Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Родное

Попрощался с лесом

20.08.2012 | Ткачев Дмитрий , Крылов Матвей | № 25 (252) от 20 августа 2012 года


Полковник попрощался с лесом.
Отставка мэра Химок Владимира Стрельченко обнадежила гражданских активистов и экологов, а назначение и.о. мэра Олега Шахова — озадачило. Что за кулисами — разбирался The New Times


14 августа газета «Известия», сославшись на анонимный источник в администрации Московской области, сообщила: глава Химкинского городского округа Владимир Стрельченко имел беседу с губернатором Сергеем Шойгу, ему было предложено «подумать до утра», но мэр написал заявление об отставке тут же. В логике военно-феодального вассалитета это было неизбежно: в мае пост главы региона сдал бывший командующий 40-й армией генерал Борис Громов. Полковник Стрельченко служил в Афганистане под его началом и был близок к возглавляемой Громовым и влиятельной в Подмосковье ветеранской организации «Боевое братство» (хотя формально и не состоял в ней). Тем не менее осведомленные источники утверждают, что к увольнению химкинского мэра Шойгу пришлось приложить немалые аппаратные усилия: администрация президента была против, поскольку размен непопулярной фигуры мог быть превратно понят как шаг навстречу гражданскому обществу, что в логике вассалитета — постыдная и недопустимая слабость.
27-01.jpg
28 июля 2010 г. «Атака» анархистов на городскую администрацию

27-02.jpg
Владимир Стрельченко, бывший мэр г. Химки
Стрельченко и биты

Без малого десятилетний (избран в декабре 2003 года) период правления Стрельченко проще всего описать в жанре криминальной хроники. В мае 2007 года неизвестные сожгли автомобиль главного редактора «Химкинской правды» Михаила Бекетова, обвинявшего администрацию города в осквернении воинских захоронений, которые попадали в зону реконструкции Ленинградского шоссе. Бекетов назвал Стрельченко заказчиком поджога — против журналиста было возбуждено уголовное дело о клевете, а 13 ноября 2008 года его избили бейсбольными битами и бросили умирать во дворе собственного дома. Бекетов выжил, но стал инвалидом. Спустя два года, 4 ноября 2010 года, точно так же — бейсбольными битами по голове — в Химках был избит политический активист, неизменный оппонент Стрельченко и бывший кандидат на пост мэра Константин Фетисов, выступавший против организации свалки в черте города (в апреле этого года предполагаемому организатору покушения — сотруднику горадминистрации Андрею Чернышову — было предъявлено официальное обвинение). Сторонний и наивный наблюдатель мог бы даже подумать, что эти скандальные происшествия — достаточная причина для запоздалого увольнения Стрельченко. Увы, не достаточная.

Стрельченко и лес

В апреле 2005 года Стрельченко подписал распоряжение о прокладке автомобильной трассы Москва – Петербург через территорию города. Соединив две столицы, главная дорога страны автоматически поднимала стоимость земель на своих обочинах, но, к сожалению, проходила через Химкинский лес. Предвидеть, что вырубка трехкилометровой просеки шириной 80–100 метров через несколько лет приведет к появлению первого в России оппозиционного лагеря, который левые, националисты и либералы будут плечом к плечу оборонять от чоповцев и ОМОНа, не мог тогда никто. Тем не менее именно движение в защиту Химкинского леса — коалиция поверх идеологических барьеров — стало прообразом и опытным полигоном всех протестов последнего года. Евгения Чирикова не так уж сильно лукавит, когда говорит о парадоксальных заслугах Стрельченко перед гражданским обществом: «Cила действия всегда равна силе противодействия. А он так реагировал на наши аргументы, что нам ничего не оставалось делать, кроме как расти и умнеть». Кульминация битвы за лес наступила 28 июля 2010 года, когда от 300 до 500 анархистов, не встречая сопротивления со стороны химкинской полиции, провели бескровную символическую атаку на здание горадминистрации, закидав его дымовыми шашками. Впрочем, в августе того же года стало известно, что строящая дорогу Северо-Западная концессионная компания связана со структурами петербургского дзюдоиста и друга президента Аркадия Ротенберга — а значит, конфликт вокруг вырубки леса не разрешим ни на местном, ни на областном уровнях.
 

То, что сейчас делает Шойгу, он делает не потому, что демократ — по-другому в принципе уже нельзя, он вынужден избавляться от этих людей    


 

После Стрельченко

По аппаратной традиции Сергей Шойгу пришел в Подмосковье не один. Новым вице-губернатором стал Руслан Цаликов (бывший первый замминистра МЧС), а глава аппарата министерства Юрий Садовенко занял аналогичную должность в областной администрации. Заявленный подход к кадровой проблеме наводил поначалу на очевидную мысль: «спасатели» будут вытеснять громовских «афганцев», область ждет зачистка. И действительно в один день со Стрельченко в отставку был отправлен глава Балашихи Владимир Самоделов, ранее полномочий лишились мэр и сити-менеджер Сергиева Посада, а в Королеве и Пушкине начались проверки. Впрочем, детали происходящего в картину примитивной борьбы кланов не укладываются. Заявление Шойгу о намерении провести в Подмосковье «честные выборы» (намеренно или оговорившись, глава региона повторяет главный лозунг оппозиции) можно счесть риторическим, но после отставки Стрельченко «варяг» в Химки был делегирован вовсе не из МЧС. А откуда? И.о. мэра Олег Шахов хорошо известен защитникам Химкинского леса — в 2005–2009 годах он возглавлял ФГУ «Дороги России», организацию, выступавшую госзаказчиком инвестиционного проекта автотрассы Москва – Петербург (характерно, что файл с презентацией «Дорог России», доступный на официальном сайте Минтранса, до сих пор называется shakhov rus.pdf). На каком уровне принималось решение об этом назначении, неизвестно, но оно наглядно продемонстрировало и меру самостоятельности губернатора Шойгу, и отношение власти к протестам химчан. Что остается последним? Народный сход в том же лесу и надежда на то, что в словах губернатора о честных выборах была доля правды.


27-03.jpgАктивист антифашистского движения Алексей Гаскаров, проведший 85 дней в СИЗО по подозрению в организации нападения на администрацию Химок, оправданный судом и добившийся компенсации за незаконное содержание под стражей, — The New Times:

История с Химками привлекла мое внимание после нападения на Бекетова. В том, как они это сделали — демонстративно, был вызов гражданскому обществу. Этот вызов был принят, Химки стали центром притяжения активистов, а фамилия Стрельченко нарицательной. Везде в Подмосковье сидели такие царьки, лояльные Громову и полностью некомпетентные. То, что сейчас делает Шойгу, он делает не потому, что демократ — по-другому в принципе уже нельзя, он вынужден избавляться от этих людей. Они творили все что заблагорассудится, но Стрельченко — это был просто запредельный уровень. По моей информации, он покупал себе футбольный клуб в Хорватии, строил коттеджный поселок где-то в Турции… Наверное, легко ведь было проверить, почему в Химках самые высокие тарифы ЖКХ по Подмосковью и какое Стрельченко имеет отношение к химкинской теплоцентрали, был ли он заинтересован в повышении тарифов. Но он же обеспечивал федеральный проект, дорогу, держал под контролем недовольство. Последней каплей тогда стало нападение на лагерь (защитников Химкинского леса. — The New Times) — даже на фоне всего остального Химки оказались идеальной точкой приложения усилий. Люди действовали, исходя из прямой логики: вот есть Химки, которые стали средоточием зла, и есть чувак, который за все лично отвечает. Я не считаю Стрельченко личным врагом. У меня сложилось ощущение, что все эти чуваки, которые находились в Химках у власти, просто знали про масштабы коррупции сверху. А эта среда формирует определенное мышление: любых активистов, которых в тот момент было еще мало, они воспринимали как подкупленных. Просто потому, что они не в состоянии себе представить иного: чтобы люди стали действовать по собственной инициативе и бескорыстно.




×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.