Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Опыт

#Только на сайте

Долгопрудная история

26.03.2013 | Локоткова Светлана | № 10 (279) от 25 марта 2013 года


Житель Подмосковья Александр Подчерняев взялся доказать фальсификации на президентских выборах с помощью официальных видеозаписей с избирательных участков. Что из этого получилось — он рассказал The New Times
28_01.jpg
Чтобы превратиться из обычного офицера в борца с фальсификациями, подполковнику Подчерняеву хватило одного дня работы наблюдателем

«Сказать, что я был в большом шоке — это ничего не сказать. Я не ожидал, конечно, что на выборах такое творится. На следующий день я решил, что буду добиваться правды через суд» — так по-военному четко подполковник Александр Подчерняев объяснил The New Times, ради чего он уже целый год пытается доказать факт фальсификаций итогов прошлогоднего голосования за президента в отдельно взятом городе. Причем делает он это по собственной методике — сколь простой, столь и гениальной, основанной на скрупулезном сравнении официальных данных избиркома с видеозаписями, сделанными на избирательном участке.

За связь без брака

Итак, знакомьтесь: Александр Подчерняев, 42 года, связист. Живет в подмосковном городе Долгопрудный, служит в штабе войсковой части в Нахабине. В армии уже 25 лет. Впервые участвовал в выборах в 2004 году: говорит, что голосовать за определенного кандидата в его части не заставляли, но «воспитательные беседы» проводили.

В декабре 2011 года Александр обратил внимание на шум в СМИ и интернете по поводу массовых нарушений на выборах в Госдуму и «захотел лично убедиться, правда это или нет»: «Решил пойти в наблюдатели, чтобы понять, чего стоит мой голос как избирателя, что происходит с моим бюллетенем после того, как я его опускаю в урну». Ни в какие организации наблюдателей он вступать не стал, поскольку военнослужащим запрещено заниматься политической деятельностью, но, внимательно изучив закон о гарантиях избирательных прав, не нашел в нем никаких ограничений для участия военных в наблюдении за голосованием. На тренинги и лекции для наблюдателей тоже не ходил, отыскав всю необходимую информацию в интернете: «Здесь курсов масса, все предельно ясно и доступно изложено, любой желающий может пройти самоподготовку». Там же, в интернете, Александр нашел и предложение зарегистрироваться наблюдателем от кандидата в президенты Михаила Прохорова. Съездил в штаб Прохорова за направлением — и 4 марта 2012 года в 7.30 как штык был на вверенном ему избирательном участке города Долгопрудного.
  

Наблюдатели оказываются в парадоксальной ситуации: фактов о грубых фальсификациях у них тысячи, а сделать они ничего не могут  

 
Того, что произошло дальше, офицер никак не ожидал. Сам он говорить об этом стесняется, но на видеозаписях с участка хорошо видно, что с «неправильными» наблюдателями, в том числе и с подполковником Подчерняевым, председатель участкового избиркома обращался как с новобранцами. На вопрос, как же он это стерпел, Александр отвечает как настоящий военный: «Я его воспринимал как высшее должностное лицо на участке, а в армии не принято указывать начальнику на место».

В итоге Подчерняева вместе с двумя другими наблюдателями от «сил света» усадили в самый дальний угол и строго прикрикивали, когда те пытались перемещаться по участку. Так что Александру и его союзникам оставалось лишь скрупулезно подсчитывать число подходивших к урнам избирателей. Таковых к концу голосования набралось 881, но члены комиссии, изучив списки избирателей с отметками о выдаче бюллетеней, насчитали на 202 больше. Сам офицер признается, что заподозрил неладное еще раньше — когда откуда-то внезапно материализовалась лишняя книга со списками избирателей.

Установить, чьи данные верны, должен был подсчет бюллетеней, поэтому Александр занял наблюдательный пост неподалеку от стола и включил видеокамеру. Но ждать пришлось долго: отсортировав бюллетени по кандидатам, комиссия вместо их подсчета сначала взялась уговаривать наблюдателей отойти в дальний угол помещения, а потом решила поискать предлог для удаления офицера-наблюдателя — видимо, как самого дотошного. В итоге по истечении трех часов ему вручили решение комиссии, где говорилось, что он якобы препятствует ее работе, и в сопровождении полиции вывели с участка. Жалоба в территориальный избирком никаких результатов ожидаемо не дала.

Через тернии к видео

28_02.jpg
Подобные кадры с участков видели многие россияне, но лишь один из них догадался «привязать» каждого избирателя к единому системному времени (вверху слева)
Обращения в штаб Прохорова и даже личная поездка туда ни к чему не привели: юристы экс-кандидата в президенты, похоже, не слишком горели желанием воспользоваться фактами, доказывающими фальсификацию результатов выборов. Тогда Подчерняев самостоятельно направил письменные заявления в ЦИК и Минкомсвязи с просьбой предоставить видеозаписи с участка. Правда, ни одна из присланных в ответ ссылок не работала, но Александра и это не остановило. Он выяснил, что существует услуга предоставления записей с веб-камер, установленных на участках на президентских выборах, прошел процедуру регистрации на портале «Госуслуги» и начал заказывать видео. А поскольку офицер хотел еще понять, является ли его случай исключением или правилом, он запросил видео не только с того участка, где был наблюдателем, но и с остальных 38 участков города Долгопрудный, оборудованных веб-камерами.

Но задача опять оказалась не такой простой, как ему представлялось. Во-первых, как выяснилось, на «Госуслугах» выставлены ограничения на запрос видеоматериалов: не более 72 часов на человека. Во-вторых, видео с каждого участка были разделены на получасовые ролики, и каждый приходилось заказывать отдельно. А в-третьих, заказанные ролики то и дело или вовсе не приходили, или приходили «битыми», то есть вместо 30 минут там оказывалось, скажем, всего пять минут записи, что не позволяло достоверно определить общее количество проголосовавших. Однако находчивого связиста и эти сложности не смутили: заказать ролики он попросил свою жену, друзей и знакомых, а «битые» и неполные видеозаписи настойчиво запрашивал вновь и вновь. «Некоторые приходилось перезаказывать по 15 раз», — признается Александр. Но и после этого полное видео целого дня голосования удалось получить лишь с семи участков. И на каждом из них были обнаружены расхождения между данными в итоговом протоколе и реальным количеством пришедших на участок избирателей: разброс составил от 20 до 331 человека.

Свое главное открытие наш несгибаемый герой-наблюдатель сделал случайно. Когда он просматривал видеоролики, то обратил внимание на то, что вверху каждой записи бегут цифры. Александр этим заинтересовался и выяснил, что бегущие цифры — это такт-секунды, указывающие единое мировое системное время, к которому привязаны все компьютеры и сети в мире. В случае с выборами этот показатель особенно ценен тем, что позволяет с точностью до мгновения определить уникальное время подхода любого гражданина к избирательной урне. К тому же присутствие в видеороликах системного времени позволяет наверняка утверждать, что в полной записи дня голосования не пропущены никакие, даже самые маленькие промежутки.

Воспользовавшись этим открытием, офицер «привязал» каждого увиденного на записи избирателя к единому системному времени (таблица получилась где-то листов на 40), приложил к своему заявлению эту таблицу, данные о количестве проголосовавших с сайта ЦИК, компакт-диски с видеоматериалами — и пошел в суд. Там его, разумеется, ожидали новые трудности: на предварительном заседании судья обязала гражданина Подчерняева как заявителя решить вопрос о техническом обеспечении просмотра видеодоказательств ввиду отсутствия необходимой аппаратуры в распоряжении суда. Но эту задачу подполковник решил с легкостью, притащив в суд одолженный у друзей видеопроектор и повесив экран. Однако, войдя в зал заседаний, судья неожиданно возмутилась, сказала, что пока все это безобразие не уберут, заседание не начнется, хлопнула дверью и ушла. А после того как не востребованные правосудием техсредства были убраны, все закончилось очень быстро: не обнаружив в пояснениях подполковника нарушения его личных избирательных прав, судья в рассмотрении заявления отказала.

Личное и общественное

*The New Times № 9 от 18 марта 2013 г.

Тут следует сделать лирическое отступление и напомнить, что, как уже писал The New Times*, как раз сейчас Конституционный суд рассматривает запрос большой группы граждан и примкнувшего к ним Уполномоченного по правам человека Владимира Лукина, которые добиваются предоставления рядовым избирателям наряду с партиями и кандидатами права оспаривать результаты выборов. И многие эксперты полагают, что КС эти требования может поддержать. Например, заместитель исполнительного директора ассоциации «Голос» Григорий Мелконьянц признался The New Times, что «ждет от КС прорыва»: «У граждан должно быть право защитить свой голос. Ведь в ходе выборов они делегируют его своим представителям — депутатам, президенту. И если бюллетени подсчитаны неверно, то гражданин таким образом лишается своего представителя в органах власти. А, например, наблюдатели оказываются в парадоксальной ситуации: фактов о грубых фальсификациях у них тысячи, а сделать они ничего не могут».


На 2 апреля в Мособлсуде уже назначено рассмотрение жалобы Подчерняева на решение суда первой инстанции. А 8 апреля в Долгопрудном должен начаться суд еще по шести участкам, видео с которых офицер тоже просмотрел и также «привязал» каждого избирателя к уникальному мировому системному времени. И Александр очень надеется, что к этому моменту КС вынесет решение, которое не только защитит права избирателей вообще, но и поможет одному конкретному подполковнику доказать в суде фальсификации, основываясь на собственном изобретении. 


фотография: Митя Алешковский






×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.