Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Только на сайте

#Навальный

#Медиа

Следственный комитет начал проверку «Новой газеты», чтобы надавить на адвокатов Навального

11.02.2013 | Бешлей Ольга

«Проведение данной проверки мы, безусловно, рассматриваем как способ оказать давление на адвокатов Алексея, – сказал The New Times защитник Навального Вадим Кобзев. – Насколько это серьезно – станет понятно через некоторое время».

О том, что в отношении «Новой газеты» была начата предварительная проверка «по факту разглашения данных предварительного следствия», 11 февраля сообщил на сайте Следственного комитета руководитель управления взаимодействия со СМИ Владимир Маркин. Основанием стала статья спецкора «Новой» Ирека Муртазина – «Ив Роше посадит в России три миллиона деревьев и двух братьев Навальных?» (выпуск №13 от 6 февраля 2013 года).

«В статье опубликованы процессуальные документы, составляющие тайну следствия. Доступ к ознакомлению с этими документами имел ограниченный круг  участников уголовного процесса, которые в установленном законом порядке были предупреждены о недопустимости разглашения материалов уголовного дела», – пишет Маркин. «Материалы предварительного следствия» – это заявление генерального директора российского подразделения косметической компании ООО «Ив Роше Восток» Бруно Лепру на имя руководителя СК Александра Бастрыкина, а также «Рапорт об обнаружении признаков преступления» следователя по особо важным делам майора Пищулина на имя руководителя Главного следственного управления СКР генерал-майора Щукина. Сканы обоих документов прилагались к статье. 

«Слова Маркина – наглая ложь, – говорит Кобзев. - Вопреки сообщению СК, никто из нас – ни я, ни Навальный, ни Ольга Михайлова (второй адвокат Навального – The New Times) – никаких подписок о неразглашении материалов предварительного следствия не давали. Более того – у нас по этому делу никто даже не пытался такие подписки взять». Кобзев добавил, что подозревать в «утечке» материалов можно не только адвокатов, но и следователей, и сотрудников Главного управления процессуального контроля СК и Генеральной прокуратуры, в распоряжении которых есть документы дела.  

Маркин необходимость провеки объясняет стремлением ведомства обеспечить защиту прав всех участников уголовного процесса – «особенно прав потерпевших». 

«Очевидно, что те, кто устроил в СМИ и Интернете травлю иностранной компании, преследуют цель  вынудить бизнесменов  забрать своё заявление, – пишет он, имея в виду призывы интернет-пользователей байкотировать продукцию Ив Роше. – Однако сторонники г-на Навального, которые пытаются  дискредитировать и тем самым оказать давление на потерпевших  по уголовному делу вероятно плохо знакомы с российским законодательством. Специально для них и для юриста Навального разъясняю,  что преступление, предусмотренное  статьей   310 УК РФ*,  не является делом частного обвинения и результат его расследования не зависит от наличия, либо отсутствия заявления потерпевших».
* Разглашение данных предварительного следствия: наказывается штрафом в размере до 80 тыс. руб. или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до 6 месяцев, либо обязательными работами на срок от 180 до 240 часов, либо исправительными работами на срок до двух лет, либо арестом на срок до трех месяцев
 
Заместитель главного редактора «Новой газеты» Сергей Соколов рассказал The New Times, что никаких конкретных действий со стороны СК пока не было: «Сейчас мы ожидаем, что в ближайшее время наш специальный корреспондент Ирек Муртазин будет приглашен в СК на беседу. Мы, конечно, поможем следствию всем, чем можем, но в рамках закона. Хочу пояснить, что журналист не обязан раскрывать свои источники информации, кроме как по решению суда. Так же журналист не является хранителем следственной тайны, он публикует общественно значимую информацию». 

Из постановления Пленума Верховного Суда РФ от 15 июня 2010 года №16 «О практике применения судами Закона Российской Федерации «О средствах массовой информации»: 
«Если при рассмотрении дела одной из сторон ставится вопрос о раскрытии источника информации, послужившей основой для публикации в средстве массовой информации, то суду необходимо руководствоваться частью 2 статьи 41 Закона Российской Федерации «О средствах массовой информации», согласно которой редакция обязана сохранять в тайне источник информации и не вправе называть лицо, предоставившее сведения с условием неразглашения его имени, за исключением случая, когда соответствующее требование поступило от суда в связи с находящимся в его производстве делом. Таким образом, персональные данные лица, предоставившего редакции сведения с условием неразглашения его имени, составляют специально охраняемую федеральным законом тайну». 

Об уголовном деле братьев Олега и Алексея Навальных The New Times подробно рассказывал в № 43-44 от 24 декабря 2012 года: «ОПГ Навальный» 







×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.