Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Дневник

#Только на сайте

#Антон Буслов

«Как это объяснить американскому врачу?»

20.01.2013 | Буслов Антон | № 1(270) от 21 января 2013 года


03–18.01.2013

The New Times продолжает следить за историей человека, которому поставили смертельный диагноз*
* Продолжение.
Начало в № 37, 383940414243-44 за 2012 г.

Итак, я в США. Стиль ведения медицинской работы тут значительно отличается от нашего. Я просто пришел в назначенное время, и меня уже ждали. «Вы не очень хорошо понимаете по-английски? О'кей, включаем переводчика на телефоне». Только даже с переводчиком ответить на все вопросы, как и почему именно так меня лечили в России, очень сложно. Доктор иногда трижды переформулирует вопрос, чтобы уточнить, неужели мне правда отменяли один курс химиотерапии и назначали взамен другой без контроля опухолей по ПЭТ (позитронно-эмиссионная томография)?! Неужели никто не пытался пересмотреть единственную биопсию, когда лечение пошло не так, как планировалось врачами?!

Да. Именно без контроля. Да. У меня единственная биопсия, образцы тканей я привез с собой из Москвы, закатанными в парафин. В РОНЦе (Российский онкологический научный центр) мне их отдали под расписку и обещание вернуть на место. Почему все так? А потому, что в России ПЭТ — это космические технологии, это непросто, долго и дорого. Последний ПЭТ в России мне делали в ЦКБ, запись была на месяц вперед, несмотря на то что процедура делается только платно. Просто у нас пока очень мало этих аппаратов и, что еще хуже, очень мало опыта у врачей по работе под контролем ПЭТ. Как все это объяснить американскому доктору, который никогда бы на себя не взял такой ответственности — менять стратегию лечения «вслепую» из-за того, что у пациента нет денег на сложное обследование?

Так что я не объясняю — просто говорю, что это такая традиция. Непонятная, мятежная русская душа. Ду ю андестенд ми? А врач все равно не понимает. Он не понимает, зачем меня все время лечили в Москве в РОНЦе, а сложнейшее дело — трансплантацию — отправили делать в Самару? Потому что в Москве не было квот на высокотехнологическую медицинскую помощь, потому что в Самаре они еще оставались к концу года. А еще потому, что у нас не хватает чистых боксов. И еще потому, что у нас очередь на трансплантацию — кто успел, тот и съел. «Это из-за бюрократических проблем, ду ю андестенд ми?»

О'кей, все здесь очень любят это слово. Меня будут лечить, только сперва убедятся в том, чем же я на самом деле болею. Не то чтобы были какие-то огромные основания сомневаться… но «у нас бывали случаи, когда попадали пациенты с неправильным диагнозом даже на вашей стадии заболевания». Так что новый ПЭТ, новая биопсия — все то, на что врачи в России, как правило, не отправляют пациентов, понимая, какие это деньги и какие проблемы. 

Помощь

Банковским переводом на счет:

Получатель: Буслов Антон Сергеевич

Банк получателя: ОАО «СБЕРБАНК РОССИИ» г. МОСКВА

БИК банка получателя: 044525225

К/с банка получателя в РКЦ: 30101810400000000225

Назначение платежа:  
добровольное пожертвование на л/с 40817810838061002884  
PayPal: astroaist@gmail.com

Яндекс.Деньги: 41001231218106

QIWI: 9032676810

WebMoney: R326748372213






×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.