Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Только на сайте

#Болотные люди

#Болотное дело

#Суд

Максим Лузянин: «гражданин в черной маске»

24.07.2013 | Чарочкина Виктория

Уже почти два месяца в Московском городском суде идет «процесс 12-ти». Фигурантам дела грозит до 10 лет лишения свободы якобы за участие в «массовых беспорядках» на Болотной площади 6 мая 2012 года. По этому обвинению уже сидит 36-летний Максим Лузянин, признавший свою вину и пошедший на сделку со следствием. «Повинная» не помогла, приговор был неожиданно суров — 4,5 года лишения свободы в колонии общего режима. Можно ли по этому вердикту судить о том, как поступят с другими «болотниками»? The New Times продолжает рассказывать об «узниках 6 мая»

IMG_3395_1.JPG

Максим Лузянин, 1976 г.р.
Арестован 28 мая 2012 года. 
Содержится в ИК-6 города Новомосковска Тульской области. 
Приговорен к 4,5 годам лишения свободы за нарушения ч.2 ст. 212 и ч.1 ст. 318 УК РФ.

«Последний раз мы видели Максима в январе, когда он готовился к этапу. Он был в белой футболке с надписью «Россия». И еще очень грустный — сказал, что рассчитывал на кассацию», — рассказывает член Московской общественной наблюдательной комиссии Анна Каретникова.

В феврале Максим Лузянин был этапирован и, по информации The New Times, сейчас находится в ИК №6 в городе Новомосковске Тульской области. Говорят, теперь он рассчитывает на условно-досрочное освобождение, просить о котором сможет через год и два месяца.

«Велика вероятность, что УДО он получит. Не думаю, что здесь будут нарушены какие-то обещания», — говорит Дмитрий Динзе, адвокат другого фигуранта «Болотного дела» Дениса Луцкевича. По его мнению, УДО могло быть частью сделки со следствием.
 
Фигурант №2

«Во время работы, примерно в 18:30 час, мое внимание привлек гражданин, который своим поведением давал основания предполагать о наличии у него намерений совершить противоправное действия (озирался, вел себя нервно). Его приметы: на вид 35-37 лет, рост 170-175 см, атлетического телосложения с чрезвычайно развитой мускулатурой плечевого пояса, волосы темные, коротко стриженные, небрит, одет в обтягивающую черную футболку и темные брюки. Данный гражданин перемещался в толпе, находясь на Болотной площади, а через некоторое время одел тканевую маску (верхняя часть маски — из гладкой ткани, нижняя — из рельефной)», — так описал Максима Лузянина в материалах дела (они есть в распоряжении The New Times) начальник шестого отдела ЦПЭ ГУ МВД России по Москве майор полиции Константин Ревяков, который во время «Марша миллионов» 6 мая 2012 года на Болотной площади «работал личным сыском».
 
По версии следствия, Лузянин в тот день пытался прорвать полицейское оцепление, препятствовал задержанию других людей, наконец, вместе с Михаилом Косенко повалил бойца ОМОНа Александра Казьмина и применил насилие, «не опасное для жизни и здоровья последнего». Как следует из материалов дела, всего Лузянин избил пятерых омоновцев, а кроме того, швырялся асфальтом. В итоге его задержали и отвезли в ОМВД по району Свиблово, где ему выписали административный штраф. 28 мая его задержали уже в качестве подозреваемого: он с женой шел вечером к себе домой, у подъезда его ждал автозак. Оперативники быстро скрутили ему руки и запихнули в машину. Затем вместе с растерянной супругой поднялись в квартиру для обыска. Так Лузянин стал вторым арестованным по Болотному делу, после Александры Духаниной.
 
«Телом изображенный на фото на меня похож, а вот голова какая-то другая», — заявил Лузянин 30 мая 2012 года в Басманном суде, где ему определили меру пресечения свободы. На фото и видео-материалах он себя в тот день так и не узнал. Говорил, что насилие в отношении полицейских не применял, и просил отпустить его под залог в 1 млн рублей. Его оставили в СИЗО. Ровно через неделю, 6 июня, он полностью признал свою вину.

Приговор был вынесен 10 ноября — в Замоскворецкий суд Лузянин приехал в хорошем настроении, улыбался. Но когда огласили приговор — сник. Ни он, ни его адвокат не ожидали, что после сделки со следствием дадут реальный срок.
 
Закрытый бизнесмен

Родственники Максима Лузянина и его друзья отказываются общаться с прессой. Предупредили и соседей по подъезду в доме в Подольске, где вырос он сам и где сейчас живет его мать. Так что информацию о нем приходится собирать по крупицам, и в биографии по-прежнему много пробелов. 

Лузянин родился в 1976 году в Новочеркасске, отсюда родом и его мама. Отец, Сергей Лузянин, уроженец поселка Рудник Кировской области. В 80-х годах семья переехала в подмосковный Подольск, в 1985 году родился его младший брат Михаил. С 15 лет Максим увлекся спортом — ходил в «качалку». Где учился — неизвестно, но высшее образование у него есть. Отец какое-то время работал «в силовых структурах» (об этом сказано и в материалах дела), но где конкретно, знакомые семьи не знают — говорят только, что в городе он всегда был известен хорошими связями в правоохранительных органах.

родители_bw.jpg
Родители Лузянина — Сергей Иванович и Анна Всеволодовна — в суде

Известно, что Сергей Лузянин занялся бизнесом еще в 90-х, сейчас он совладелец ООО «Рельеф» и ООО «Автограф» - оба предприятия занимаются обработкой отходов и лома пластмасс. В 2010 году Ростехнадзор отказал ООО «Рельеф» в лицензии, но работу оно продолжало — так, в 2012-м жители поселения Вороновское Подольского района направили в МВД Москвы, в Следственный комитет и прокуратуру письмо с жалобой на эту компанию (жалоба опубликована в интернете). По их словам, под предлогом рекультивации карьера вблизи деревни Свитино ООО «Рельеф» организовало «полигон по складированию твердых бытовых отходов». К жалобе прилагались фотографии гигантской свалки. 

Родители Лузянина в разводе, и его мать сейчас живет одна. Она не работает, до ареста деньгами помогал старший сын. Соседи говорят, что он регулярно ее навещал — приезжал то на машине, то на мотоцикле. В армии Лузянин не был — не взяли из-за хронической болезни желудка. Друзья его говорят, что он всегда вел очень здоровый образ жизни, никогда не курил, не выпивал.

В 1999 году Максим Лузянин был осужден на 4 года условно по п. «а» ст. 163 ч. 2 УК РФ («вымогательство ежемесячной дани с малых коммерческих предприятий»). «Там была определенная форма крышевания. Вымогались деньги, предприниматели оказывали ему различные услуги практически бесплатно. Люди были запуганы и не обращались в милицию», — рассказывает главный редактор портала «ПравдеВглаза.ру» Дмитрий Кирьян, который когда-то занимался этой историей. «Факт и обстоятельства совершения данного преступления свидетельствуют о притяжении Лузянина М.С. к т.н. «Подольской» ОПГ», — сказано в материалах дела по Болотной. Подольская ОПГ — преступная группировка, существовавшая в Московской области еще с середины 80-х годов прошлого века. В 90-х-начале 2000-х члены этой банды занимались рэкетом. Однако друзья Лузянина отрицают его связи с «подольскими».
 
В первой половине 2000-х Лузянин работал с отцом, но с 2006 года, по данным системы СПАРК-Интерфакс, он стал совладельцем нескольких отдельных предприятий. Правда, с ними тоже не все чисто. Когда следователи выехали по юридическим адресам этих фирм (все они находятся в городе Видное), их ждало разочарование: на месте ООО «Гармония» (предоставление фитнес-услуг) они обнаружили частный дом, на месте ООО «Мыльная опера» (предприятие занимается торговлей чистящими средствами) — пустой земельный участок, а по адресу ООО «Символ» (деятельность ресторанов и кафе) — ресторан и салон красоты «Франческо», но имеет ли к этому бизнесу отношение Лузянин, в материалах дела не сказано. Корреспондент The New Times позвонил в ресторан — там сказали, что такую фамилию слышат впервые.

Тем не менее бизнес у Максима Лузянина все же есть. Несколько лет назад он купил квартиру в Москве, в Южном Бутово, на Чечерском проспекте. Рядом находится поселок Новодрожжино, где у Лузянина есть своя «качалка»: «Это в подвале в одном полузаброшенном здании, там в одном помещении и тренажерный зал, и сауна, и солярий, и парикмахерская. Ремонта давно не было, все обшарпанное. Есть душ и раздевалка. Сам тренажерный зал очень маленький — не больше 10 человек могут заниматься одновременно. Есть штанги, разные тренажеры. Цена абонемента на месяц — 1800 рублей», — рассказал The New Times Руслан Фейзрахманов, который регулярно ходит туда заниматься. По его словам, в этом же поселке у Лузянина есть магазин с хозтоварами. Управляет этим бизнесом сейчас его жена Наталья.

_-------------2013-07-25---15.43.20.jpg
Друг Максима Владимир Давыдов (слева) поначалу охотно общался с прессой

«Макс — закрытый человек, — говорит Владимир Давыдов, друг Лузянина. — Но друзьям всегда готов был помочь, давал деньги в долг без обязательств, не делал разницы между бедными и богатыми, общался со всеми по–свойски. Лет пять назад, когда мы познакомились, Макс ездил на Porsche Cayenne, это было круто, но занимался он в обычной старой «качалке».

Семьянин и верующий

Все знакомые семьи Лузяниных, с которыми удалось побеседовать корреспонденту The New Times, отмечают, что он прекрасный отец, очень любит своего 15-летнего сына Артема: «Отношения у них в семье отличные, — говорит подруга Артема на условиях анонимности. — Даже не как у сына с отцом, а как... у братьев что ли. У них сауна есть, так вот Тема там каждые выходные проводил, помогал. Отец старался выполнять все просьбы Темы. На день рождения, где-то год назад, подарил ему недешевый квадроцикл».

4.jpg
Адвокат Сергей Шушпанов с другими защитниками «болотных узников» свои действия не согласовывал
Лузянин — человек верующий. Возможно, это у него от матери — соседи говорят, она регулярно ходит на службы. «На суде я зачитал и характеристики из православной епархии и различных организаций, которым Максим помогал устраивать спортивные мероприятия», – говорит адвокат Лузянина Сергей Шушпанов. Своего подзащитного он характеризует как человека «прямого» и «несколько вспыльчивого»: «За словом в карман не полезет. Если обидели — ответит, если неправ — извинится».

В Подольске Лузянина помнят как любителя пострелять из травматического оружия: «Он вроде никому никогда не угрожал, и оружие у него было в мирных целях — просто мог пойти куда-нибудь пострелять для удовольствия», — рассказал один из знакомых Лузянина на условиях анонимности. 

На вопрос о его взглядах друзья отвечают, что ни в какой партии он не состоял, политических разговоров не заводил. Майский митинг на Болотной — его первое протестное мероприятие, по словам адвоката Шушпанова. Однако можно предположить, что за политической ситуацией в стране Лузянин следил по крайней мере с начала протестов: на сайте «Один за всех» еще 17 декабря 2011 года появилось сообщение «Навальный наш президент», размещенное пользователем с такими же ФИО и датой рождения. Правда, уже на сайте «Кайен клуб» он разместил информацию о продаже машины под ником «Анархист». Любопытно, что это объявление появилось 2 мая 2012 года, то есть за 4 дня до Болотной. А сообщение о том, что машина продана (за более чем 1 млн рублей - примерно такую сумму он предложил в качестве залога), он оставил за два дня до задержания — 26 мая. 

Особый порядок

*Преюдиция - принятие судебного решения исходя из фактов и событий, которые были установлены по делу, ранее рассмотренному судом, и которые не требуют новых доказательств.
Сразу после того как Лузянин признал свою вину, пошли слухи о том, что ему предложили бартер: небольшой или условный срок в обмен на то, что решение суда по его делу можно будет использовать как преюдицию*, то есть сам факт массовых беспорядков на Болотной площади 6 мая следствию уже не нужно будет доказывать в случаях других обвиняемых. 

С подозрением отнеслись и к адвокату Лузянина Сергею Шушпанову: «Я был защитником Максима Лузянина недолгое время, мне даже не удалось попасть к нему на свидание — следователь отказывал по надуманным причинам. Поэтому семья Максима обратилась к другому адвокату, у которого это получилось. Ну, вы знаете, у некоторых адвокатов есть связи в Следственном комитете», — рассказал The New Times адвокат Константин Майданюк. По словам другого защитника, Дмитрия Динзе, он знает нескольких адвокатов в «Болотном деле», которые подыгрывали следствию. Возможно, Шушпанов — один из них.

Можно ли по приговору Лузянина судить о том, как поступят с другими «болотниками»? Мнения защитников расходятся. Адвокат Дмитрий Аграновский считает, что признание Лузянина никак не повлияет на судьбы других фигурантов: «Дело Лузянина было рассмотрено в особом порядке, а в этом случае не исследуется фактическая сторона дела. В соответствии со ст. 90 УПК, в основу какого-либо судебного решения могут быть положены только ранее установленные факты. Так что не будет здесь преюдиции». Да и полученные Лузяниным 4,5 года, по мнению Аграновского, «вовсе не означают, что остальным тоже много дадут. Политические дела непредсказуемы». 

А вот Дмитрий Динзе с ним не согласен: «Его срок может быть сигналом к тому, что другим фигурантам вынесут еще более жесткие приговоры». При этом, по словам адвоката, «если судья воспользуется какими-то документами по делу Лузянина, которые свидетельствуют о наличии массовых беспорядков, мы будем оспаривать это в вышестоящей инстанции».
 

фотографии: Евгений Фельдман, скриншоты эфира телеканалов НТВ и «Пятого канала»





×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.