Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Картина мира

Венгрия ушла вправо

19.09.2012 | Хазов Сергей | № 29 (256) от 17 сентября 2012 года

Наш человек вернулся из Будапешта

Венгрия пошла вправо. Пять лет назад в Будапеште была создана ультраправая партия «Йоббик», исповедующая откровенно фашистские взгляды. Ее взлет беспрецедентен: по итогам парламентских выборов 2010 года — 17% голосов и 47 мест в парламенте. С тех пор «йоббики» не сдают позиций. Как это оказалось возможно в стране ЕС — за ответом The New Times отправился в Будапешт

Площадь Героев в центре Будапешта — излюбленное место экстремистов. Здесь часто можно увидеть крепких молодцеватых мужчин в черных брюках и жилетках, белых рубашках и с ленточками цветов венгерского флага, скандирующих лозунги вроде «Венгрия для венгров». Именно здесь несколько сотен сторонников «Йоббика» отпраздновали пятый день рождения. «Йоббик» (по-венгерски — «Лучше») означает «Движение за лучшую Венгрию». Выход из Евросоюза, развитие национального венгерского бизнеса, выдавливание из Венгрии «еврейского капитала», жесткое решение цыганской проблемы — вот неполный список программных пунктов, которые вывели «Йоббик» на авансцену венгерской политики.
38-01.jpg
Летучие отряды «Венгерской гвардии» патрулируют улицы Будапешта

Подающий надежды

Габору Воне, 34-летнему лидеру «Йоббика», харизмы не занимать. Закончив исторический факультет Будапештского университета, он сначала работал учителем, пока не примкнул в начале 2000-х к правому движению. Собрав вокруг себя группу радикально настроенной образованной столичной молодежи, Габор Вона в 2006 году создает свою партию, президентом которой тут же и становится. «В большую политику Вону привел нынешний премьер-министр Виктор Орбан, — разъясняет в разговоре с The New Times Кристиан Сабадош, директор Института Political Capital, одного из будапештских «мозговых трестов». — После поражения на выборах в 2002 году Орбан начал собирать вокруг себя все правые силы, в том числе и экстремистов. Сегодня премьер отрицает свое участие в судьбе Воны, но тогда не только довольно близко с ним общался, но и тепло отзывался о нем, как о многообещающем политике». Впрочем, «ранний» Габор Вона вовсе не был так экстремально настроен, так что Орбан не мог предполагать, что через несколько лет «Йоббик» заберет у его партии «Фидес» («Венгерский гражданский союз») львиную долю электората.

Вона умеет выступать на митингах и заводить толпу. Любит бросаться эпатажными репликами. Так, перед выборами 2010 года он заявил, что не верит европейским наблюдателям: мол, единственным честным арбитром в случае возможных споров по поводу итогов голосования может быть… Иран, так что наблюдателями нужно было бы позвать Стражей исламской революции.

Еврейская бабушка

В августе «Йоббик» потряс скандал: один из лидеров консерваторского крыла партии, депутат Европарламента Ксанад Сегеди, известный своими антисемитскими высказываниями, вдруг признался, что обнаружил в своей родословной еврейскую бабушку, да еще и по материнской линии. Поначалу он заявил, что ничего не знал о чудом выжившей в Освенциме старушке. Но в интернет попала сделанная за два года до того запись его разговора с другим членом партии Золтаном Амбрусом, в котором Сегеди предлагал тому деньги и работу в структурах ЕС в обмен на молчание о его еврейских корнях. В итоге Сегеди пришлось признать, что бабушка не только была ему знакома, но и дала возможность открыть сеть книжных магазинов «Турул» за счет компенсации, выплаченной жертвам Холокоста в 1990-х годах. Партийный билет еврею-антисемиту пришлось сдать, хотя Мартон Дёндёши, замглавы комитета по международным отношениям «Йоббика» в разговоре с The New Times отрицал, что бабушка тому виной: мол, основной причиной исключения Сегеди стала коррупция.

С легкой руки Габора Воны Венгрия стала все чаще мелькать в новостях в связи с антисемитскими историями. В двух венгерских городах с подачи местных депутатов «Йоббика» возвели бюсты Миклоша Хорти* * Регент королевства Венгрия, принявший участие в депортации более 500 тыс. евреев и цыган в Освенцим в 1944 г. , а еще в одном — назвали в его честь площадь. Некоторые демарши членов «Йоббика» удивляют даже видавших виды венгров. К примеру, один из провинциальных партийцев сделал себе предвыборный анализ крови, чтобы доказать, что в ней «не присутствует ДНК цыганских или еврейских предков».

А в конце лета жители Будапешта с интересом следили за противостоянием руководства Нового театра, поддерживаемого националистически настроенным мэром Будапешта Иштваном Тарлошем, и труппы театра, отказавшейся ставить пьесу «Шестой гроб» венгерского драматурга Иштвана Чурки. Основная мысль пьесы: евреи сами виноваты в Холокосте, который стал лишь следствием еврейского заговора против Венгрии, втянутой в вооруженный конфликт. Спектакль в итоге был снят, но Тарлош заявил, что это ничего не значит — мол, у Чурки есть и другие хорошие пьесы, надо только найти правильную. «Я с этим не согласен, — заметил в разговоре с The New Times генеральный директор «Клубрадио» (венгерского аналога «Эха Москвы) Андраш Арато. — Если драматург нацист, то у него не может быть хороших пьес. А в Венгрии было много других хороших драматургов».

Впрочем, сами члены «Йоббика» антисемитами себя не признают. «Мы не против евреев, мы против сионизма», — уточняет Мартон Дёндёши. И рассказывает байку про то, как якобы в 2007 году президент Израиля Шимон Перес на встрече с еврейскими бизнесменами заявил, что сионистам для колонизации других стран не нужно оружия — достаточно денег. После чего будто бы Перес зачитал список, в котором Венгрия была на втором месте* * Несмотря на долгие поиски, редакции так и не удалось найти достоверных подтверждений этому факту. . «Если мою страну хотят завоевать с помощью еврейских бизнесменов, то мы готовы сказать, что им в Венгрии не место», — чеканит впечатленный Мартон.

На вопрос, как может пережившая фашизм страна снова резко повернуться вправо, в Будапеште получаешь примерно один и тот же ответ: «Мы не извлекли должных уроков из своей истории». «А вот немцы прошли через тот же ад, критически переосмыслили собственное прошлое и покаялись, застраховавшись от рецидивов», — говорит Корнелия Мадьяр, директор венгерского Прогрессивного института. По ее словам, официальная позиция Будапешта по-прежнему заключается в том, что Венгрия сама была оккупирована нацистами и никакой ответственности за депортацию евреев не несет. «Да что говорить, — продолжает г-жа Мадьяр, — у нас в преамбуле новой Конституции написано, что и при коммунистах, в 1944–1990 годах, Венгрия была оккупирована. Получается, нигде мы ни за что не отвечаем».
38-02.jpg
Ультраправые предлагают насильно отдавать цыганских детей в специальные интернаты

«Антицыганщина»

Если свернуть с туристического маршрута с яркими витринами и модными ресторанами, кажется, что попал в одну из европейских столиц перед Второй мировой. Таким Эмир Кустурица изображал Белград в «Андерграунде»: роскошные некогда дома в стиле эклектики и ар-нуво с почерневшими от времени стенами, заколоченными парадными и нежилыми этажами напоминают о буржуазии, которая разъехалась, оставив здания беднякам. Здесь турист так редок, что любой таксист три раза переспросит, в самом ли деле вам нужно туда ехать. Мы в Йозефвароше, где живет беднейшая часть полуторамиллионного Будапешта. Много здесь и приехавших из провинции цыган. С утра улицы пусты: жители здесь встают поздно. Лишь изредка увидишь вымазанного в машинном масле механика, копающегося в капоте старой машины, или пожилую цыганку, продающую кружевные скатерти. «Сразу видно, что не местная», — говорит глядя на нее Миклош, 25-летний обитатель Йозефвароша. Работы у Миклоша, как и у большинства его соседей, нет, так что большую часть дня он проводит дома за компьютером. Живет с родителями на социальную помощь: 100 тыс. форинтов (€350) в месяц на четверых плюс отец шабашит иногда на стройках. «У меня знакомые продают наркотики и неплохо зарабатывают, — признается Миклош, — но я не хочу связываться».

Цыган в Венгрии 800 тыс. — 8% населения. «Во времена соцлагеря государство заботилось о том, чтобы у них было жилье, социальные гарантии и работа, — поясняет Кристиан Сабадош. — Но в 90-х годах промышленность встала и цыгане остались не у дел». По данным Центрального европейского университета в Будапеште, в 1989 году среди цыган работали 85% мужчин и 53% женщин. В 1993-м это число уменьшилось вдвое — 39% и 23% соответственно. Сегодня, по разным данным, не работают до 70% цыган.

«Раньше о цыганах публично не говорили — из боязни прослыть расистами, но с приходом «Йоббика» в парламент эра политкорректности закончилась, — констатирует Корнелия Мадьяр. — «Антицыганщина» обеспечила нашим ультра депутатские места».

Осознав действенность такой тактики, премьер Виктор Орбан попытался отвоевать обратно симпатии экстремально настроенного электората, используя риторику «Йоббика». «У него ничего не получилось, к «Фидесу» этот контингент не вернулся, зато многие решили, что отныне цыганская и еврейская темы — вовсе не табу», — сетует Кристиан Сабадош.

Мартон Дёндёши гордится тем, что «Йоббик» не боится называть вещи своими именами: «Если среди цыган есть преступность, почему мы не можем говорить о «цыганской преступности»? Этот термин вообще не мы придумали, а криминалисты в XX веке». «Теоретиков» «Йоббика» не смущают данные статистики: убийства, грабежи, изнасилования среди цыган происходят с той же частотой, что и среди венгров. «Да, цыгане, случается, грешат мелким воровством — так что же делать, когда людям нечего есть?» — задается вопросом Габор Ивани, пастор-евангелист, создатель бесплатных школ для бедняков и приютов для бездомных. — Тем не менее сейчас, как показывают опросы, 80% венгров уверены, что преступность — это генетическая особенность цыганской расы. Вот к чему привели старания «Йоббика».
 

С приходом «Йоббика» в парламент эра политкорректности закончилась. «Антицыганщина» обеспечила венгерским ультра депутатские места    


 

Белая гвардия

Еще в 2007 году лидер «Йоббика» Габор Вона создал летучие отряды — «Венгерскую гвардию». Молодчики «по просьбе местных жителей» неожиданно появлялись в самых разных уголках страны с дубинками, собаками и бейсбольными битами, наводя страх на цыган. «В Венгрии целые районы не контролируются властями, — оправдывает дейстия своих сопартийцев Мартон Дёндёши. — Даже если полиция вмешивается и арестовывает цыган, то потом вынуждена отпускать их за отсутствием улик. Что же остается делать жителям, как не отстаивать свою безопасность самостоятельно?»

Сами цыгане с такой аргументацией не согласны. «У нас и правда есть проблемы с парой семей, — рассказывает The New Times цыган Ференц, приехавший из города Дёндёшпата, — но когда к нам приезжают молодчики, которые ночами маршируют, распевая националистические песни, и орут, что очистят Венгрию от цыган, а днем шагу не дают ступить даже старикам, — что мы должны делать? Мы у себя дома, но чувствуем себя как чужие». Впрочем, подобные вылазки приводят к росту популярности ультраправых на местах: мэром Дёндёшпата после набегов Венгерской гвардии стал депутат от «Йоббика».

В 2009 году «Венгерская гвардия» была запрещена, но с тех пор распалась на несколько организаций, которые продолжают маршировать в цыганских кварталах. Политическое крыло «Йоббика» тоже не отстает: прославивший свою еврейскую бабушку Ксанад Сегеди предложил создать для цыган «Лагеря общественного порядка», выход из которых осуществлялся бы по пропускам; в случае правонарушений пропуск бы изымался навсегда. А парламентская фракция «Йоббика» предложила насильно забирать цыганских детей и отдавать их в специальные интернаты: «Если дома их не мотивируют к учебе, значит, надо, чтобы с ними работал специально обученный персонал», — уверен Мартон Дёндёши.
38-03.jpg
«Йоббик» традиционно протестует против займов у международных институтов

Дорога в «Орбанистан»

Многие эксперты считают: взлету «Йоббика» поспособствовали другие партии, в течение 20 лет делившие власть и окончательно дискредитировавшие себя коррупционными скандалами. «Социалисты, с треском провалившиеся в 2010-м, уступили место «Фидесу», но Орбан в глазах народа ничем не лучше, он просто делает все, чтобы как можно дольше остаться у власти, строит свой Орбанистан», — говорит Андраш Иштванфи, лидер новой молодежной партии «4-я Республика».

Пользуясь большинством в парламенте, правительство Орбана разработало новый текст Конституции (вступила в силу в январе 2012 года. — The New Times), которая даже в Брюсселе вызвала упреки в слишком правом уклоне. Были ограничены возможности Конституционного суда: раньше в него мог обратиться любой венгр, теперь эта прерогатива осталась за президентом, правительством или группой депутатов парламента, представляющих не меньше четверти его состава. Была урезана независимость Центробанка, застонала венгерская пресса. Созданный Орбаном Национальный cовет по СМИ и коммуникациям не только отслеживает контент ТВ-каналов и радиостанций, но может налагать штрафы размером до €720 тыс. «Председателем Совета стала Аннамариа Солаи, бывший член «Фидеса» и личная подруга Орбана, — рассказывает The New Times политобозреватель Балаш Надь Наварро, лидер «Движения за честную журналистику», — более того, ее пост закреплен за ней на девять лет!»

На очереди — инициированные Орбаном поправки в избирательное законодательство, парламент должен рассмотреть их в сентябре. Основных новшеств два: предварительная регистрация избирателей и один тур голосования вместо двух. «Хитрость тут простая, — разъяснил The New Times бывший премьер-министр Венгрии, лидер Венгерской социалистической партии Ференц Дюрчань, объявивший 11 сентября недельную голодовку напротив парламента. — Во-первых, «Фидес» одним махом отсекает от голосования добрую половину избирателей, принимающих решение голосовать чуть ли не в последний день, во-вторых, орбановцам не нужно будет бороться за тех, кто привык в первом туре голосовать за маленькие партии: в парламент они все равно не пройдут».

Орбан нашимичкил…

Социалисты проиграли выборы 2010 года из-за коррупции, но «Фидес» от них не отстает. Ни для кого не секрет давние дружеские отношения Виктора Орбана с Лайошом Шимичкой, одним из самых богатых венгерских бизнесменов, постоянным спонсором «Фидеса». «Кошдеп», строительная компания Шимички, начиная с 2010 года стала выигрывать более четверти всех гостендеров, инвестиции компании распространились на телекоммуникации и ретейл, бензоколонки и производство фарфора, дорожное строительство и энергетику.

Другой пример — недавняя отставка Йожефа Андяна, бывшего министра сельского хозяйства в кабинете Орбана. Андян не пожелал мириться с тем, что разработанная им система поддержки малого фермерства, вместо того чтобы дать стимул сельскому хозяйству, стала рецептом к обогащению венгерских элит. «Согласно новому закону фермеры могли арендовать у государства землю по очень низким ценам, — объясняет Балаш Надь Наварро, — однако рядовым фермерам эта земля не досталась, все забрали три-четыре семейства, близкие Орбану».
38-04.jpg
Тысячи людей вышли к венгерскому парламенту, чтобы протестовать против экстрадиции в Азербайджан Рамиля Сафарова, отбывавшего в Венгрии пожизненный срок за убийство армянского военнослужащего

Не учите жить

Брюссель, естественно, не мог спокойно смотреть, как у него под носом строится авторитарное государство. Под давлением Европы Орбану пришлось внести изменения в Закон о СМИ (им вернули возможность раскрывать свои источники только по решению суда, а не Нацсовета под руководством Салаи). А вот критика Брюсселем текста новой Конституции ни к чему не привела — Орбан не пожелал ничего менять: «Пусть они не учат нас жить». «Орбан, по сути, уже находится в международной изоляции, — говорит Балаш Надь Наварро. — Когда Венгрия в 2011 году председательствовала в ЕС, в Будапеште не прошло ни одного сколько-нибудь серьезного мероприятия. Орбан гордо отказывается от миллиардов МВФ, но при этом пытается найти деньги в Казахстане, Малайзии, Китае… Даже азербайджанского уголовника отпустил, надеясь получить хоть какие-то инвестиции из Баку»* * В начале сентября венгерские власти неожиданно экстрадировали на родину экс-капитана азербайджанской армии Сафарова, отбывавшего в Венгрии пожизненное заключение за убийство армянского военнослужащего во время натовского семинара в Будапеште. В ответ Армения разорвала дипотношения с Венгрией. .

Привычка к правому

Следующие выборы в Венгрии состоятся через два года, однако для большинства экспертов их результат предрешен. «Если левая оппозиция не консолидируется, «Фидес» останется у власти», — уверена Корнелия Мадьяр. Несмотря на то что популярность Орбана упала с 45% до 22%, у него просто нет альтернативы. Социалисты находятся примерно на том же уровне, что «Йоббик» (от 10% до 15%). 50% избирателей вовсе не хотят голосовать, а новое избирательное законодательство еще больше сокращает шансы оппозиции.

Венгерская политическая система не предусматривает ограничений по срокам для премьер-министра, поэтому Орбан может избираться сколько угодно. «Конечно, фигура Орбана уже раздражает избирателей, — замечает Андраш Иштванфи, — но ведь проблема-то в другом: наше общество слишком привыкло к правой идеологии. Рано или поздно Орбан падет вместе с «Фидесом». А вот кто придет ему на смену? «Йоббик»? Вполне возможно…»





×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.