Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Только на сайте

#Суд

#Навальный

Алексей Навальный: «А что я тогда в суде делаю?»

17.06.2013 | Маляренко Евгения

17 июня прошел пятнадцатый день слушаний по делу о «Кировлесе». На заседании судья приступил к допросу главных обвиняемых — Алексея Навального и Петра Офицерова. The New Times публикует самые важные моменты из ответов Навального

В суд, несмотря на прежнее предписание прокуроров доставить обвиняемого на заседание в принудительном порядке, Алексей Навальный явился по своей воле. Пятнадцатый день слушаний о «Кировлесе» начался с неловкого молчания и приветствия прокуроров Навальным: «Здрасьте! Что это вы меня арестовывать собирались?» 

Судье — отвод

«Главное основание отвода: судебные повестки выписывает СК, и он же определяет даты заседаний, а вовсе не судья. События, которые описываются в заявлении об отводе, подрывают доверие к суду полностью. Когда мы следим онлайн за судебным заседанием и знаем, что объявлен перерыв и дата нового заседания не объявлена, следователь убегает куда-то на 15 минут, возвращается и пытается вручить повестку. На вопрос, кто он такой и почему в его компетенции вручать повестку, он ухмыляется и всем своим видом показывает, что именно в СК решают, что происходит в зале судебного заседания».

По существу

«На многочисленных совещаниях обсуждались задолженности компании, ее кредиты. Губернатор дал мне поручение тщательно проверить, что происходит. Позже звонил приятель Офицеров (директор ООО "Вятская лесная компания") и предложил встречу. В то время Белых вел активную PR-кампанию по привлечению предпринимателей в Киров.

Поэтому звонок Офицерова меня не удивил — тогда это было рядовым событием. Офицеров к тому моменту уже изучил рынок и познакомился с Опалевым (гендиректором "Кировлеса"), просил моего совета. Я обрадовался Офицерову, как обрадовался бы любому предпринимателю, готовому помочь «Кировлесу» со сбытом. 

Я никогда не давал Офицерову денег, и он, в свою очередь, никогда ничего мне не давал, не покупал железнодорожных билетов, не оплачивал мою квартиру. Если хотите, я должен был обеспечить Белых историю успеха: было ужасное предприятие, пришел новый губернатор и из ужасного предприятия сделал что-то приличное. В этом была моя задача.

И поскольку мне было дано поручение детально проанализировать, что происходит с "Кировлесом", я использовал знакомство с Опалевым для выяснения реальной ситуации. 
Опалев объяснял в правительстве области, что главная проблема предприятия — проблема со сбытом, и если ее решить, то все многомиллионные долги можно будет погасить.

Я тогда обвинил его и его ближайшее окружение, которое состояло из его дочери и Бастрыгиной, в коррупции. Они знали, что я получаю реальную информацию от Офицерова, и, чтобы мне противодействовать, они пошли на фабрикацию аудиторского заключения, которое рассказывало, какая ужасная компания ВЛК.

Губернатор попросил меня сделать отзыв на это заключение. В процессе подготовки я запрашивал у Офицерова данные, и в итоге написал обо всем, и в том числе о том, что в "Кировлесе" расхищают средства на ГСМ на транспортный тариф. В моем заключении есть призыв больше никогда не прибегать к услугам этой аудиторской компании и даже рассмотреть возможность возбуждения против них уголовного дела.

Позже была создана лесная биржа, чтобы сделать сбыт прозрачным, но скоро стало понятно, что идея нереализуема, потому что продавать было нечего. Мои требования к Опалеву основывались на законе — отчитываться за продажи и производить их безналично через единственный белый счет. У Опалева и Бастрыгиной же была какая-то чудовищная схема, противоречащая закону, с продажей через доверенность за наличные. Я требовал его увольнения.

Была создана рабочая группа по изучению "Кировлеса", чтобы вынести какое-то финальное решение по состоянию предприятия и дальнейших действиях. После того, как Опалев был восстановлен в должности, я фактически вышел из состава этой комиссии».

Состав преступления

Навальному задали вопрос, являлся ли он начальством по отношению к "Кировлесу". "А вам администрация области является начальством?", - спросил в ответ судью обвиняемый. 

Давыдова зачитывает справку, по которой на счет ВЛК поступило чуть больше 16 миллионов рублей — те самые 16 миллионов, в хищении которых обвиняют Навального: «Списано: 14 989 000 рублей, в том числе — 12 миллионов рублей в адрес "Кировлес", 726 тысяч рублей — оплата поставщикам, налоги и таможенные платежи — 329 тысяч рублей».

«Офигительно. В материалах дела ментовская оперативная справка о том, что я никаких денег от ВЛК не получал. А что я тогда в суде делаю?» - задается вопросом в твиттере Навальный.


В процессе объявлен перерыв до завтра, 18 июня.




×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.