Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Мнение

#Только на сайте

Правосудие для своих и чужих

27.01.2013 | Романова Ольга | № 2 (271) от 28 января 2013 года


Право и суд стали привилегией — как мигалка на дороге. Всех остальных можно посадить за что угодно, на сколько угодно и по любому обвинению

8-11-3.jpeg
Пикет у Хамовнического суда, название которого стало нарицательным

Недавно в СК РФ вызвали нашего коллегу, доброго, умного и очень открытого человека. Натурально по делу 6 мая. «Митя, — спросила я вызванного в качестве свидетеля потенциального обвиняемого, — а что ты собираешься рассказать следствию?» Обнаружилось, что Мите нечего скрывать, он пойдет без адвоката и все объяснит. А следствие все поймет, прослезится и закроет дело.

В сопротивлении много умных, добрых и открытых людей. Вот поэтому нас и сажают пачками. Раз и навсегда нужно запомнить одно: у нас сажают не тех, кто виноват, а тех, кого надо. Любое слово оборачивается если не против тебя, так против других. Любые показания, любые документы. Мы в «Руси сидящей» давно научились читать приговоры. Вот перед нами дело о групповом изнасиловании, и прокуратура приобщила в качестве доказательства приговор жертве изнасилования — за ложный донос. Сели все. Вот перед нами дело о мошенничестве в предпринимательской сфере, и в приговоре в качестве доказательства вины — решения арбитражных судов в пользу обвиняемого. Вот еще хуже: приговор убийце — а в обвинительную часть вошли показания свидетелей, подтверждающих алиби.

И никто никогда не видел приговора судье за вынесение заведомо неправосудного приговора, хотя такая статья в УК имеется — до десяти лет. Есть статья и за незаконный арест, и за привлечение заведомо невиновного к уголовной ответственности, и за фальсификацию доказательств. Как не вспомнить Раневскую: «Ж*па есть — а слова нет».

Нас можно посадить за что угодно, на сколько угодно и по любому обвинению, доказательств и не потребуется. А собираетесь объяснить следователю, как все невинно было на самом деле — учтите, что на этом месте вы пишете сами себе обвинительную часть приговора. В крайнем случае, если очень повезет или если интересны следователю не вы, то именно ваши показания лягут в основу обвинения хороших людей. И рассказывайте потом отвернувшимся от вас друзьям, что вы говорили следователю, как вместе нюхали ромашки на лугу — слово «ромашки» он вычеркнет. А что вы там нюхали, уже понятно.

При этом в УК есть и противоположные статьи, например, ст. 300 «Незаконное освобождение от уголовной ответственности». Приговора по ней я тоже никогда не видела, зато дел таких — навалом. Вот свежие примеры.

Оперуполномоченный ФСКН по фамилии Визер подбросил 12 г кокаина бизнесмену Гольдштейну, да сам же их и нашел на контрольном пункте ГИБДД во Всеволожском районе Ленобласти. Разумеется, тут же возбудили дело, которое грозило Гольдштейну и 10, и 15 годами — как повезет. Мы таких дел знаем тысячи, если не десятки тысяч, там еще всегда понятые участвуют, и всегда в качестве весьма заинтересованной стороны (обычно на них тоже уголовка висит). Посадку Гольдштейна заказали конкуренты, о чем и было сказано на суде. Я не знаю, за какие нитки дернул бизнесмен Гольдштейн, но он посадил и Визера, и понятого по фамилии Носков. Заказчиков посадить ему все же не удалось, но суд вошел в положение служивых. Их осудили условно на четыре года. За то, что чуть не сломали человеку жизнь. Как наверняка поломали уже многим. Но отделались легким испугом.

А вот доцента Марийского госуниверситета, принявшего от студента в дар 5 кг мяса, осудили безусловно. Или вот в Пермском крае осудили жительницу села Большая Соснова за неуважение к суду — безусловно, исправительные работы, 320 часов: женщина встретила в поликлинике мирового судью, с которым имела дело, и высказалась. А нельзя!

Зато вот что можно им: некто Артюхов, начальник отдела МВД по Кисловодску, решил культурно отдохнуть в ночном клубе «Снежный барс», но ему мешали другие посетители, так он вызвал взвод полиции (12 человек) и поручил им забрать других посетителей в околоток, числом до 50 человек. Угадайте, какое наказание понес некто Артюхов. Штраф 70 тыс. рублей. Думаю, что в тот вечер он мог бы оставить в ночном клубе бОльшую сумму — если, конечно, мы настолько наивны, что подозреваем его в привычке платить.

Кстати, о привычке платить. Обратите внимание: за последние годы судьи завели себе привычку вешать на сортир и на буфет надписи «только для судей» с соответствующим ценником — почти даром. Причем для посетителей обычно удобств и вовсе не предусмотрено. Некоторым оборотистым судейским буфетам это не нравится: так, в подвале Пермского краевого суда имеется буфет, украшенный надписью «свадьбы, корпоративы, поминки, выезд». Никак не соберусь заказать судейский буфет в какую-нибудь недалекую пермскую зону.


8-11-2.jpeg
Ольга Романова и ее муж, бизнесмен Алексей Козлов, обвиненный в мошенничестве, в зале Пресненского суда г. Москвы

Корпоративная солидарность — вот это то, что пока у них не отнять. Причем в корпоративную орбиту, как мы знаем, включен, например, и вице-президент «Лукойла» Барков, и главы избирательных комиссий. Знаете, кстати, как с каждым судебным заседанием облегчается участь известной дочери руководительницы иркутского избиркома, сбившей двух сестер? Мало того что Анна Шавенкова получила 2,5 года поселения с отсрочкой исполнения приговора на 14 лет за ДТП со смертельным исходом (то есть не сядет никогда), так она еще и ухитрилась максимально снизить сумму иска. Знаете, сколько она должна выплачивать семье, в которой одна дочь погибла, а другая осталась инвалидом? Всего 200 тыс. рублей. Если бы девушка погибла в результате землетрясения, государство выплачивало бы семье 1 млн рублей. Семья подавала иски в суд — но вот нате вам, ешьте с маслом. А маменька из областного избиркома? Да, после скандала она ушла. Но в декабре 2012 года снова пришла работать — куда? — правильно: в облизбирком. Медом там, что ли, намазано?

А вот в деревне Петрово Ярцевского района Смоленской области проживает Людмила Пятикоп. Очень общественно активная гражданка. Вот ее по недосмотру и пригласили в УИК в 2007 году. Так она отказалась итоговый протокол подписывать из-за фальсификаций. Уголовное дело в отношении нее до сих пор не закрыто, а заодно и воду в ее доме отключили…

Но больше всего мне нравится история про Владимира Путина и знаменитую Евгению Васильеву из Минобороны. Мне кажется, в ответе Путина на итоговой пресс-конференции — когда его спросили, отчего это Васильева под домашним арестом — и раскрывается формула российской власти, простая, как мычание. Мол, чего ж вы хотите — вы же сами призывали проявлять гуманность к предпринимателям.

Простите, к кому проявлять гуманность? Давно ли у нас чиновники числятся по классу предпринимателей? Получается, что можно заниматься предпринимательством, но сядешь вором. А можно заниматься воровством — и будешь слыть предпринимателем. Ну да, в принципе так и есть. Главное же не «кто ты», а «чей ты». Чей ты, холоп? Сердюковский? Ну погуляй пока, бывает, проштрафился твой барин. А ты чей? Ничей, свой собственный? Иди-ка посиди на холодке, остынь маленько. Хочешь объяснить, что не холоп? Давай-ка мы тебя внимательно послушаем под протокол, кто тебя научил ереси, и кто еще так считает — свидетелем обвинения пойдешь, а потом и сам сядешь...

С нашим коллегой Митей обошлось пока — так мы с ним почти неделю тренировались быть бесполезным для следствия. Неинтересным. Не врать, но быть скучным. Ой, как это нелегко — наступить на острое желание «все объяснить». Это очень нелегко — быть бесполезным. Но ничего, многие живут. Выбирайте себе аудиторию. Не пытайтесь «все объяснить» там, где ваш приговор написан задолго до знакомства с вашей яркой, неповторимой и честной личностью.


фотографии: ИТАР-ТАСС, РИА Новости




×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.