Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Реплики

«Меня они тоже могут похитить»

17.02.2013 | Гальцов Филипп | № 5 (274) от 18 февраля 2013 года

Активист Филипп Гальцов попросил политического убежища на Украине, опасаясь ареста — в своей явке с повинной Леонид Развозжаев указал на него как на одного из организаторов беспорядков на Болотной площади 6 мая, написав о «колонне анархистов, возглавляемой Филиппом Гальцовым»

Все началось 25 октября 2012 года, когда ко мне домой ворвались трое сотрудников Центра «Э» без документов, скрутили меня, затащили в машину, угрожали; машина остановилась около леса, мне прилетело несколько ударов. После привезли в Следственный комитет, потащили на допрос, никакого адвоката.

Допрашивал следователь Тимофей Грачев — о 6 мая, Развозжаеве, Лебедеве и Удальцове. Я отказался говорить, ссылаясь на 51-ю статью Конституции. Сам следователь несколько раз мне дал по морде. При этом на допросе присутствовали четыре оперативника Центра «Э», которые также, если им не нравилось что-то из того, что я говорю, били по спине: «Сейчас мы тебя вывезем в лес, будем там с тобой разговаривать или повезем на Петровку, оформим тебе участие в массовых беспорядках». Как я понял, они хотели, чтобы я сказал им, что все сказанное в «Анатомии протеста-2» правда, что Развозжаев начал беспорядки, Лебедев ему приказал, Удальцов осуществил…

Слова из «явки с повинной» Развозжаева, в частности о том, что я «возглавлял колонну анархистов» в составе ста человек и двинул ее на ментов, не имеют отношения к реальным событиям. Ни в какой «колонне анархистов» я вообще не шел, я шел в колонне Российского социалистического движения. Но раньше я состоял в Левом фронте и был знаком с Развозжаевым. Почему он указал меня в «явке», я понять, честно говоря, не могу.

После допроса в течение ноября-декабря ко мне по месту прописки несколько раз приходили сотрудники Центра «Э», ФСБ, участковый… Я уже жил в другом месте, опасаясь, что меня внезапно арестуют. После того как я уехал, дома у моих родителей снова был обыск. Недавно они вытащили на допрос мою бабушку — пришли два каких-то человека, спрашивали: «Где Филипп, где Филипп?» Она сказала, что не знает, и ее отвезли в местный следственный отдел в городе Балашиха, где я жил.

Утром 20 января я поехал на машине до Минска, а оттуда на поезде в Киев. Сейчас я соискатель статуса беженца. У меня есть информация, что меня негласно объявили в федеральный розыск. Уже тут, на Украине, происходят очень странные события. 6 февраля, когда я ходил за справкой из миграционной службы, за мной шли три непонятных мужика, которые пасли меня прямо до дома. На собеседовании в миграционной службе по поводу получения статуса беженца мне задавали странные вопросы. Не знаком ли я с Развозжаевым и Удальцовым? Кидал ли я камни 6 мая? Это напомнило вопросы, которые задавал следователь Грачев. Возможно, в Службу безопасности Украины уже поступил от ФСБ какой-то запрос на меня.

Я опасаюсь, что меня они тоже могут похитить, как Развозжаева.


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.