Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Мир 2.0

Краденая правда

30.06.2013 | Хазов Сергей , Злодорев Дмитрий – специально для The New Times, Вашингтон , Козловский Владимир, Нью-Йорк | № 23 (291) от 1 июля 2013 года

Эдвард Сноуден как знамение времени

1 июля The New York Times сообщила, что накануне Эдвард Сноуден попросил политического убежища в России. Скандал вокруг Сноудена в очередной раз показывает: интернет породил новый тип людей, для которых прозрачность и открытость — абсолют. Сноуден, как и Джулиан Ассанж и Брэдли Мэннинг, — выходец из виртуального мира, со своими представлениями о морали и правде. Очевидно, что у них будет появляться все больше последователей. Так кто же они, герои электронного века или зло, с которым нужно бороться, — разбирался The New Times

50_01.jpg
В Шереметьево Эдвард Сноуден появился на публике только по ТВ

И бывший рядовой армии США Брэдли Мэннинг, переправивший основателю WikiLeaks Джулиану Ассанжу более 400 тыс. секретных документов Госдепа и Пентагона, и бывший системный администратор консалтинговой компании Booz Allen Hamilton Эдвард Сноуден, передавший в прессу данные о программах Агентства национальной безопасности (АНБ) США, — люди не робкого десятка. Такие, как они, в принципе, не в новинку для Америки. Whistleblowers («те, кто свистит») — так называют в США сотрудников крупных корпораций или государственных структур, которые, столкнувшись с нарушением закона или просто с несправедливостью, не могут, просто не считают себя вправе держать эту информацию при себе — и разглашают ее с помощью журналистов или интернета. Изначально закон на их стороне. И часто только благодаря им и становятся достоянием гласности многие случаи коррупции и злоупотреблений. Эти люди не только бескорыстны, но и полностью осознают всю степень риска, на который идут. Недаром Мэннинг писал в мае 2010 года, после того как переправил секретные документы Ассанжу, что готов не только к пожизненному сроку, но и к смертной казни: главное — избавиться от груза полученной информации. Основная проблема для США в том, что в числе госструктур, которые дают работу для whistleblowers эпохи развитого интернета, оказываются армия и спецслужбы — главные носители секретов. Работодатель Сноудена — компания Booz Allen — успел заработать $1,3 млрд на контрактах с АНБ, ЦРУ и ФБР.

«Мы черпаем кадры из тех слоев населения, чьи понятия о секретности и прозрачности сильно отличаются от взглядов моего поколения, — заметил недавно генерал Майкл Хейден, бывший директор ЦРУ (2006–2009), а еще раньше — директор АНБ (1999–2005). — Эти люди не идут в иностранные шпионы, не просят денег за секреты, а делятся ими бесплатно, потому что верят в свободу информации и считают себя тираноборцами. Это носители хакерского мироощущения, впитанного в чатах и онлайновых сообществах типа Reddit или 4chan».

Но, умея ориентироваться в потаенных уголках виртуального мира, с миром реальным интернет-гении, видимо, знакомы плохо. Ни Китай, ни Россия не стоят в авангарде стран, защищающих свободу слова. Тем не менее Эдвард Сноуден бежал из Гонолулу в Гонконг, а затем решил лететь в Эквадор через Москву (о том, какую роль Эквадор играет в скандалах вокруг Джулиана Ассанжа и Эдварда Снодена — в материале «Обидчивый «зверь»).

Московская ловушка

Пока так и не ясно, где находится Эдвард Сноуден и сопровождающая его представительница WikiLeaks Сара Харрисон. Хотя было понятно, что, собираясь задержаться в Москве менее чем на сутки, он попал здесь в ловушку: власти США аннулировали его американский паспорт. 

Журналисты тем временем безрезультатно искали беглеца в транзитной зоне аэропорта Шереметьево, в которой он якобы находился с момента своего прилета из Гонконга 23 июня. Генерал-майор Службы внешней разведки РФ в отставке Юрий Кобаладзе предположил, что все это время Сноудена должны были допрашивать сотрудники российских спецслужб, тем более что тот отдал The Guardian и The Washington Post информацию о секретных программах АНБ — самой крупной и самой закрытой из американских секретных служб. «Безусловно, Сноуден представляет огромный интерес, — сказал Кобаладзе в разговоре с The New Times. — И он знал, на что шел, когда решил лететь через Москву». По мнению бывшего разведчика, в транзитной зоне беглеца искать не стоило: российские спецслужбы наверняка нашли, куда его устроить.

Эту информацию в интервью The New Times косвенно подтвердил и официальный представитель WikiLeaks в Исландии Кристинн Храфнсон: «По соображениям безопасности я не могу сказать, где находится Сноуден, но могу уверить вас, что он в надежном месте и решает сейчас вопрос с дальнейшими передвижениями». 1 июля газета The New York Times сообщила, что накануне Эдвард Сноуден попросил политического убежища в России, однако в Федеральной миграционной службе сообщили, что эта информация не соответствует действительности. Тем не менее, дежурный консул МИД РФ в аэропорту Шереметьево подтвердил прошение Сноудена о политическом убежище.
 
Встреча в Гонконге

30-летний Сноуден начал искать контакт со СМИ еще в январе 2011 года. Тогда он вышел на связь с фрилансером Лаурой Пуатра, в то время работавшей на The Washington Post, а в феврале написал письмо проживающему в Бразилии журналисту-расследователю британской газеты The Guardian Глену Гринвальду, предложив ему установить контакт посредством зашифрованных мейлов. Более того, он даже сделал специальное видео для Глена, в котором пошагово объяснил, как создать шифр, но Гринвальд не поверил ему. Лишь в марте, когда ему позвонила Пуатра и посоветовала отнестись к откровениям Сноудена более серьезно, он обратил на него внимание.

20 мая Сноуден, захватив с собой четыре полных секретной информации ноутбука, сел на рейс Гонолулу — Гонконг, а 1 июня к нему прибыли Гринвальд и Пуатра, которые до последнего момента не представляли даже, как выглядит их источник. Их встреча напоминала фильм про Джеймса Бонда: Гринвальд поднялся на определенный этаж в отеле «Мира», где остановился Сноуден, и громко спросил, как пройти в ресторан. Сноуден вышел из-за угла с кубиком Рубика в руках. Следующие пять дней журналисты работали с документами, а 5 июня на страницах The Guardian появились первые разоблачения секретного решения суда, заставляющего американскую телекоммуникационную компанию Verizon предоставлять правительству данные о звонках американцев.

Изначально Сноуден планировал остаться в тени, но 9 июня принял решение открыться. «У меня нет никакого желания скрываться, потому что я знаю, что не сделал ничего дурного»,— сказал он в видеоинтервью, снятом в номере гонконгского отеля «Мира». Дверь номера Сноуден обкладывал подушками от подслушивания и, усаживаясь за ноутбук, накидывал на себя и на клавиатуру красное покрывало, чтобы шпионские камеры не подглядели его пароли. В тот же день интервью появилось на сайте The Guardian.

«Аль-Каиде» в помощь?

«Общественность должна решить, правомочны или нет эти программы», — заявил Сноуден в том же видеоинтервью.

Под «программами» он имел в виду повальный сбор «метаданных» о телефонных разговорах, которым АНБ занимается еще со времен Буша-младшего, а также перлюстрацию электронной почты, которую оно практикует с разрешения главных интернет-сервисов вроде Google, Yahoo или Skype. Не разрешить они не могут, поскольку АНБ каждый раз вооружено санкцией специального суда, который ведает делами, связанными с национальной безопасностью, и заседает в Вашингтоне в комнате без окон.

Кстати, «метаданные» — это не прослушивание разговоров, а сведения об их дате, протяженности и направлении, по которым о человеке тоже можно узнать немало. Регулярные звонки наркодилеру или в беспредельные племенные районы Пакистана обычно вполне красноречивы.

После того как разразилась поднятая Сноуденом буря, представители американских спецслужб заявили, что благодаря раскрытым беглецом методам им удалось предотвратить около 50 терактов по всему миру, осечка произошла лишь в Бостоне. По их словам, раструбив об этом на весь свет, Сноуден позволил «Аль-Каиде» и другим супостатам успешнее избегать слежки.
  

«Отлично. Посмотри на этих мертвых ублюдков», — говорят за кадром пилоты, убив восемь человек   

Критики Сноудена также сетуют, что его разоблачения дают удобную отмазку авторитарным режимам, которые теперь смогут кивать на американскую слежку в оправдание своей, хотя она сильно отличается от нее по своим целям и результатам. Сноуден, например, рассказал в Гонконге о том, что Америка шпионит за Китаем. «Но у нас (у Запада) есть полное право шпионить за Китаем — это коммунистическая диктатура», — заметил в разговоре с The New Times редактор международного отдела британского журнала The Economist Эдвард Лукас.

*Томас Дрейк, высокопоставленный сотрудник АНБ, поделившийся в 2010 г. секретной информацией с журналистом «Голоса Америки». В 2011 г. — уже при Бараке Обаме — с Дрейка, получившего широкую общественную поддержку, были сняты почти все обвинения, за исключением признанного им неправомерного доступа к рабочей компьютерной сети, и он получил условный срок
Другая ошибка Сноудена, по мнению Лукаса, состоит в том, что он решил стать героем скандала. «Ему бы следовало держаться подальше от камер, — говорит Лукас.— Вот Томас Дрейк — тот, пожалуй, поступил правильнее»*.

Охота в Багдаде

Если Сноуден пока неуловим для властей США, то дела у его коллеги, «свистуна» Брэдли Мэннинга, обстоят куда хуже. Суд над ним проходит сейчас на военной базе Форт-Мид, штат Мэриленд, — здесь же, кстати, находится и штаб-квартира АНБ. Военная прокуратура, похоже, будет требовать для Мэннига пожизненный срок.

Мотивы у Мэннинга были те же самые: «Информация должна быть свободной, она принадлежит обществу!» — писал он известному хакеру Адриану Ламо в мае 2010 года, сидя у армейского компа на военной базе «Хэммер» под Багдадом. Писал уже после того, как переправил секретные документы основателю WikiLeaks Джулиану Ассанжу: альбинос-австралиец был знаменитостью в хакерских кругах, ибо воплощал их идеалы — критическое мышление, независимость от властей и вольнолюбие. Именно благодаря Ламо, судя по всему, Мэннинг и вышел на Ассанжа. И тот же Ламо сдал Мэннинга властям…

Из писем Мэннинга следует, что он пытался достучаться до Ассанжа несколько месяцев. А когда тот, наконец, снизошел до него, одарил его видеозаписью, которая сразу превратила WikiLeaks в знаковое явление. Видео было сделано бортовой телекамерой американского вертолета «Апач», расстрелявшего летом 2007 года группу иракцев в Багдаде, приняв за гранатометы телеобъективы корреспондентов агентства Reuters.

«Отлично. Посмотри на этих мертвых ублюдков», — говорят за кадром пилоты, убив восемь человек, в том числе двоих журналистов, и ранив двоих детей, ехавших в школу со своим отцом. «Сами виноваты, что притащили детей на войну»,— комментируют вертолетчики.

До этого на сайте Ассанжа появлялись документы о спецтюрьме Гуантанамо и о коррупции в Кении и Швейцарии, электронная переписка губернатора Аляски (и экс-кандидата в вице-президенты США) Сары Пэйлин и секретный список членов неонацистской британской партии. Но в лице Мэннинга австралиец получил беспрецедентный доступ к закромам Америки, в которой он видел главный источник мировой несправедливости.

Без злого умысла

50_02.jpg
Рядовой Брэдли Мэннинг жаловался на одиночество и изолированность на военной базе в Ираке
В 2010 году Ассанж был готов выложить в Сеть более 75 тыс. полученных от Мэннинга секретных боевых рапортов под названием «Дневники Афганской войны». Эти документы затрагивали период с января 2004 по декабрь 2009 года и детально отображали боевые операции в Афганистане. Журналист-расследователь The Guardian Ник Дэвис предложил Ассанжу не просто выложить материалы в интернет, а сделать это одновременно с публикацией в ведущих мировых СМИ: в самой The Guardian, американской The New York Times, немецком Spiegel и французской Le Monde. Таким образом не только увеличивался эффект от обнародования информации, но и сам Ассанж получал некоторый журналистский иммунитет в глазах властей и общественности. Ассанж согласился, однако при работе с документами у журналистов возник вопрос: что делать с десятками имен, упомянутых в депешах, среди которых были афганцы, работающие с коалиционными силами? И вот каков ответ Ассанжа: «Если афганцы сотрудничали с американцами, то это плохие афганцы и, следовательно, заслуживают смерти».

Австралийца, однако, удалось убедить в том, что следует придерживаться журналистской этики и отредактировать материалы, чтобы не допустить гибели людей. Но если для газетчиков вымарать несколько имен не составляло труда, то что было делать со всей массой документов? До последнего дня Ассанж заявлял на пресс-конференциях, что WikiLeaks придерживается неких процедур по минимизации рисков. Процедур, впрочем, никаких не было, так что Ассанж даже обратился за помощью в… Пентагон — дабы американские специалисты помогли отредактировать 15 тыс. депеш, содержащих больше всего имен. Пентагон Ассанжу отказал, и в итоге в интернете появились полные версии документов.

«Я не знаю, был ли на самом деле кто-то убит, но сам факт, что потенциально опасные материалы были опубликованы, нанес (Ассанжу) серьезный политический урон», — говорил Ник Дэвис в документальном фильме о Джулиане Ассанже We Steal Secrets («Мы крадем секреты»). Вашингтон не замедлил воспользоваться просчетом хакера: мир заговорил не только о массовых жертвах среди гражданского населения в Афганистане, но и о том, что руки основателей WikiLeaks в крови.

22 октября 2010 года года Ассанж обнародовал 391 тыс. аналогичных военных документов, относящихся уже к войне в Ираке.

Наконец, 28 ноября того же года WikiLeaks разродился четвертью миллиона документов Госдепартамента. Это была самая массовая утечка секретных документов в американской истории и самая крупная с 1971 года, когда The New York Times напечатала так называемые «Бумаги Пентагона» — секретную историю политической и военной роли США во Вьетнаме в 1945–1967 годах, переданную прессе аналитиком корпорации RAND Дэниэлом Эллсбергом. «Я считал, что, будучи ответственным американским гражданином, больше не могу участвовать в сокрытии этой информации от американской общественности», — объяснял Эллсберг. (Разрабатывая Эллсберга, власти наломали дров, и в январе 1973 года лос-анджелесский федеральный судья в конце концов просто закрыл дело.)

Ассанж пытался выгородить Мэннинга и отрицал его причастность к утечке. Но сам Мэннинг во всем признался, заявив во время следствия, что злого умысла у него не было и в любом случае рапорты не составляли военной тайны. «Я хочу, чтобы люди знали правду, — писал 22-летний Мэннинг хакеру Ламо, — потому что, не имея информации, общественность не в состоянии принимать решения, основанные на фактах».

Дэниэл Эллсберг с этим согласен. «Своими действиями этот парень (Мэннинг) оказал невероятно позитивное влияние на мировые события… и возможно, предотвратил новые неправедные войны», — заметил аналитик-ветеран в разговоре с группой журналистов в Вашингтоне, среди которых был один из авторов этой статьи. При нынешней администрации, считает Эллсберг, авторы утечек рискуют гораздо больше, чем раньше: «В свое время я был оправдан. Не сомневаюсь, что при Обаме я бы получил пожизненный срок».

Право знать

50_03.jpg
«Сами виноваты, что притащили детей на войну», — говорят американские вертолетчики, расстреляв группу иракцев
По мнению американских специалистов, значительную роль в появлении «свистунов» сыграли и теракты 11 сентября 2001 года, когда разные американские ведомства стали делиться секретной информацией, а такой информации стало гораздо больше. Так, если до 2001 года в стране засекречивалось порядка 8 млн документов в год, то после эта цифра выросла до 76 млн, при этом доступ к секретным данным получили 4 млн человек. Кадровая бдительность не могла не пострадать, объяснил The New Times ведущий эксперт консервативного вашингтонского фонда «Наследие» (Heritage Foundation), близкого к республиканцам, Ариэль Коэн, считающий, что американские спецслужбы сами виноваты в утечках: «Как можно было допустить к секретной информации такого психически неустойчивого человека, как Мэннинг? — задается вопросом эксперт, очевидно, имея в виду, что Брэдли советовался со своим психотерапевтом относительно возможности сделать операцию по перемене пола и подписывался иногда не Брэдли, а Бреанной. — И как потом можно было не извлечь урок и выпустить за границу Сноудэна с четырьмя ноутбуками, полными секретной информации?»

Впрочем, Мэннинг и Сноуден вовсе не первые и, очевидно, не последние представители «поколения Сети». Марк Цукерберг когда-то взламывал базы данных Гарвардского университета для того, чтобы создать Facemash, предтечу Facebook. Основатель Apple Стив Джобс подростком торговал устройствами, сделанными его приятелем Стивом Возняком, чтобы бесплатно звонить по междугородке. Билл Гейтс из Microsoft взламывал счета одной из ранних компьютерных компаний, чтобы не платить за ее услуги…

А 27 мая, через неделю после того, как Сноуден прилетел с крадеными секретами в Гонконг, 28-летний хакер Джереми Хэммонд признал себя в Нью-Йорке виновным в хищении мейлов, данных о кредитках и документов известной компании Stratfor Global Intelligence Service, предоставляющей консалтинговые услуги в области безопасности.

Хэммонд, не выказавший особого раскаяния, действовал в группе хакеров и активистов (сокращенно хактивистов), известной как Anonymous. «Я делал это, потому что я верю, что у народа есть право знать, чем занимаются правительство и корпорации за закрытыми дверями, — писал он в Сети после признания вины. — Я считал, что поступал по совести».

Судить нельзя наградить

Американское общество разделилось в своем отношении к тем, кто делает государственное тайное явным. Петиция на сайте Белого дома, призывающая простить Сноудена, собрала более 120 тыс. подписей (призыв освободить Брэдли Мэннинга — лишь более 8 тыс.) Как показал опрос еженедельника Time, 53% американцев против 28% считают, что Сноудена следует привлечь к суду. Но в возрастной когорте от 18 до 34 лет, к которой принадлежит он и Мэннинг, уже 43% респондентов думают, что наказывать Сноудена не нужно.

А опрос газеты USA Today и центра PEW показал, что 60% американцев в возрасте 18–29 лет поддерживают утечку информации о тайной деятельности АНБ в прессу, считая, что это послужит общественному благу. Ведь все, что касается армии и спецслужб, касается и налогоплательщика. Впрочем, Ариэль Коэн сомневается в том, что этим опросам можно верить: «В любом социологическом исследовании главное — формулировка. Если бы вопрос был сформулирован так: «Согласны ли вы, чтобы сотрудники ЦРУ имели доступ к вашему личному мейлу?» — результаты были бы совсем иные».

Джулиан Ассанж, впрочем, в коллизиях вокруг краденых секретов видит пока только плюсы: «Больше всего оптимизма вселяет радикализация молодежи, воспитанной на интернете, людей, впитывающих ценности из интернета, — восторженно заметил он в одном из недавних интервью. — Идет политическое образование аполитичных технарей».

Впрочем, «Уотергейт» или тотальная слежка, вьетнамская война или афганская — в знаменателе всех историй с секретными утечками лежит одна истина: правда спасает жизни. Именно в этом убежден Бил Ковач, знаменитый в прошлом американский журналист, один из тех, кто публиковал в The New York Times те самые «бумаги Пентагона», которыми с ним «поделился» Эллсберг. «В демократиях нельзя ни управлять под покровом тайны, ни вести войны втайне, — заметил Ковач в разговоре с The New Times — Если избиратели и власти не могут принять войну такой, какой она является в реальности, то это значит, что для решения проблем следует выбирать иные способы, нежели война».



Для The New Times специалист в области интернет-безопасности написал о том, как за вами следят и можно ли от этого защититься


фотографии: Reuters, кадр из фильма We steal secrets




×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.