Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Культура

Японская перспектива

12.04.2012 | Александр Шаталов | № 13 (241) от 9 апреля 2012 года

Сумасшедшие инсталляции
52-01.jpg
Группа Chim Pom. «Супер Крыса», 2008 г.

Японская перспектива. В Московском музее современного искусства открылась выставка произведений японских художников. The New Times погрузился в болезненный мир фантазий

Bыставка «Двойная перспектива» расположена сразу в двух выставочных пространствах — в Ермолаевском переулке показывают «Реальный мир/Повседневность», а на Гоголевском бульваре — «Воображаемый мир/Фантазии». Всего в Москве представлены работы более 30 художников разных направлений с 70-х годов прошлого века до наших дней. Среди них и такие легенды, как Яёй Кусама, которая в одно время была известна в Америке не менее Энди Уорхола и Йоко Оно, и более молодые, такие как Макото Айда, неравнодушный к феминистским проблемам. На выставке представлена его работа «Воспитанницы школы харакири» (2007), на которой четырнадцатилетние девочки режут себе глотки, весело подмигивая при этом зрителю. Картина напоминает о фильме «Королевская битва» (2000), в котором такие же японские девочки в белых гольфах и мальчики в шортах с упоением отрубают друг другу головы. Для современного японского искусства характерна необычная для европейцев фиксация на школьной форме с юбками заметно выше колен, на подростковой сексуальности, что не мешает с легкостью переходить грань от любования невинностью к грубому натурализму и насилию.
52-02.jpg52-03.jpg
Яёй Кусама. «Зеркальная комната», 1996 г.           Яёй Кусама (портрет)

Немирный атом

Две площадки, на которых проходит выставка, были призваны отметить две тенденции, характерные для современного искусства Японии: конфликт между последователями классического искусства (его сторонники обретаются в Киото — городе, который считается главной художественной столицей страны) и представителями актуальных форм, чьи галереи базируются в Токио. Сторонники «прогрессизма» утверждают, что классическое искусство сложно для восприятия, и не только для европейцев, но и для молодых японцев, на которых оказывает огромное влияние идеологическая и художественная экспансия Запада. Желание быть актуальными заставляет молодежь подстраиваться под запросы рынка, придавая своим работам оттенок национальной декоративности, который на рынке называют «японским шиком». Культура аниме, которая в Японии рассчитана на подростковую и взрослую аудиторию и часто носит черты сексуальности, переносится не только в реальную жизнь (недавний фестиваль аниме в ЦДХ поразил количеством последователей этого направления), но и в художественное творчество. Именно такие работы в большей части выставлены в экспозиции на Гоголевском бульваре.
52-04.jpg52-05.jpg
Мотохико Одани. «Эректро (Клара)», 2004 г.          Кендзи Янобе. «Дитя Солнца», 2011 г.

Зато в Ермолаевском переулке представлены в большей степени видеоинсталляции, поводом для которых являются поиски авторами собственной идентичности. Отталкиваются они при этом от важных для них личностей. Шестидесятилетний Ясумаса Моримура, лицедействующий и снимающий себя в разных образах (последователем его можно назвать Владислава Мамышева-Монро) на этот раз в проекте «Реквием по ХХ веку», приклеив себе чаплинские усики, убеждает нас с экрана, что все мы в душе диктаторы и эксплуататоры, а также напоминает о знаменитой публичной сеппуке писателя Юкио Мисима, сторонника японского национализма, как способе выйти из затруднительного положения. В другом зале художник Ёсинори Нива демонстрирует собранную им по русским коммуналкам коллекцию предметов (открыток, книг, рисунков), связанных с образом Ленина, тем самым, видимо, призывая каждого из зрителей избавиться наконец от этого наваждения.

 

Желание быть актуальными заставляет молодежь подстраиваться под запросы рынка, придавая своим работам оттенок декоративности    


 
52-07.jpg52-06.jpg
Макото Айда.                                                             Идзуми Като. «Без названия», 2009 г. 
«Воспитанницы школы харакири», 2007 г.

Мир в точку

Фантазии японских художников чаще всего носят болезненный характер. Классическим примером этого служит творчество самой знаменитой сегодня японской художницы Яёй Кусамы. Ей сейчас 83 года, но ее плодотворности может позавидовать любой молодой автор. Кусама многие годы страдает психическим заболеванием и с 1977 года постоянно живет в психиатрической клинике. Ее мастерская и собственная квартира расположены поблизости, но за стеной больницы. Впрочем, психическое заболевание никогда не мешало Кусаме считать себя великим художником: «Первое, что я сделала, приехав в Нью-Йорк, — забралась на Эмпайр Стейт Билдинг и посмотрела на город с высоты. Я хотела не пропустить ничего, что происходит в Нью-Йорке, и стать звездой». Фирменный почерк Кусамы — точки, которыми она покрывает находящиеся вокруг предметы. В 1958 году она оказалась на Манхэттене с тысячей своих рисунков и практически без денег, рассчитывая заработать на продаже своих работ. Заработать не удалось, но художница вскоре стала лидером авангардистов, и статей о ней было едва ли не больше, чем о короле поп-арта Энди Уорхоле. Кусама раскрашивала совокупляющихся моделей в Парке Рокфеллера, выступая таким своеобразным путем против войны во Вьетнаме, позже стала создавать объекты (лестницы, обувь, стулья, диваны), обитые отростками из ткани, напоминающими фаллосы. Пережив период забвения и разочарования, она дожила до полного и безоговорочного успеха у себя в стране. На выставке в Москве представлена ее точечная инсталляция «Я здесь, но я нигде» (2000): темная комната, все предметы в которой покрыты цветными светящимися в темноте точками. Кропотливые японцы наклеивали их здесь в течение двух недель…





 

×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.