Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Картина мира

Канада: проверка на прочность

05.09.2012 | Кара-Мурза (мл.) Владимир, старший эксперт Института современной России (Вашингтон) | № 27 (254) от 03 сентября 2012 года

Сепаратисты снова на коне

Канада как единое государство проходит очередную проверку на прочность. На внеочередных парламентских выборах в канадской франкоязычной провинции Квебек 4 сентября, как и предсказывали прогнозы, впервые за почти десятилетие победили сепаратисты: Квебекская партия (КП) во главе с Полин Маруа получила 32% голосов (54 места в 125-местном парламенте — Национальном собрании). Таким образом Полин Маруа становится первой в истории женщиной-политиком, избранной главой правительства Квебека
Marois-490.jpg
Второй к финишу пришла Либеральная партия — 31% голосов (50 мандатов): результат, который многие наблюдатели оценивают как неожиданный, — ведь либералам предсказывали полный разгром. При этом действующий премьер Квебека либерал Жан Шаре лишился не только премьерского поста, но и депутатского мандата, став первым за 36 лет главой кабинета, проигравшим выборы в собственном округе. На третьем месте — «Коалиция за будущее Квебека» (КБК) во главе с Франсуа Лего — 27% голосов (19 мест в парламенте). Таким образом для проведения своих законопроектов новому правительству Маруа понадобится поддержка как минимум 9 депутатов от оппозиции. Учитывая, что 2 депутатских места достались левой партии «Солидарный Квебек», также выступающей за отделение от Канады, а в рядах КБК тоже немало сторонников независимости (официальная программа коалиции обходит вопрос стороной), это не должно составить для КП особого труда.

150 из 400

Празднование победы сепаратистов обернулось трагедией: во время выступления Маруа перед сторонниками в Монреале в ночь после выборов неожиданно раздались выстрелы. Ворвавшийся в зал 50-летний мужчина открыл стрельбу из пистолета, убив одного человека и тяжело ранив другого. Когда полицейские выводили преступника, он повторял: «Англоязычные просыпаются!» Вернувшись на сцену, избранный премьер все же завершила свое выступление. «Мы хотим сами принимать решения о своем будущем, — заявила Маруа. — Мы хотим иметь свою страну. И мы ее добьемся».

В политической программе сепаратистов главное место занимает вопрос языка и культуры франкоговорящего Квебека и его интеграция с остальной Канадой. Согласно соцопросам, 80% жителей Квебека считают себя ущемленными в правах, ощущают дискриминацию в области языка и экономическую эксплуатацию со стороны англоговорящих провинций. При этом из 400 лет, прошедших после основания Квебека французским путешественником Самюелем де Шампленом, Париж управлял провинцией немногим более 150. Вскоре после поражения войск генерала Монкальма в битве с англичанами в 1759 году Квебек перешел под контроль Британской империи, а затем преимущественно англоязычной независимой Канады. Несмотря на попытки ассимиляции, потомкам французских колонистов удалось сохранить национальную идентичность: сегодня французский язык является родным для 82% населения Квебека. 85% квебекцев принадлежат к Римско-католической церкви, по политическим воззрениям и менталитету они значительно ближе к континентальной Европе, нежели к соседним канадским провинциям. Дважды — в 1980 и 1995 годах — в Квебеке проводился референдум об отделении от Канады. И если в первый раз за независимость высказались 40,4% проголосовавших, то во второй — уже 49,4%. Сегодня сторонники суверенитета рассчитывают реализовать свою мечту в третий раз.

«Бетонная леди»

63-летняя Полин Маруа, занимавшая министерские посты в кабинетах всех предыдущих премьеров из КП (Рене Левека, Жака Паризо, Люсьена Бушара и Бернара Ландри) не отличается харизмой, зато пользуется репутацией жесткого и принципиального политика (местные журналисты называют ее «бетонной леди»). Избранный премьер уже пообещала не торопиться с проведением референдума о независимости и дождаться момента, «когда возникнут условия для победы». В числе основных пунктов предвыборной программы КП: учреждение гражданства Квебека, отдельного от канадского (для его получения иммигранты должны будут доказать знание французского языка), расширение полномочий провинции в сфере культуры и занятости, а также отмена решения предыдущего кабинета о повышении стоимости университетского образования, которое привело к многотысячным антиправительственным демонстрациям студентов (один из лидеров весенних студенческих протестов, 20-летний Лео Бюро-Блуан, стал депутатом Национального собрания от КП).

Кроме того, новым властям придется решать проблему долга провинции, который уже приближается к $200 млрд. Маруа не скрывает, что готова к политической конфронтации с федеральным центром в случае невыполнения требований о расширении полномочий Квебека: любое публичное противодействие со стороны Оттавы сторонникам независимости только на руку. Именно в нежелании отстаивать интересы Квебека лидеры КП обвиняли либерала Жана Шаре, возглавлявшего правительство с 2003 года.

«Жан-Джон»

В 1995 году Квебек был буквально на волоске от суверенитета. Увидев результат референдума — для победы не хватило меньше процента, — тогдашний лидер Квебекской партии Жак Паризо прилюдно вскричал: «Мы, квебекцы, проиграли из-за толстосумов и этнических голосов!»

В Квебеке тогда смысл этих слов был понятен каждому. Под «толстосумами », противостоящими романтическим устремлениям малоимущих «патриотов», подразумевались местные англоканадцы, к которым относится и преуспевающее еврейское население Монреаля; под «этническими голосами» — иммигранты, многие из которых уже давно считают себя канадцами и не связывают свое будущее с независимым Квебеком.

Сразу после этого заявления Паризо вынужден был уйти в отставку: общественное мнение не простило ему неполиткорректной формулировки. Но смена лидера партии делу борьбы за независимость не помогла, а вот экономическое положение в провинции становилось все хуже. На выборах в 2003-м  спасти ситуацию вызвался Жан Шаре, симпатичный парень со светлой гривой вьющихся волос и ослепительной улыбкой. Вплоть до середины 1990-х он был «звездой» канадских консерваторов в Оттаве, но потом перешел к квебекским либералам. Его стратегия была понятна: навсегда покончить с квебекским сепаратизмом. На время это удалось: в 2003-м Шаре начал и... выиграл выборы в Квебеке.

Жан Шаре, или, как за глаза его называют политические противники, «Джон Джеймс» (мать Шаре — ирландка, и именно такое имя он получил при рождении, отец — франкоканадец), действительно не подвел тех, кому идея суверенитета Квебека стояла костью в горле. Оставаясь верным социал-демократии, он сдвинул экономику вправо: дал больше свободы предпринимательству, понизил налоги и привлек иностранные инвестиции. На фоне роста цен на природные ресурсы, которыми богат Квебек, начался долгожданный экономический подъем. Безработица пошла на убыль, оживился рынок недвижимости, увеличился и приток иммигрантов: в 2011 году приехали 55 тыс. человек. Финансовый кризис 2008 года Квебек пережил с минимальными потерями. Впрочем, инфляция тоже давала о себе знать, и опутанному кредитами среднему классу приходилось все больше затягивать пояса.

Легкий и светский, к тому же двуязычный от рождения, Шаре, казалось, был идеальным кандидатом для создания нового международного имиджа провинции. Он завел дружбу с лидерами многих ведущих стран, и о Квебеке, члене ЮНЕСКО, заговорили как об одном из лидирующих игроков франкофонного мира. О суверенитете как будто забыли.

Кленовая весна

Новая волна недовольства зародилась три-четыре года назад. Виной всему оказались приезжие: свежие опросы показали, что французский язык в Монреале начал сдавать позиции. Большинство франкоканадцев расценило это как неспособность большинства иммигрантов интегрироваться в квебекский социум, а следовательно, и как провал всей миграционной политики. Любая уступка правительства Шаре религиозным общинам стала восприниматься местным электоратом как предательство национальных интересов.

Затем последовала череда коррупционных скандалов, связанных с «толстосумами » из строительного бизнеса. Один высокопоставленный чиновник был замечен на борту яхты итальянского воротилы, другого засекли на хоккейном матче в частной ложе — и на либералов градом посыпались обвинения в конфликте интересов, злоупотреблении властью и во взяточничестве. И хотя прямых доказательств до сих пор нет, многие уверены: либералы — воры.

Едва ли не любая экономическая инициатива правительства стала вызывать протест. Так, попытка начать разработку месторождения сланцевого газа была встречена в штыки «зелеными», а Шаре был обвинен в разбазаривании народных богатств в угоду мировому капиталу. Песня Libérez-nous des Libéraux! («Освободите нас от либералов ») местной рэп-группы «Локо Локасс» стала гимном студенческих протестов 2012 года, так называемой кленовой весны. Массовые манифестации молодежи и студентов в Монреале и других городах стали реакцией на повышение платы за учебу на $345 в год. В течение полугода студенты упорно выходили на улицу под алыми стягами, требуя бесплатного высшего образования. Власти ответили драконовскими законодательными мерами, включая штрафные санкции в десятки тысяч долларов за несанкционированные манифестации и блокаду колледжей и университетов. Студенты отвернулись от либералов. Устав от бесплодных переговоров с молодыми революционерами и грохота кастрюль под окнами своей резиденции, Шаре объявил досрочные выборы, хотя по закону мог находиться у власти еще год. Многократно ошельмованный (недавно вандалы осквернили могилу его предков), постаревший на вид, но не сдающийся, он продолжает твердить о стабильности и пугать смутой и финансовыми потрясениями в случае победы его противников.

Впрочем, сторонники сепаратистов и националистов — а среди них много местных знаменитостей, к примеру, всемирно известный театральный режиссер Робер Лепаж, — похоже, смут не боятся. Ведь главное для них — появление на карте нового государства Квебек. Пусть пока это только мечта.





×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.