Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Картина мира

«Братья» и сестры

22.05.2012 | № 17 (245) от 21 мая 2012 года


Египтяне снова готовятся массово выйти на улицы, но на этот раз — к избирательным урнам. Предстоящие 23–24 мая президентские выборы впервые в истории Египта дают им шанс сделать самостоятельный политический выбор. От итогов голосования во многом зависит, по какому пути пойдет ключевая страна арабского мира. Сторонники светского пути надеются на победу экс-генсека Лиги арабских государств (ЛАГ) дипломата Амра Мусы, исламисты ставят на бывшего активиста движения «Братья-мусульмане», врача и профсоюзного вожака Абдель Монейма Абу аль-Фаттуха — у него больше шансов во втором туре. Что за политическая сила стоит за ним, каковы ее намерения и цели — The New Times узнавал на месте
40-01.jpg
29-летний Ахмед эль-Биали (в центре) работает в госпитале «Аль-Фарук», финансируемом «Братьями»

В избирательном бюллетене — 13 фамилий. Но уже сейчас можно говорить о двух лидерах кампании, которая не обойдется одним туром голосования. 87% египтян, опрошенных Центром политических и стратегических исследований «Аль-Ахрам», уже определились с выбором, из них около 40% предпочитают Амра Мусу, 27% — за Абу аль-Фаттуха, исключенного из рядов «Братьев» за самовольное выдвижение своей кандидатуры. В биполяризации избирательной кампании, жестком противостоянии светского и исламистского кандидатов — Амра Мусы и аль-Фаттуха — одна из особенностей выборов. Острота ситуации еще и в том, что «умеренного» исламиста аль-Фаттуха наверняка поддержат во втором туре исламисты-радикалы, которых в шорт-листе кандидатов представляет Мохаммед Мурси, лидер Партии свободы и справедливости (ПСС), правопреемницы «Братьев-мусульман», получившей 130 из 330 мест в парламенте на прошлогодних выборах. «Коран — наша конституция, Пророк — наш вождь, джихад — наш путь и смерть во имя Аллаха — наша цель», — заявил Мурси, выступая в Каирском университете.

На протяжении десятилетий «Братья» рассматривались как опасное полуподпольное движение, стремящееся к власти, чтобы установить законы шариата. Но теперь отношение к ним изменилось: после многих лет репрессий эта организация стала ведущей политической силой в Египте. Правда, и среди самих «Братьев» нет единства: в их рядах разгорается потенциально гораздо более опасная для самого движения борьба за власть между старым руководством и молодым поколением «братьев» и «сестер», готовых взять бразды правления организацией в свои руки.
40-02.jpg
28-летняя Амра (в центре) вступила в ряды «Братьев» восемь лет назад. «У нас демократия», — говорит она

Запросы молодых

Мы сидим в баре в торговом центре на окраине Каира, и Ахмед эль-Биали, прихлебывая чай, неторопливо рассказывает о своем участии в прошлогодней египетской революции. У него негромкий голос и приятные манеры, борода аккуратно подстрижена, и он с явным удовольствием говорит о событиях, которые навсегда изменили его жизнь: «Я шел пешком 50 километров до центра Каира. Мне не было страшно — даже когда полицейский выстрелил мне в ногу и я попал в больницу». Эль-Биали, 34-летний врач из города Мансур, — один из приблизительно трех миллионов молодых членов «Братьев-мусульман», живущих в Египте. Как и многие его единомышленники, во время революции он принимал участие в столкновениях с полицией и ночевал на площади Тахрир со своей семьей. «Многое изменилось, — говорит он. — Раньше на нас смотрели как на радикальных исламистов, но теперь все больше египтян присоединяются к нам. Мы должны максимально использовать новые возможности».

Основные пункты политической программы «Братьев-мусульман»:

• приоритет Корана и законов шариата в конституции
• экономика, основанная на законах рынка
• соблюдение основных гражданских свобод, включая свободу собраний и свободу прессы, применительно ко всем религиозным и политическим силам в Египте
• женщины и христиане не могут претендовать на пост президента Египта, но могут входить в состав кабинета министров
Сейчас молодежное крыло движения требует радикально изменить роль молодежи и женщин внутри самой организации, принципы выбора лидеров, а также отношения между «Братьями-мусульманами» и его политическим крылом — Партией свободы и справедливости. Старое руководство хотело бы сохранить тесные связи с ПСС, тогда как молодые члены требуют полного разделения этих структур.

«Как мы сможем влиять на идеологию новой партии, если руководить ей будут все те же старые лидеры? — спрашивает 28-летний Мохамед Отман, член левого крыла «Братства». — Мы стремимся к построению демократии по турецкой модели, но наше руководство озабочено только сохранением стабильности и не хочет никаких перемен». «Контраст между молодым и старым поколениями внутри нашей организации очевиден, как и во всем египетском обществе, — объясняет другой член «Братьев-мусульман», 34-летний Ахмед Абдельгавад из города Эль-Минья. — Мы стремимся ускорить процесс, а старшее поколение этого не хочет».

Хотя «Братья-мусульмане» присоединились к революции не с самого первого дня, они поддерживали ее вплоть до падения режима Мубарака. Ахмед Абдель-Хади, 37-летний менеджер международной компании, в самые тяжелые дни революции был в числе «братьев», которые оставались ночевать на площади Тахрир, несмотря на холод и угрозу со стороны сил правопорядка. «Восемьдесят процентов тех, кто там ночевал, были членами «Братьев-мусульман», — утверждает Абдель-Хади. — А в одну из ночей там вообще остались только мы. Мне звонили друзья и уговаривали уйти с площади, потому что туда вскоре должны были прийти войска. Это был самый страшный момент в моей жизни», — вспоминает он. Но, как ни странно, та ночь прошла без инцидентов, а утром на площадь снова пришли люди. «Я никогда не был так рад видеть женщин в коротких платьях и курящих мужчин: мы снова были на площади не одни», — со смехом говорит Абдель-Хади.

Революционные события в стране коснулись и молодых «сестер-мусульманок» — так в «Братьях-мусульманах» называют входящих в организацию женщин. Если при прежнем режиме они не могли участвовать в общественной жизни из соображений безопасности, то теперь многие из них почувствовали, что настало время перемен. «Основатель нашего движения Хасан аль-Банна много раз говорил о важной роли женщин в «Братстве». К сожалению, наши нынешние лидеры не разделяли эту точку зрения, но сейчас все должно измениться», — заявляет 33-летняя домохозяйка Рехаб Хассан Гоуда. Ее поддерживает 35-летняя Аватеф Саад, владелица небольшого кадрового агентства: «Исторически женщины всегда играли значительную роль в деятельности «Братьев-мусульман». Мы хотим также участвовать в процессе принятия решений и иметь возможность занимать высокие посты».

40-03.jpg
Молитва в День сирот.
Этот праздник придумали сами «Братья»
Путь к храму

Казалось бы, что, кроме религиозных соображений, может привести молодого египтянина к «Братьям» и удерживать там? Однако ответ на этот вопрос не столь однозначен. Социальные аспекты деятельности организации не менее важны, чем религиозные. «Мы не можем легко и просто выйти из «Братьев-мусульман», потому что за многие годы партия стала частью нашей повседневной жизни. Мои дети выросли вместе с детьми других членов, — объясняет Мохамед Отман. — И это, пожалуй, самая сильная сторона нашей организации — не религиозные или политические убеждения, а личные взаимоотношения».

Многие вступили в организацию еще будучи детьми, как, например, 15-летний Анасс Гамаль Мустафа. Когда отец ввел его в ряды «Братьев», он стал принимать участие в ежемесячных походах к пирамидам и в пустыню, которые организовывались для детей и родственников членов организации. «Взрослые учили нас, как ориентироваться ночью в пустыне по звездам, — рассказывает он. — Это было так интересно. Когда я вырасту, стану изучать астрономию». Сейчас Мустафа дважды в неделю посещает собрания «Братьев-мусульман», подметает улицы в сво-
ем поселке и собирает пожертвования для неправительственных организаций и различных ассоциаций, связанных с движением.

 

Восемьдесят процентов тех, кто ночевал на площади Тахрир, были членами «Братьев-мусульман», — утверждает Абдель-Хади. — А в одну из ночей там вообще остались только мы    


 

Футбол и Пророк

Помощь бедным и нуждающимся стала еще одним способом завоевать сердца и души людей. В Египте действуют связанные с «Братьями» неправительственные организации, которые занимаются строительством жилья для нуждающихся и выделяют средства на свадебные церемонии для тех, кто не может себе их позволить — независимо от религиозных или политических взглядов. Кроме того, движение финансирует четыре больницы, включая госпиталь имени аль-Фарука в Каире, где принимают около 60 тыс. пациентов в день и где малоимущие получают бесплатное лечение, а также поддерживает социальные центры, которые участвуют, например, в ежегодном Дне сирот.

Уделяют внимание «Братья» и такому популярному виду спорта, как футбол. Раз в неделю молодые члены организации собираются на тренировочном поле в каирском районе Эль-Талааэ. Перед тренировкой кто-нибудь из «Братьев» обращается к остальным с короткой речью. «Я хочу, чтобы вы вспомнили о проповеди, которую мы слушали вчера вечером, — говорит он своим товарищам по команде. — Помните, что наша жизнь может оборваться в любой момент. Именно поэтому так важно следовать учению Пророка…» И только после этого они начинают футбольный матч.

Участвуя в реализации таких же по сути социальных программ и мероприятий, какие проводят христианские церкви в Европе, «Братья-мусульмане» стремятся обозначить свое присутствие во всех сферах египетского общества.
40-04.jpg
Такие «пленарные собрания» «Братья-мусульмане» устраивают каждую неделю

Связь поколений

Еще одна важная сфера деятельности «Братьев-мусульман» — образование и работа с подростками. Мальчики и девочки разделяются по возрасту на группы по 8–10 человек, с которыми два раза в неделю занимается кто-нибудь из старших «братьев» или «сестер»: читают Коран, помогают решать различные повседневные проблемы. «Я занимаюсь этим уже восемь лет, и это придает смысл моей жизни, — говорит 30-летняя Марва Мохсен, которая проводит занятия с двумя группами девочек в возрасте от 13 до 18 лет. — Это нелегкое дело, потому что мне приходится многому учиться, чтобы ответить на их вопросы. С другой стороны, я сама открыла для себя много нового».

Именно это связующее звено между организацией и ее будущими членами — молодые «братья» и «сестры» — наилучшим образом помогает понять новые тенденции, возникающие в египетской молодежной среде, и то, как они могут повлиять на будущее организации. «Не беспокойтесь, «Братья-мусульмане» будут меняться, не утрачивая связь между поколениями, — уверяет Мохсен. — Раньше мы не могли напрямую обращаться к людям, но теперь у нас есть такая возможность, и мы должны ею воспользоваться. Наше «Братство» изменится не из-за революции, но благодаря обретенной свободе».


«Братья-мусульмане»

Движение основано в 1928 г. в городе Исмаилия молодым учителем начальных классов Хасаном аль-Банной — тот выступал за возрождение ислама не только как религии, но и как формы организации общества, государства и всех сторон повседневной жизни на более справедливой и моральной основе. Конечной целью этой борьбы должно было стать восстановление Арабского халифата, простирающегося от Атлантики до Индийского океана. В своей тактике наряду с терпеливой разъяснительной работой «Братья» прибегали и к актам насилия. Периоды ее легализации перемежались с ее запретом. В конце 40-х гг. численность членов организации, по некоторым данным, доходила до 2 млн. В 1949 г. аль-Банна был убит в Каире агентами правительства. После египетской революции 1952 г., которую «Братья» поддержали, они вскоре столкнулись с режимом Насера в борьбе за влияние на массы. Ряд их руководителей и активистов были казнены, многие брошены в тюрьмы. Многие «братья» бежали в соседние арабские страны, где основали местные ячейки этой ставшей интернациональной организации. В 70–80-х гг. основное ядро пришло к отрицанию насилия и переносу упора на мирную политическую борьбу. Однако от организации постоянно откалывались радикальные фракции и группировки — такие, например, как «Аль-Джихад аль-ислами» и «Аль-Джамаа аль-исламия», несущие ответственность за серию кровавых терактов 90-х, — настаивавшие на последовательном вооруженном джихаде.

Перевод с английского Николая Махлаюка






×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.