами началось глобальное благоустройство

«Москва начинается с нас»

«Самая лучшая агитация — конкретные дела. Народ все видит и теперь уже знает, за кого голосовать. Мы населению говорим: все эти перемены не просто так! Социалка окрепла. Пенсии подняли до уровня Москвы. Где деньги — там порядок», — глава поселения Роговское Роман Атабекян беседует с корреспондентом The New Times в своем светлом кабинете на втором этаже двухэтажного кирпичного здания администрации. Здесь же располагается Дом культуры «Юбилейный», в зрительном зале которого оборудуют участок для голосования. Атабекян признается, что чувствует «моральную гордость» оттого, что стал москвичом. Он считает Рогово не задворками, а лицом столицы: «Мы — приграничная зона с другим субъектом Федерации, поэтому люди, въезжающие в Москву, видят в первую очередь нас. Москва начинается с нас».

Главный плюс от слияния с Москвой Атабекян видит в том, что поселение «ощущает заметное вливание средств»: кроме работ по благоустройству построен пункт пожарной охраны, в соседние деревни проводят газ (больше половины домов не были газифицированы), строят водонапорные узлы.

В Рогове, уверен Атабекян, будет ландшафтно-рекреационная зона: «Экологически чистое место, построят лечебницы, здравницы». Он мечтает, что сюда будут приезжать туристы: соседняя деревня Кузовлево прославилась в войне 1812 года, а в 1941-м здесь проходила линия обороны Москвы.

«Уверен, что поселок проголосует за Собянина. Честно скажу: никого не вижу, кроме Собянина, — говорит Атабекян. — У действующего мэра громаднейший опыт административной работы. Остальные кандидаты выходят с криками на улицу и будоражат народ. Люди, которые хотят прийти на должность мэра, должны знать, где найти деньги и как правильно поговорить с населением».

16_05.jpg
Старожил Виктор Григорьевич считает, что выбирать мэра нет смысла
Земляки с начальством в основном согласны. Лишь некоторые недовольны тем, что «за них все выбрали», и голосовать не пойдут. Остальных все устраивает. «Пока Путин у власти — будет Собянин. Смысла нет выбирать, поэтому я буду голосовать за врио! Кто там кандидаты вокруг него? Мелочь, ноль. У них нет ресурсов. Вы можете обещать много, а над вами люди сидят, которые деньги дают. Чтобы что-то сделать, надо эту свиту наверху разогнать», — поясняет роговец Виктор Григорьевич.

Из подъезда пятиэтажки, перед которой идет стройка, выходит секретарь избиркома и член партии «Единая Россия» Валентина Петровна — энергичная женщина в малиновых штанах и белой рубашке. «Тут низковато — вся вода уходит под дверь, у порога лужа. Немного поднимите асфальт», — бодро командует она рабочим. «У нас за Путина всегда хороший процент был, набирали больше семидесяти, — с гордостью, будто хвалится хозяйственными достижениями, отмечает Валентина Петровна. — Буду голосовать за Собянина. Все должны работать вместе. Зачем разделяться: здесь «Единая Россия», здесь коммунисты…»

А вот инженер Александр Марченко и вовсе утверждает, что уже отдал свой голос: «Наши женщины из соседнего дома обходили, агитаторы. Спрашивали: кто — за? Лично я — да! И моя семья вся! Внученька даже подписалась! Весь поселок уже отдал голос, так и запиши: «За Собянина!» И больше не ходи, не ищи тут!» 



фотографии: Алексей Куденко/РИА Новости, Ольга Бешлей, Юлия Чернухина




×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.