Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Болотное дело

#Только на сайте

#Суд

«Процесс по «Болотному делу» продлится полгода»

05.06.2013 | Чернухина Юлия | № 19 (287) от 3 июня 2013 года

Адвокаты — о тактике защиты обвиняемых в «массовых беспорядках»
В Москве открылся суд по «Болотному делу», пока всем обвиняемым продлили арест еще на полгода — до 24 ноября. Какой тактики намерена придерживаться защита и как долго может продлиться процесс — The New Times расспрашивал адвокатов обвиняемых

6 июня начались предварительные слушания по «Болотному делу». На скамье подсудимых в этот день оказались 12 из 27 «узников шестого мая», по делам которых расследование уже завершено. Только один из них, да и то лишь частично, признал свою вину. Ведет процесс председатель Замоскворецкого суда Наталья Никишина. Из-за большого количества подсудимых дело решили слушать в здании Мосгорсуда — там есть специальный новый зал для резонансных дел. Десять арестантов во время слушаний будут находились в железной клетке — те, кто во время следствия сидел в СИЗО, а еще двое — Александра Духанина и Мария Баронова, которым в качестве меры пресечения были избраны соответственно домашний арест и подписка о невыезде, — на скамье в зале суда рядом со своими адвокатами. Слушания проходят в закрытом режиме.

IMG_6944-bw.jpg
Александра Духанина, 1993 г. р., студентка МГУ. Обвиняется в участии в массовых беспорядках и применении насилия к представителям власти (ст. 212 ч. 2, ст. 318 ч. 1 УК РФ): по версии следствия, закидывала ОМОН камнями и бутылками. Содержится под домашним арестом с 29 мая 2012 года, срок меры пресечения — до 6 июля 2013 года.

Дмитрий Ефремов, адвокат: «Некоторые мои коллеги 6-го собираются подавать в суд ходатайства — о прекращении уголовного преследования, возврате дела прокурору и т.д. Я лично 6-го никаких ходатайств подавать не буду — оснований исключать какие-либо доказательства из дела пока не вижу. Из свидетелей защиты в суд мы пригласим, возможно, только родственников, которые дадут характеристику личности. Процесс, думаю, продлится не менее полугода. Почему? Да потому что собрать всех его участников в одно время в одном зале вряд ли получится: перед каждым новым слушанием в суд наверняка будут поступать ходатайства об отложении рассмотрения дела в связи с занятостью адвокатов в других процессах, и судья будет обязан их удовлетворять».

IMG_5850-bw.jpg
Андрей Барабанов, 1990 г. р., выпускник математического колледжа. Обвиняется в участии в массовых беспорядках и применении насилия к представителям власти (ст. 212 ч. 2, ст. 318 ч. 1 УК РФ) — ударил полицейского по бронежилету ногой. Содержится под стражей с 28 мая 2012 года, срок меры пресечения — до 6 июля 2013 года.

Светлана Сидоркина, адвокат: «Вину Андрей Барабанов признал лишь частично. Он согласен, что задел за бронежилет бойца оперативной роты, написал ему письмо и принес извинения за случившееся. Вину по статье «участие в массовых беспорядках» Андрей не признает, так как считает, что их не было. По моим предположениям, процесс может продлиться от четырех месяцев до полугода».

IMG_6104_1.jpg
Ярослав Белоусов, 1991 г. р., студент факультета политологии МГУ. Обвиняется в участии в массовых беспорядках и применении насилия к представителям власти (ст. 212 ч. 2, ст. 318 ч. 1 УК РФ): по версии следствия, бросал камни и куски асфальта, прорывал оцепление и наносил удары правоохранителям. Содержится под стражей с 9 июня 2012 года, срок меры пресечения — до 6 июля 2013 года.

Дмитрий Аграновский, адвокат: «Пожалуй, с другими адвокатами у нас сложилась общая линия защиты: встречаемся, по возможности согласовываем ходатайства, кажется, у нас уже есть сплоченная команда — ведь против нас направлена фактически вся сила государства… В деле моего подзащитного обвинение строится на показаниях единственного потерпевшего сотрудника ОМОНа. По закону перед очной ставкой потерпевшего и обвиняемого следователи должны провести предварительное опознание — показать потерпевшему фото нескольких людей, из которых он узнает своего «насильника». В нашем случае этого сделано не было — грубейшее нарушение процедуры! Почему следователи на него пошли? Уверен, что это такой способ ориентировки конкретного «потерпевшего» сотрудника ОМОНа на наших подзащитных. Поэтому 6-го я буду ходатайствовать об исключении из дела свидетельских показаний.

Процесс умышленно поставили на лето: в это время работать тяжелее, ниже общественный резонанс и слабее поддержка. То есть сама дата указывает на то, что дело это «неправильное». Учитывая огромное количество якобы потерпевших, а также свидетелей (которые толком не дают показаний), за лето дело рассмотреть не успеют — мы наверняка «захватим» время проведения сочинской Олимпиады (пройдет с 7 по 23 февраля 2014 года. — The New Times)».

IMG_5942-bw.jpg
Степан Зимин, 1992 г. р., студент РГГУ, востоковед. Обвиняется в участии в массовых беспорядках и применении насилия к представителям власти (ст. 212 ч. 2, ст. 318 ч. 1 УК РФ): попал полицейскому в кисть куском асфальта. Содержится под стражей с 8 июня 2012 года, срок меры пресечения — до 6 июля 2013 года.

Максим Пашков, адвокат: «Мой подзащитный отрицает насильственные действия в отношении сотрудника полиции. У нас есть свои свидетели защиты — некоторых мы искали, а некоторые даже пришли сами. Что-то мы взяли из общественного расследования по «Болотному делу»... Свидетелей обвинения, а это в основном сотрудники полиции, мы тоже допросим в суде. По Европейской конвенции, подсудимый имеет право допросить свидетеля, который свидетельствует против него. Что свидетели скажут в суде — еще неясно, предугадывать их позицию невозможно, поэтому не исключены и какие-нибудь сюрпризы. Все адвокаты считают, что события 6 мая на Болотной массовыми беспорядками назвать нельзя, поэтому интересы как минимум по одной статье (ст. 212 ч. 2 — участие в массовых беспорядках) у нас общие. Дело может продлиться месяца три».

IMG_5482-bw.jpg
Денис Луцкевич, 1992 г. р., студент Государственного академического университета гуманитарных наук. Обвиняется в участии в массовых беспорядках и применении насилия к представителям власти (ст. 212 ч. 2, ст. 318 ч. 1 УК РФ): якобы срывал шлем с омоновца. Содержится под стражей с 9 июня 2012 года, срок меры пресечения — до 6 июля 2013 года.

Дмитрий Дубровин, адвокат: «Денис своей вины не признает — сложно говорить о вине человека, который этого преступления не мог совершить ни с моральной, ни с правовой точки зрения. На предварительных слушаниях я заявлю несколько ходатайств: о прекращении уголовного преследования, о возврате дела прокурору, об исключении недопустимых доказательств и об изменении меры пресечения. В обвинительном заключении следователи свалили всех в кучу: и свидетелей, и потерпевших — даже тех, кто непосредственно от действий двенадцати подсудимых не пострадал. Свидетели обвинения описывают общие факты и события, а конкретные действия Дениса, его вину описать не могут. Я полагаю, что процесс будет длиться не менее года».

IMG_6234.jpg
Владимир Акименков, 1987 г. р. активист Левого фронта. Обвиняется в участии в массовых беспорядках (ст. 212 ч. 2 УК РФ): по словам следователей, в составе группы из 400 человек прорвал полицейское оцепление, участвовал в несанкционированном шествии, а при задержании пытался скрыться. Содержится под стражей с 10 июня 2012 года, срок меры пресечения — до 6 июля 2013 года.

Дмитрий Айвазян, адвокат: «Мой подзащитный своей вины категорически не признает. Более того, обвинение состряпано так, что Владимир вообще не понимает, в чем его обвиняют. А самое главное — защита тоже этого не понимает. Дело строится на показаниях одного-единственного правоохранителя, который сообщает, что мой подзащитный якобы в кого-то что-то бросил. Я пытался найти этот момент на видеозаписях дела, но единственное, что там есть, — видео, где Володя мирно идет и смотрит по сторонам: потерял своего друга и не может найти. На слушаниях 6 июня я заявлю ходатайства об истребовании из следствия всех оригиналов первичной медицинской документации, связанных с потерпевшими омоновцами. Те обращались за медицинской помощью, оформляли документы, а через некоторое время по этим документам, а не по «живым людям», проводилась экспертиза. Вот только в деле эта экспертиза есть, а медицинских документов (снимки, амбулаторные карты), на которых она основана, нет».

iW1zEeWLufxr0zL4KcmxdXsBhNe.jpg
Мария Баронова, 1984 г. р., гражданская активистка, член оргкомитета «Партии 5 декабря». Обвиняется в призывах к массовым беспорядкам (ст. 212 ч. 3 УК РФ). Находится под подпиской о невыезде с 21 июня 2012 года, срок меры пресечения — до вынесения приговора.

Сергей Бадамшин, адвокат: «Вину мы не признаем, считаем, что состава и события преступления не было. Наши подзащитные объединены искусственно: они не связаны умыслом или эпизодом, а только временем и местом происшествия. Так как Маше вменяется статья, которой нет ни у кого из других подсудимых, наша линия защиты не может совпадать с другими, но мы скоординируем действия, чтобы никому не навредить. На предварительных слушаниях я заявлю ходатайства о признании ряда доказательств недопустимыми, возможно, заявлю свидетелей защиты и поддержу заявленные ходатайства о возврате дела в прокуратуру. По моим ощущениям, процесс может идти около года. Если смотреть, как он идет у Михаила Косенко — одно заседание в 40 дней, то дело может затянуться до бесконечности».

IMG_5633-(2).jpg
Артем Савелов, 1979 г. р., бывший работник метрополитена. Обвиняется в участии в массовых беспорядках и применении насилия к представителям власти (ст. 212 ч. 2, ст. 318 ч. 1 УК РФ): якобы скандировал лозунг «Долой полицейское государство» и хватал сотрудника полиции за жилет. Содержится под стражей с 10 июня 2012 года, срок меры пресечения — до 7 июля 2013 года.

Фарит Муртазин, адвокат: «В отношении моего подзащитного было много нарушений во время предварительного расследования. На него оказывали моральное давление. С разрешения следователя Рустама Габдулина сразу после задержания в ИВС к Савелову пришли оперативники, которые заставляли его дать признательные показания и заявить, что на митинге он действовал по команде Удальцова и Яшина. Мы просили возбудить уголовное дело, но подчиненные Габдулина из Главного следственного управления вынесли постановление, что в действиях их начальника нет состава преступления. Я не понимаю, почему не нашли и не допросили тех полицейских, которые непосредственно задерживали Савелова. Сейчас в его деле потерпевшим является тот, кто оформлял протокол задержания, а свидетелем — товарищ оформлявшего. 6 июня мы заявим о том, что следствие не проведено до конца, и потребуем вернуть дело прокурору, провести расследование и найти тех, кто Савелова задерживал. А потерпевшему и свидетелю по делу потребуем назначить проверку на полиграфе».

IMG_7022-bw.jpg
Алексей Полихович, 1990 г. р., студент РГСУ. Обвиняется в участии в массовых беспорядках и применении насилия к представителям власти (ст. 212 ч. 2, ст. 318 ч. 1 УК РФ): по версии обвинения, «вырывал из рук сотрудников полиции задержанных», которых отправляли в автозаки. Содержится под стражей с 26 июля 2012 года, срок меры пресечения — до 6 июля 2013 года.

Александра Пирогова, адвокат: «Алексей, как и большинство арестантов, отрицает свою вину. Свидетели обвинения из числа тех лиц, которые давали показания в отношении моего подзащитного, — это сотрудники полиции, есть даже некие гражданские лица. На предварительном слушании я заявлю ходатайство о недопустимости некоторых доказательств по делу. Думаю, процесс займет не менее полугода».

IMG_6893-bw.jpg
Леонид Ковязин, 1986 г. р., журналист. Обвиняется в участии в массовых беспорядках (ст. 212 ч. 2 УК РФ): на видеозаписи, представленной в деле, толкает биотуалет. Содержится под стражей с 5 сентября 2012 года, срок меры пресечения — до 6 июля 2013 года.

Руслан Чанидзе, адвокат: «6 июня мы заявим ходатайство о признании некоторых доказательств недопустимыми: нас не удовлетворяют показания сотрудников полиции, которые якобы опознали моего подзащитного. В деле порядка 70 свидетелей обвинения, сотрудники ОМОНа и полиции, им посвящено пять томов — на каждого потерпевшего приходится примерно по одному свидетелю. Естественно, эти люди будут уклоняться, а следствие всеми правдами и неправдами постарается сделать так, чтобы их не допрашивать в суде. Такими темпами процесс займет не менее полугода, если будет соблюдена формальная видимость правопорядка и УПК».

IMG_6749-bw.jpg
Николай Кавказский, 1986 г. р., сотрудник правозащитной организации «Комитет за гражданские права». Обвиняется в участии в массовых беспорядках (ст. 212 ч. 2 УК РФ): якобы наносил удары руками и ногами сотрудникам ОМОНа. Содержится под стражей с 25 июля 2012 года, срок меры пресечения — до 6 июля 2013 года.

Вадим Клювгант, адвокат: «Ни о каком признании вины речь идти не может — мы это с Николаем неоднократно обсуждали. В обвинительном заключении есть все что угодно, только не действия, которые образуют состав преступления — «массовые беспорядки». Когда конкретного человека привлекают по статье, в его обвинении должно быть написано: вот этот элемент состава преступления выразился в одних действиях, а вот этот — в других действиях. В нашем случае, как и в отношении других подсудимых, не описано действий, которые могли бы (если бы были доказаны) образовывать состав преступления. То, что они будут выдавать за доказательства, — это похожие друг на друга, как сиамские близнецы, показания полицейских и видеозаписи с признаками монтажа — это признано даже экспертами. В деле есть много доказательств, полученных незаконным путем: смонтированные видеозаписи, сомнительные заключения экспертов. Все эти вопросы мы будем ставить в ходатайствах 6 июня».

IMG_5749-bw.jpg
Сергей Кривов, 1961 г. р., менеджер, кандидат физико-математических наук. Обвиняется в участии в массовых беспорядках и применении насилия к представителям власти (ст. 212 ч. 2, ст. 318 ч. 1 УК РФ). По версии следствия, выхватил у полицейского резиновую палку, нанес ею удары, после чего передал дубинку другому демонстранту. Содержится под стражей с 18 октября 2012 года, срок меры пресечения — до 6 июля 2013 года.

Вячеслав Макаров, адвокат: «6-го я буду ходатайствовать о возврате дела в Генпрокуратуру, а также о том, чтобы меня тоже ознакомили со всеми томами дела — в случае с Кривовым ознакомление обвиняемого и защитника с материалами уголовного дела подписал другой адвокат, от Басманного суда. С такими нарушениями выносить приговор невозможно — как по Кривову, так и по другим фигурантам. У нас в свидетелях обвинения — исключительно сотрудники правоохранительных органов. С моей точки зрения, большинство их показаний сомнительны».

Продолжение темы см. в материале "Полиция vs демонстранты: зарубежный опыт"


В подготовке материала принимали участие Анна Калачина и Александр Гербер


фотографии: Евгений Фельдман, Мария Баронова




×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.