Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Только на сайте

#Pussy Riot

#Суд

«Двушечка» условно

11.10.2012 | Чернухина Юлия


Мосгорсуд рассмотрел приговор Хамовнического районного суда в отношении группы Pussy Riot. Рассмотрел и подтвердил. Одну из трех почти простил: дал «двушечку» условно. Двух других простить не сумел: не нашел повода

Es-240.jpg
Екатерина Самуцевич
Главный результат заседания суда 10 октября: Екатерине Самуцевич изменили приговор на условный и отпустили из-под стражи. Надежде Толоконниковой и Марии Алехиной приговор оставили без изменения — они должны провести еще почти полтора года в колонии общего режима.

Иная защита

Ирина Хрунова, адвокат, с которым Катя Самуцевич заключила соглашение неделю назад, отказавшись от адвоката Виолетты Волковой, защищавшей ее все предыдущие 7 месяцев, сделала акцент на том, что Самуцевич не принимала участие в тех действиях, которые суд определил, как хулиганство. Самуцевич, — говорила Хрунова, — не выкрикивала бранные слова, не танцевала, и пробыла на амвоне всего около 15 секунд.

Кассация началась с ходатайств адвокатов. Адвокат Виолетта Волкова (защищала Марию Алехину и Надю Толоконникову) ходатайствовала о назначении новой психолого-лингвистической экспертизы в центре ГУП ЦИАТ (вторая экспертиза, проведенная в этом учреждении, не нашла признаков религиозной вражды и ненависти в действиях девушек). Просили вызвать в суд свидетелей акции в ХХС и следователей, которые вели дело. Все ходатайства были отклонены.

В пояснении к кассационной жалобе адвокат Марк Фейгин (защишал Надежду Толоконникову) обратил внимание на процессуальные нарушения, а адвокат Николай Полозов (защишал Марию Алехину) — на положительную характеристику Алехиной.

«О нас вытерли ноги»

Мария Алехина была не рада: их извинения, произнесенные в Хамовническом суде, признали не искренними. «Об нас просто вытерли ноги», — сказала она. Алехина считает, что заявление пресс-службы РПЦ о том, что девушки должны покаяться — типичный шантаж, что хуже всего — шантаж покаянием.

Мария Алехина напомнила, что часть дела выделена в отдельное производство по 282 статье УК РФ («возбуждение ненависти или вражды»), и если дело по этой статье будет возбуждено — девушки молчать не будут.

Надежда Толоконникова заметила, что их постоянно просят «покаяться», чтобы их «простили», но необходимо отличать понятие «покаяние» и «раскаяние». «Раскаяние — это юридические термин, который означает признание своей вины, но мы вину не можем признать, а покаяние — это духовный акт», — сказала Толоконникова.

Линия защиты

Адвокат Ирина Хрунова представила суду новую линию защиты, но заявила, что при вынесении приговора суд не индивидуализировал вину Самуцевич — она не принимала участие в тех действиях, которые судом были расценены, как хулиганские: «Cогласно части 3 статьи 299 УПК РФ при осуждении группы лиц, которые действовали в сговоре, суд должен установить вину, определить роль в преступлении в отношении каждого подсудимого по отдельности. В приговоре должны быть учтены, какие конкретные действия были совершены каждым лицом».

Хрунова зачитала ту часть обвинения, которая в случае с Самуцевич не соответствует действительности: «Толоконникова, Алехина, Самуцевич проникли в алтарную часть на возвышенности...»

Новый адвокат Самуцевич обратила внимание суда на то, что Екатерина не танцевала и не пела на амвоне и перечислила ее конкретные действия: «Она перешагнула через ограждения, взошла по лестнице на солею, сняла пальто и рюкзак, надела цветную шапку, достала из рюкзака гитару, после чего ее вывели охранники. Фактически она находилась на солее около 15 секунд — не успев сделать ни одного из действий, которое судом определялись, как хулиганство».

В случае с Самуцевич преступление оказалось неоконченным, а по законодательству наказание за неоконченное преступление ниже, чем за оконченное.

Свободна!

Суд объявил перерыв.

Через полчаса тройка судей вернулась в зал и судья Лариса Полякова объявила кассационное определение: Катерине Самуцевич заменить реальные два года — условным сроком, а двум остальным подсудимым оставить приговор без изменения. Присутствующие в зале были потрясены новым вердиктом суда. Подсудимые в стеклянном аквариуме не скрывали радости и удивления. Маша и Надя всем своим видом показывали, что рады за Катю. Конвоиры сняли с нее наручники и увели в техническую комнату — подписывать документы об освобождении.

Для нового адвоката Самуцевич решение суда тоже было неожиданным. «Безусловно, это победа, решение суда непредсказуемо. Я предложила вот такую позицию, и очень рада, что суд меня понял и услышал. Хамовнический суд решил так — кассационная инстанция решила по-другому», — сказала Хрунова The New Nimes.

По словам Хруновой, изменение приговора не означает точку в процессе. «После вступления решения в законную силу, мы будем обращаться в Страсбургский суд — ведь условный срок — это все равно признание Самуцевич виновной, а девушка добивалась того, чтобы ее оправдали», — заявила защитник.

Адвокат Волкова сказала Тhе New Times, что ей до сих пор не известно, почему Екатерина Самуцевич решила сменить защитника: она, мол, «поставила ее перед фактом», а до этого никаких разногласий у нее с подзащитной не возникало.

«Линия защиты Кати существенно изменилась, — отметил адвокат Толоконниковой Марк Фейгин. — Пожалуй, стоило заменить политических адвокатов в этом деле, чтобы добиться подобного результата. Раз власть посылает нам этот сигнал, мы готовы уйти из дела Нади и Маши, ради их свободы, потому что если мы останемся — это борьба. Я восхищен непреклонностью и беспримерной доблестью Надежды Толоконниковой. Она хочет драться дальше, о чем сказала мне в суде сегодня», — сказал Фейгин.

Условная свобода

Когда Самуцевич выводили из здания суда, возник ажиотаж. «Я рада, что меня освободили, но я переживаю из-за того, что Катю и Надю оставили в СИЗО», — успела сказать Самуцевич журналистам. После этого у здания суда возникла давка — тут же появились судебные приставы. Екатерине с отцом удалось прорваться сквозь толпу: они отбежали в ближайший двор, где была припаркована машина Дмитрия Куминова — одного из активистов, поддерживающего девушек. Журналисты побежали за ними. Катя с друзьями сели в машину, но еще около 15 минут не могли выехать: журналисты блокировали проезд. В давке одной из журналисток машина проехалась по ноге.

«Мы старались сбежать от преследовавших нас корреспондентов — ехали по пробкам, и отвезли Катю к папе, — рассказал The New Times Дмитрий Куминов. — Для нее приговор стал полной неожиданностью, она в растерянности. По дороге домой она рассказывала о быте в СИЗО, как там жила. Пока она не успела прийти в себя, обязательно обжалует это решение и будет помогать Наде и Маше». Как сказал Дмитрий Куминов, Катя заявила: она не признает свою вину и считает необоснованными слухи о том, что она пошла на сделку со следствием. По данным The New Times, в пятницу Катя Самуцевич даст первую в своей жизни пресс-конференцию и расскажет подробно о жизни в СИЗО и о том, почему она сменила адвоката.

Что произошло на самом деле и почему вдруг Мосгорсуд оказался таким «гуманным» только по отношению к Екатерине Самуцевич, несмотря на то, что у Марии Алехиной и у Надежды Толоконниковой — маленькие дети, которым предстоит провести в разлуке с мамами более полутора лет — так и осталось загадкой. Пытаясь разгадать эту загадку, наблюдатели вспоминали, что с предложением сменить адвокатов «доброхоты» от родственников и знакомых приходили в СИЗО-6 ко всем троим солисткам группы Pussy Riot, но сменить адвокатов согласилась только одна — Катя Самуцевич. Ни Маша Алехина, ни Надя Толоконникова на это не пошли. Поэтому-то и поедут отбывать свой срок в колонию.

Как и сказал президент Владимир Путин: «получили «двушечку, они этого хотели, они это получили».

Фото РИА «Новости»





×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.