Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Картина мира

Последний бой Чавеса

04.10.2012 | Бай Евгений | № 31 (258) от 1 октября 2012 года


В Венесуэле на финишную прямую вышла президентская гонка: 7 октября граждане страны решат, хотят ли они продолжать строить «социализм XXI века» Уго Чавеса или же им больше по душе бразильская левоцентристская модель, которую предлагает единый кандидат от оппозиции Энрике Каприлес Радонски. Разрыв между кандидатами в последние дни сократился до минимума, что делает исход выборов практически непредсказуемым
47-01.jpg
Предвыборные граффити в одном из пригородов Каракаса изображают Чавеса-боксера, способного выиграть любой поединок

У лидеров разных стран, культивирующих образ крутого мачо, безусловно, есть что-то общее. Подобно Путину, Уго Чавес пустил слезу на многолюдном митинге своих сторонников. Правда, случилось это не после выборов, а за месяц до них: венесуэльский «раб на галерах» вдруг вспомнил, как 14 лет назад, когда его впервые выбрали президентом, он потерял свободу. И, заплакав, промолвил: «Вот бы мне сейчас прогуляться по улицам с арфой (!), четырехструнной гитарой, маракасами (еще один музыкальный инструмент) в компании с моими товарищами…» Оппозиционный кандидат не замедлил воспользоваться минутной слабостью противника. «А кто будет плакать по матерям, чьи дети были убиты в минувшие годы бандитами? — задал риторический вопрос Энрике Каприлес в одной из телепередач. — Кто будет плакать по семьям, которые в этой стране по-прежнему голодают?»

Уход из эфира

В апреле этого года, также выступая на митинге, Чавес со слезами на глазах обратился к Господу: «Боже милостивый, не забирай меня еще!» Но тут же смахнул слезы и продолжил общаться с высшей инстанцией уже на мажорной ноте: «Спасибо тебе, что ты дал мне силы, чтобы победить 7 октября и начать новый этап борьбы!» Тогда, весной, венесуэльский президент, которого долго лечили на Кубе от редкой формы рака* * Болезнь была впервые диагностирована у Чавеса в середине 2011 г., в октябре того же года он сообщил, что излечился. Однако в феврале 2012 г. стало известно, что рак вернулся, и Чавесу пришлось пройти длительное лечение на родине и на Кубе. В июле 2012-го он снова заявил о полном выздоровлении. , по опросам, на 10–15% опережал своего соперника. Сейчас их рейтинги практически сравнялись, а некоторые фонды изучения общественного мнения даже отдают победу Каприлесу. Например, фонд Hernandez Hercon дает оппозиционному лидеру 48,8% голосов, а президенту Чавесу — 44%. Но вместо того чтобы прибавить темпа в гонке, Чавес незадолго до выборов ушел с телеэкрана, где ежедневно присутствовал во время всей предвыборной кампании — и породил тем самым новую волну слухов относительно состояния своего здоровья. Начали давать многочисленные интервью его министры, а государственные телеканалы в прямом эфире стали показывать, как члены кабинета раздают венесуэльским семьям жилье в кредит. В среднем в разных штатах страны министры раздавали в день по тысяче и больше новых домов, которые были построены с начала года президентских выборов.
47-cit-01.jpg
Без напарников

В Венесуэле, в отличие от большинства латиноамериканских государств, кандидаты в президенты не выбирают себе напарников по гонке. В обычных условиях эта традиция не давала бы никакого повода для беспокойства. Однако Чавес в течение последних 15 месяцев неоднократно лечился на Кубе, где его трижды оперировали и провели несколько сеансов химиотерапии. И сограждане поневоле задают себе вопрос: кто встанет за штурвал, если нынешний лидер досрочно покинет этот мир?

Конституция Венесуэлы на этот счет говорит, что, если избранный президент скончался до вступления в должность, должны быть назначены новые выборы. Если президент умирает в первые два года своего срока, то на его место заступает вице-президент, который выполняет шестилетний мандат до конца. Если кончина случается спустя два года, то вице- вступает в должность временно и назначает новые выборы.

Но кто является в Венесуэле «вторым номером» после Чавеса? Ни один из его министров, включая вице-президента Элиаса Хауа, и близко не приближается к президенту по уровню популярности. Когда лидер отправлялся на лечение на Кубу, он делегировал Хауа чисто символические полномочия.

«Чавес понимает, что назначение вице-президента может вызвать раскол в провластной элите, — делится размышлениями с The New Times Диего Мойя, аналитик из лондонского бюро консалтинговой фирмы IHS Global Insight. — И, вероятно, на фоне слухов о том, что болезнь лидера не побеждена, эти его опасения вполне оправданны».

Оппозиционный кандидат также действует в одиночку, но его положение более выигрышное: никто не сомневается в том, что здоровье 40-летнего Каприлеса значительно крепче, чем 58-летнего Чавеса* * Подробнее — в The New Times № 8 от 5 марта 2012 г. . «Каприлес, как и Чавес, хочет, чтобы это было соперничество между двумя мужчинами, — говорит Мигель Салас, профессор калифорнийского Pomona College. — А это означает, что выборы станут дуэлью».

Участники этой дуэли в течение всей предвыборной кампании, формально начавшейся 1 июля, демонстрировали различное оружие и различные методы борьбы. Чавес являлся к избирателям во главе колонны из тяжелых грузовиков и автобусов. Первые везли мощную аппаратуру для вещания, вторые — тысячи государственных служащих, которые должны были выражать бурный восторг и шумно аплодировать своему лидеру. По венесуэльским законам бюджет предвыборной кампании не разглашается, но было ясно, что на стороне Чавеса — многократное преимущество. Сам Каприлес сравнивал себя с Давидом, борющимся с Голиафом, а его казначей Рафаэль Гусман неоднократно обвинял власти в том, что те используют в предвыборной борьбе миллионы долларов нефтяной госкомпании Petroleos de Venezuela. А вот Каприлес мог принимать лишь пожертвования от частных лиц, не превышающие 2 тыс. боливаров ($465), и, как уверяет Гусман, они «не получили ни цента от частных компаний».

В отличие от Чавеса с его многотысячной свитой, Энрике Каприлес совершал пешие марши по различным малым городам Венесуэлы с небольшой группой помощников. Он обходил один дом за другим, разговаривая с жителями. Это была стратегия личного контакта. Каприлес, посетивший более 260 городков и поселков, всегда был одет в джинсы и простую майку, излучал дружелюбие и никого не пугал гражданской войной в случае победы конкурента. При этом Каприлес зарабатывал себе очки на электоральном поле соперника — среди бедных слоев населения небольших городов в венесуэльской глубинке. Он обещал, что в случае победы не бросит начатое Чавесом масштабное жилищное строительство. А также заверял избирателей, что приоритетом его политики будет образование, и если его изберут президентом, он построит в стране две тысячи новых школ.

Чавес, напротив, пытался на этот раз найти путь к сердцам представителей среднего класса, большинство из которых симпатизируют его сопернику. Он обещал им улучшения в сфере обслуживания и субсидии для открытия бизнеса и приобретения недвижимости.
47-cit-02.jpg
Бразильский маяк

Внешнеполитическая модель, предлагаемая Чавесом, венесуэльцам хорошо знакома. В основе ее — агрессивный антиамериканизм (что не мешает Венесуэле поддерживать нормальные торговые отношения с США и быть для «проклятых гринго» одним из основных поставщиков нефти). Чавес всемерно субсидирует экономику Кубы, а также активно помогает своим «братьям по крови» — левым президентам Боливии, Эквадора и Никарагуа. В отличие от него, Каприлес не делает ставку на латиноамериканских маргиналов, зачастую черпающих вдохновение в логике «отнять и поделить»* * Минувшим летом президент Боливии Эво Моралес объявил о национализации железных дорог, находящихся в собственности чилийских и американских компаний. Ранее в этом году он национализировал энергокомпанию, находящуюся в собственности испанских юридических лиц. . Он берет за образец лидера экономического и социального развития континента Бразилию. «Бразилия прошла через ту же драматическую ситуацию, что сегодня переживает Венесуэла, — заметил Каприлес в интервью бразильской газете Globo. — После успешно проведенных реформ ее власти вырвали из тисков нищеты 20 млн человек и создали 16 млн новых рабочих мест».

Именно Бразилия, которая «сумела успешно совместить общественную и частную модели развития», может стать, по словам Каприлеса, примером для Венесуэлы. При этом оппозиционный лидер призвал в интервью бразильской газете не делать далеко идущих выводов из того факта, что бывший президент Бразилии Инасиу Лула да Силва, у которого, как и у Чавеса, обнаружили рак, приезжал в Каракас и демонстративно поддержал в предвыборной гонке своего друга Уго.

Борьба за слабый пол

Однако далеко не все на президентских выборах в Венесуэле решается в сфере политики. Для темпераментных латиноамериканцев чрезвычайно важен эмоциональный фон, а также то, кто из кандидатов проявит себя бόльшим мужчиной. За Уго Чавесом давно уже держится репутация главного венесуэльского Казановы. Дважды разведенный, он должен 7-го числа появиться на избирательном участке в сопровождении своей старшей дочери Марии Габриэлы, которая на общественно значимых мероприятиях исполняет роль первой дамы. «Конечно, мне уже не сорок лет», — не без грусти говорит Чавес. А когда было сорок, к президентскому дворцу Мирафлорес выстраивалась длинная очередь девиц и вполне зрелых женщин, мечтавших попасть в будуар к лидеру нации. О деталях частной жизни Чавеса поведал бывший шеф его охраны Луис Пиньеда в интервью венесуэльской журналистке Беатрис Гомес. Главный охранник лично отбирал венесуэльских красавиц для патрона и сам приводил их в кабинет к Чавесу. При этом, по словам Пиньеды, было совершенно неважно, замужем ли эти дамы или нет. «Очень часто, — говорит охранник, — доходило до того, что мне приходилось беседовать с мужьями и любовниками «конкурсанток», и те терпеливо ждали у ворот дворца, пока их любимые предавались утехам с лидером нации».

Испанская газета El Pais пишет, что репутация пылкого любовника, которую охотно подтверждали и две бывшие супруги Чавеса, многократно повышала его авторитет в стране. Но, конечно, не только это. Выходец из бедной семьи из глубинки, Чавес всегда прекрасно умел разговаривать на языке улицы. «Симпатию к Чавесу, который наполовину индеец, наполовину негр, испытывали в первую очередь афровенесуэльцы, — пишет El Pais. — Они были благодарны ему за поддержку, за то, что он возвысил их — тех, кого десятилетиями угнетало белое большинство».

Однако сейчас, поясняет The New Times бывший венесуэльский сенатор Америко Мартин, от Чавеса начали уставать даже те, кто когда-то неистово его поддерживал. «Людей беспокоят бесконечные угрозы Чавеса о «неизбежности» то гражданской войны, то войны с США, — считает Мартин, в прошлом лидер левых повстанцев, ставший убежденным правым. — Симпатию вызывает уже не стареющий мачо Чавес, а молодой, энергичный и оптимистично настроенный Каприлес».

И случайно ли, что во время посещения одного из малых городов Венесуэлы с кандидатом от оппозиции едва не случилась беда. Собравшихся обняться с ним местных женщин оказалось так много, что они, пытаясь попасть в кузов, едва не перевернули грузовик, с которого выступал Каприлес.

Главная тема, которую сейчас развивает в своих выступлениях перед избирателями Чавес: стоит ли ему оставаться у власти после 2019 года. Президент допускает, что к тому времени нация его «отпустит на покой». Однако, судя по замерам настроений 19 млн венесуэльских избирателей, это может случиться намного раньше.





×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.