Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Картина мира

Великолепный Бо

18.04.2012 | № 14 (242) от 16 апреля 2012 года

Цунами во властной верхушке Китая

Великолепный Бо. 10 апреля официальное агентство Синьхуа оповестило мир о том, что член Политбюро ЦК КПК Бо Силай «подозревается в серьезных дисциплинарных нарушениях», в связи с чем упомянутое членство «приостанавливается». Месяцем раньше Бо был снят с поста секретаря горкома КПК Чунцина, крупнейшего в стране 30-миллионного мегаполиса, а имя его исчезло со страниц китайских газет. Что спровоцировало цунами во властной иерархии Китая — выяснял The New Times

10 апреля до сведения китайских масс довели также информацию о том, что «Центральная комиссия КПК по проверке дисциплины продолжит расследование дела Бо Силая». На простом языке это означает, что Бо как минимум находится под домашним арестом и в его отношении осуществляются серьезные следственные действия. В тот же день официальный Пекин распространил еще более сенсационное сообщение: супруга опального деятеля Гу Кайлай подозревается в убийстве британского бизнесмена Нила Хейвуда: тот был обнаружен мертвым 14 ноября 2011 года в одной из гостиниц Чунцина.

11 апреля на сообщение Синьхуа откликнулся находившийся с визитом в Джакарте британский премьер Дэвид Кэмерон: он дал высокую оценку действиям китайских властей, начавших повторное расследование обстоятельств смерти Хейвуда, и выразил надежду, что те доведут его до конца.
34-1.jpg
Чунцин считают «второй столицей» Китая

Обычная практика

Вплоть до 10 апреля никаких внятных объяснений по поводу снятия Бо Силая с поста главного чунцинского руководителя не было, имя его исчезло из всех официальных и неофициальных источников, а сайт газеты «Жэньминь жибао» в ответ на запрос «Бо Силай» выдавал зияющую пустоту. Тем временем китайский интернет захлестнула волна слухов по «делу Бо», с которыми власти развернули ожесточенную борьбу: заморские «подрывные» сайты блокировались, а левацкие и националистические в самом Китае, публиковавшие материалы в поддержку Бо Силая, попросту закрывались. К 12 апреля были закрыты свыше 42 интернет-сайтов и удалены более 210 тыс. сетевых сообщений. Китайские поисковики перестали выдавать ответы не только на имена арестованных Бо Силая и его жены, но и на слова «политическая борьба», «расследование» и т.д. В Пекине, Шанхае, Чунцине и ряде других мегаполисов произошли массовые задержания блогеров, была введена обязательная система их регистрации — с предоставлением данных о реальных именах и документах при регистрации на основных сервисах микроблогов. Со временем предполагается распространить эту практику на всю страну, что весьма нелегко, ведь в Китае насчитывается почти 500 млн пользователей интернета и около 300 млн зарегистрированных блогеров.

Но самое главное: весь последний месяц продолжались аресты лиц из ближайшего окружения Бо — от местных силовиков и чиновников до миллиардеров.
34-2.jpg 34-3.jpg
Британский бизнесмен Нил Хейвуд (левый снимок) вплоть до своей загадочной смерти в ноябре прошлого года состоял в доверительных отношениях с четой Бо Силай — Гу Кайлай (правый снимок)

Сор из избы

Намного раньше всех остальных в СИЗО оказался бывший начальник полиции и вице-мэр Чунцина Ван Лицзюнь, многолетний соратник Бо еще со времени работы последнего на посту мэра Даляня в 90-х годах. Аресту Вана предшествовало его несанкционированное (вышестоящими властями) появление 6 февраля с. г. в генконсульстве США в г. Чэнду (административный центр провинции Сычуань). Ван Лицзюнь не просто так провел у американцев около десяти часов: согласно утечкам из правительственных ведомств США и Великобритании он передал им большое количество компромата на Бо Силая и его друзей, включая очень высокопоставленных. Однако Ван не смог получить того, ради чего пришел, — политического убежища. По выходу из дипмиссии он был немедленно задержан сотрудниками министерства нацбезопасности КНР. Позднее было объявлено: Ван, скорее всего, будет обвинен в «государственной измене».

Возникает вопрос: а зачем вообще Ван пошел к американцам? Наиболее достоверный ответ: Ван решил «сдать» своего бывшего шефа, чтобы попросту обезопасить себя. Ведь ранее люди Вана, занимавшиеся, по приказу из Пекина, расследованием дела о смерти Нила Хейвуда, установили: британец умер вовсе не от сердечного приступа, вызванного передозировкой алкоголем, как об этом объявили врачи в Чунцине в ноябре 2011-го. Его на самом деле отравили. Причем нити, как доложил Ван своему шефу, ведут к госпоже Гу Кайлай. По свидетельству независимого китайского сайта Boxun.com (базируется в США), услышав такой доклад, Бо Силай ударил Вана по лицу. После чего 11 членов следственной группы по делу об убийстве Хейвуда были арестованы людьми из личной охраны Бо Силая и подверглись жестоким избиениям. 

Решение бывшего главного полицейского Чунцина апеллировать к западникам, по мнению сайта Boxun.com, было вызвано невозможностью «достучаться» до закона и справедливости обычным путем. Ведь любой компромат на члена Политбюро ЦК, каковым являлся Бо Силай, был бы неизбежно донесен «на самый верх». А точнее, секретарю курирующей все силовые структуры КНР Политико-правовой комиссии ЦК КПК Чжоу Юнкану. Последний же, будучи главным союзником и покровителем Бо в высшем руководстве, вряд ли стал бы топить своего протеже.

Как утверждают заморские китайские сайты, в числе переданных Ваном американцам «вещдоков» есть видеозаписи, в том числе весьма интимного свойства, компрометирующие как Бо Силая, так и самого Чжоу Юнкана.

Как бы то ни было, в Пекине расценили посещение высшим полицейским чином Чунцина американского консульства как самое резонансное «предательство» со времени неудачной попытки бегства в СССР в сентябре 1971 года министра обороны КНР маршала Линь Бяо, чей самолет тогда разбился в монгольской степи.

Новости из блогосферы

В отсутствие официальных «апдейтов» о ходе следствия, китайская публика в основном кормится сенсационными подробностями, просачивающимися в китайскую блогосферу. Некоторые «утечки» образуют вполне логичную картину. Во-первых, утверждается, что именно Бо Силай отдал приказ об убийстве Хейвуда. Ответственным за эту операцию был назначен личный секретарь Бо — Чжан Сяюцзюнь. Ему же инкриминируют организацию убийства еще шестерых человек, ранее совершенных в Даляне и Чунцине и «заказанных» тем же Бо. Еще один фигурант дела — секретарь парткома района Наньань г. Чунцина Ся Дэлян; последний якобы дал признательные показания о том, что именно он изготовил цианистый калий, которым был отравлен Хейвуд. Ся Дэлян также дал взятку госпоже Гу в размере 30 млн юаней ($500 тыс.) за содействие в повышении его до поста заммэра г. Чунцина. Следователи накопали, что через свою супругу Бо Силай получил свыше 1 млрд юаней взяток от лиц, которым он содействовал в повышении по службе.

Во-вторых, Хейвуд будто бы не только обладал секретами о банковских счетах четы Бо-Гу, но и состоял в интимной связи с госпожой Гу Кайлай. Супруга Бо Силая в последние годы страдала прогрессирующим нервным расстройством. От Хейвуда она, в частности, потребовала «принять присягу на верность» и «отречься» от своей жены, а тот отказался… 

Бо Силай, утверждают «осведомленные с ходом следствия источники», со времен своего мэрства в Даляне, «переспал более чем со 100 женщинами, в том числе 28 знаменитостями — телеведущими центральных каналов, моделями и т. д.». Арестованный даляньский олигарх Сюй Мин сознался, что участвовал в «поставке девушек» Бо Силаю.

Наконец, самый интересный слух: в начале апреля якобы произошли кадровые изменения в управлении охраны канцелярии ЦК КПК — отправлен в отставку замначальника управления Ли Жуньтянь, ответственный за охрану премьера Вэнь Цзябао. Ли подозревают в том, что он информировал Бо Силая о передвижениях высших руководителей.

 

По данным источников, близких к следствию, именно Бо Силай отдал приказ об убийстве Хейвуда. Ответственным за операцию был назначен его личный секретарь    


 
Звезда упала

На предстоящем осенью этого года XVIII съезде КПК Бо Силаю прочили вхождение в число девяти «архонтов» — членов Постоянного комитета Политбюро. Более того, предполагалось, что он заменит Чжоу Юнкана на посту председателя всесильной Политико-правовой комиссии ЦК КПК. Теперь же Бо «шьют дело», способное потянуть на пожизненное тюремное заключение. Как утверждает сайт Boxun.com со ссылкой на своего информатора в Пекине, Бо Силая могут обвинить не только в коррупции. В Чунцине Бо якобы создавал подконтрольные лично ему вооруженные формирования и даже собирался совершить государственный переворот, устранив вице-председателя КНР Си Цзиньпина, который предстоящей осенью должен заменить Ху Цзиньтао на посту главы государства, и премьера госсовета КНР Вэнь Цзябао, лидера «правого» реформаторского крыла в КПК. Кроме того, Бо могут вменить в вину применение незаконных методов репрессий, включая пытки и конфискацию без суда и следствия имущества (в том числе в пользу аффилированных с ним лиц) у неугодных предпринимателей и покрывавших их чиновников.

Однако есть и другой сценарий дальнейшего развития событий: Бо могут «пожалеть» и отправить в политическое небытие, обвинив только в «уголовке» — прежде всего по статьям о коррупции, превышении власти и «моральном разложении». Что же касается убийства Нила Хейвуда, то его, скорее всего, «запишут» только на Гу Кайлай и непосредственных исполнителей ее «заказа» (подозреваемые уже арестованы).
34-4.jpg
5 марта 2012 г. Пекин. Бо Силай (слева) на открытии сессии Всекитайского собрания народных представителей. Через 10 дней его снимут со всех постов

Дело о $1,5 млрд?

Выпускник британского университета Warwick Нил Хейвуд был другом семьи Бо и деловым компаньоном Гу Кайлай более десяти лет. Буквально через день после смерти Нила, по согласованию с его женой, гражданкой КНР, его труп был кремирован, а прах отправлен его матери в Великобританию. Странно, но официальный Лондон тогда видимого шума вокруг данного инцидента не поднимал. И только в начале апреля 2012-го, явно получив какие-то сведения от американцев, британский МИД потребовал от Пекина провести новое расследование причин смерти своего подданного. Раньше Нил преподавал английский язык сыновьям Бо Силая и, по утверждению его близких и друзей, не был замечен в злоупотреблении спиртным. Зато сейчас появились другие свидетельства: Хейвуд отправился в Чунцин по срочному вызову госпожи Гу Кайлай «с нехорошим предчувствием»; к тому времени отношения британца с супругой Бо Силая, по свидетельству его друзей, «осложнились». В Китае Хейвуд выступал посредником при заключении значимых коммерческих сделок между западными и китайскими компаниями. Через Гу Кайлай и ее мужа, как считают наблюдатели, британец организовал немало контрактов — очевидно, с большой долей «посреднических» и «откатных» в пользу своих китайских компаньонов. У супругов Бо — Гу на Западе осел не только их сын Бо Гуагуа (отправленный с помощью Хейвуда на учебу сначала в Оксфорд, а потом в Гарвард), но и как минимум $1,5 млрд на банковских счетах. (Блогеры утверждают, что Гу уже призналась следствию в переводе на заграничные счета свыше 8 млрд юаней КНР ($1,264 млрд). Информацию об этом Хейвуд «слил» своему британскому адвокату, дабы «застраховать свою жизнь». Изначальное нежелание Лондона ворошить историю со смертью Хейвуда было, возможно, вызвано одним очень щекотливым обстоятельством. Возглавляемая Хейвудом консультационная фирма Heywood Boddington Associates периодически выполняла заказы в Китае влиятельной компании Hakluyt & Company, созданной в середине 90-х годов отставными сотрудниками британской внешней разведки MI 6 и занимающейся «сбором стратегической информации и консультированием» в интересах своих клиентов* * В Наблюдательный совет Hakluyt & Company, возглавляемый экс-президентом корпорации Unilever Найлом Фитцджеральдом, входят бывший генсек НАТО Хавьер Солана, бывший посол Великобритании в США Дэвид Маннинг, экс-сенатор США Билл Брэдли, а также бывшие первые лица компаний Mitsubishi, Coca-Cola, Rolls-Royce, BHP Billiton, банка HSBC и др. .

Две линии

«Такая историческая трагедия, как «культурная революция», может повториться. Каждый ответственный коммунист и руководящий кадровый работник должен почувствовать актуальность этой проблемы», — неожиданно заявил 14 марта, выступая на сессии ВСНП, премьер, лидер реформаторов Вэнь Цзябао. Сделав это заявление сразу вслед за арестом Бо Силая, премьер Вэнь тем самым подтвердил наличие непреодолимых противоречий между сторонниками продолжения либеральных реформ и так называемыми новыми левыми, неформальным лидером которых в последние годы и стал Бо Силай, сделавший успешный пиар на «борьбе с коррупцией и преступностью», «экономическом росте в Чунцине», простимулированный бюджетными вливаниями, и строительстве субсидированного жилья для бюджетников. А еще — на организации массовых мероприятий с распеванием революционных песен и замене на чунцинских телеканалах развлекательных программ на патриотические.

Как отмечается в апрельском номере гонконгского журнала «Кайфан» («Раскрепощение»), с тех пор как Бо Силай в 2009 году развернул в Чунцине кампанию «петь красные /песни/ и бить черных /преступников/», о нем стали говорить как о «преемнике духа Мао», а Чунцин называть «новой Яньанью»* * Место, где базировалась Китайская Красная армия в 30–40-х годах прошлого века.. Все это вызывало растущие опасения со стороны более либерально настроенных высших лидеров страны. Однако начинать открытую войну с группой Бо-Чжоу либералы долгое время не решались. Случай с Ван Лицзюнем позволил им приступить к давно запланированной «атаке». Вот только смогут ли теперь китайские «правые» окончательно одолеть китайских «левых»?

 

Разрыв между бедными и богатыми в Китае достиг уже девятикратного уровня, что втрое выше, чем 25 лет назад    


 
Параллели

За фасадом модернизированного социума современного Китая проступает множество черт Китая маоистского. Осталась та же кондовая — и рассчитанная на «широкие народные массы» — фразеология передовиц партийных газет. Мало изменился за последние 20 лет и стиль партсобраний и съездов: по-прежнему главные вещи проговариваются между строк. Все еще непрозрачен процесс принятия решений, хотя это уже далеко не решения одного верховного вождя. В реальной жизни китайского общества патернализма и уравниловки осталось гораздо меньше, чем в России. Но при этом китайцы все еще живут в унаследованной от Мао системе идеологических координат, основанных на догмате беззаветного служения партии и народу. Где предметом официального почитания по-прежнему остается сержант Народно-освободительной армии Лэй Фэн, прославившийся своим бескорыстием, тем, что по ночам украдкой штопал носки своим товарищам по казарме, отдавал нуждающимся свои личные накопления, считая высшим счастьем служение людям. И где во всех учебниках по-прежнему главным героем остается Мао Цзэдун, столько раз отдававший приказы о массовом физическом истреблении буржуазии и торговцев, членство которых в сегодняшней КПК неуклонно растет.

Разрыв между бедными и богатыми в Китае достиг уже девятикратного уровня, что втрое выше, чем 25 лет назад, между отсталыми и процветающими регионами, городом и деревней вырос за последние 20 лет почти в два раза. Число бедных, если мерить стандартами Всемирного банка, превышает 250 млн человек, или 19% населения страны. В этой обстановке в Поднебесной, как и в России, усиливается общественный запрос на левизну и патернализм, растет число сторонников усиления государственного влияния в экономике. Как результат обостряется и противостояние поборников «двух линий», «левых» и «правых». Причем китайские «левые», как и российские, имеют возможность постоянно подпитывать свой энтузиазм посредством оставшегося от прошлого гимна, многочисленных памятников «вождю и основателю», включая стоящий в центре столицы мавзолей Мао, сотен «музеев революции» и названных в честь «пролетарских революционеров» улиц. Да и портрет главного «левого» Поднебесной никуда с ворот Гугуна на пекинской площади Тяньаньмэнь не делся…


34-5.jpgАлександр Лукин, 
проректор Дипломатической академии МИД России:

Китай столкнулся с обычными проблемами, возникающими в процессе реформ в условиях авторитарных режимов: коррупцией, огромной разницей в уровне жизни между богатыми и бедными, неравномерностью распределения доходов между регионами. Из-за этого постепенно появилось такое псевдолевое направление, которое и возглавил Бо Силай. Не знаю, насколько он был искренен: раньше, еще в бытность свою на посту мэра города Далянь он проводил нормальную рыночную экономику, без каких-либо левацких лозунгов. Но, видимо, для усиления своей власти он решил сыграть на левых настроениях. Есть два момента, которые принесли ему популярность как в Чунцине, так и по всей стране. Во-первых, он разгромил местную мафию, хотя сделал это не совсем законными средствами, не уважая даже и китайские законы. Ряд людей были расстреляны после процессов, к которым есть масса вопросов.

Кроме того, Бо Силай вытащил на свет лозунги Мао Цзэдуна, очень популярные в народе, но не приветствуемые китайским правительством. Несмотря на то что Мао — несомненный вождь китайского социализма, в истории КПК официально признано, что и он совершал ошибки, в частности, культурную революцию 60-х годов. Для китайской верхушки антикоррупционные призывы Бо — это атака на власть, способная дестабилизировать страну, особенно в условиях возможного замедления темпов развития экономики. Так что они решили пожертвовать своим товарищем, который ударился не в ту сторону.


34-6.jpgВладимир Портяков, 
замдиректора Института Дальнего Востока РАН:

Реформы в Китае, которые шли полным ходом, немного притормозились на волне мирового кризиса, заставившего сделать достаточно большие вливания в экономику. Индикатором того, что правительство не слишком настроено на их продолжение, может служить, к примеру, тот факт, что в стране практически не праздновали 20-летие знаменитой «южной поездки» Дэна Сяопина, в ходе которой тот призвал к масштабным реформам. Они, по мнению китайцев, и привели к сегодняшнему благополучию.

Бо Силай не только собирался занять одно из девяти мест в исполкоме Политбюро, но возможно, и претендовал на то, чтобы сменить министра общественной безопасности Мэна Цзяньджу, то есть, говоря русскими терминами, хотел курировать силовиков. Учитывая его левые взгляды, настроенность на дальнейшие реформы и быстро растущую популярность, он представлял серьезную опасность для более консервативной верхушки.


34-7.jpgНаталья Волчкова, 
профессор Российской экономической школы (РЭШ):

Есть две экономические задачи, которые китайское правительство великолепно решает. Во-первых, нужно очень умело играть с валютой, чтобы, стимулируя внутреннее потребление, не нанести все же ущерба экспорту. И во-вторых, нужно не только радеть о повышении зарплат (китайской дешевой рабочей силы уже давно не существует, в стране самые высокие после Малайзии и Таиланда зарплаты в регионе), но и заставить людей тратить заработанные деньги. Ведь до сих пор китайцы традиционно экономили, чтобы иметь необходимую подушку безопасности в случае расходов на лечение, обучение и просто на старость. Поэтому перед китайским правительством стояла задача взять эти расходы на себя, как в западных странах. Это также шаг за шагом удается реализовать… Меня впечатляет, насколько пока умело Китай поддерживает экономический баланс.






 

×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.