Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Картина мира

Саркози проиграл

07.05.2012 | Юнанов Борис , Хазов Сергей, Париж | № 15 (243) от 23 апреля 2012 года

34_01_162.jpgЧуда не произошло: второго срока Николя Саркози не будет. Вопреки многочисленным прогнозам фортуна отвернулась от президента Франции, его политическая карьера — на финише. Почему — анализировал The New Times

Ближайшие соратники Саркози по правящей партии «Союз за народное движение» (UMP), как рассказывают, уже приступили к подготовке «съезда проигравших». Зато в штабе его главного конкурента на президентских выборах, кандидата от Соцпартии 57-летнего Франсуа Олланда, напротив, обсуждают кандидатуры на пост премьер-министра.

В первом туре президентских выборов (22 апреля) опросы предсказывали для Николя Саркози 25–26% голосов и Франсуа Олланду — 27–28% голосов. Во втором туре, 6 мая, за действующего президента, согласно последним опросам, готовы проголосовать только 43–45% против 55–57% — за Олланда.

La France Forte («Сильная Франция») — c таким лозунгом Николя Саркози шел на выборы. Безработица, сокращение расходов на образование и медицину, высокий уровень преступности — Саркози обещал решить все эти проблемы. Но французы больше не верят ему — он оказался слабым президентом. Уровень его непопулярности беспрецедентен: согласно опросу Lе Figaro Magazine, Саркози доверяют 33% французов и не доверяют 63% — сразу два рекорда за всю историю Пятой республики. У политиков нюх на победителя лучше, чем у любого политолога. Некогда лояльные Саркози министры и высокопоставленные чиновники один за другим заявляют прессе, что 6-го будут голосовать за Олланда. Не отстают и европейские коллеги: канцлер Ангела Меркель, рассказали The New Times в окружении Олланда, уже начала готовить Германию к победе социалистов во Франции. Сама она с Олландом встречаться отказалась, но два экономических советника французской Соцпартии — Карин Берже и Валери Рабо — без лишней огласки провели в феврале 2012 года консультации в Фонде Конрада Аденауэра, мозговом центре правящего в ФРГ Христианско-демократического союза (ХДС).

«Это не его кресло»

Вернемся на пять лет назад. Как же боялась тогда российская элита прихода к власти в «традиционно дружественной» Франции» «атлантиста» Саркози на смену «знатоку русской классики» Шираку! Но во время первой же их встречи — в июне 2007-го на саммите «восьмерки» в Хайлигендамме (ФРГ) — Саркози обаял Владимира Путина: «Я пообещал Сесилии (бывшая жена Саркози, сыгравшая немаловажную роль в его предвыборной кампании. — The New Times), что познакомлю ее с российским президентом. Скажи ей что-нибудь», — улыбающийся Саркози протянул Путину свой мобильный телефон. Хозяин Кремля поддержал дружеский настрой жизнелюбивого француза, задорно бросив в трубку «Хэлло!» Призрак «атлантизма» вмиг испарился: Франция и лично ее президент снова стали «стратегическими партнерами» России. Апофеоз взаимного доверия — продажа России французских вертолетоносцев «Мистраль» и договоренность о покупке «АвтоВАЗа» французским автогигантом «Рено». Зато на родине французского президента наблюдалась совершенно иная картина. «Рейтинг Саркози свалился практически сразу же после выборов-2007, — замечает в разговоре с The New Times Пьер Мартен, политолог из Национального центра научных исследований. — Он хороший оратор, у него получилось увлечь за собой народ, но потом французы поняли, что это не его кресло, оно элементарно не соответствует образу».

В 2008-м Францию взорвало видео в YouTube, на котором Саркози в ответ на отказ одного из посетителей сельскохозяйственной выставки пожать ему руку зло процедил: «Тогда вали отсюда, м...к несчастный». «Так могут выражаться портовые грузчики, но не президент Франции», — говорит Пьер Мартен. Перед выборами-2012 этот ролик снова стал популярным, к 19 апреля его просмотрели 13,5 млн человек! «Вы только послушайте, как он говорит, — возмущается Филипп Кассиа, директор рекламного агентства, голосовавший в 2007 году за Саркози, но быстро в нем разочаровавшийся. — Жует гласные, недоговаривает слова, пользуется какой-то уличной лексикой… Жак Ширак говорил, как актеры в Комеди Франсез, приятно было слушать».

«Работать больше, чтобы зарабатывать больше» — еще один лозунг Николя Саркози. Французы изначально понимали под ним отказ от 35-часовой рабочей недели, введенной в 2000 году левым правительством Лионеля Жоспена. Но очень быстро политика Саркози стала восприниматься как потакание богачам в ущерб среднему классу. По данным фонда Terra Nova, с 2007 по 2012 год крупные компании сэкономили €50 млрд, а владельцы больших состояний — €34 млрд. Основное бремя борьбы с кризисом Саркози переложил на плечи среднего класса. Французы затаили обиду. Первый тревожный звонок прозвучал для Саркози и его партии на муниципальных выборах 2008-го, повторный — на региональных в 2011-м: правые повсеместно начали сдавать позиции. По-настоящему черным днем для UMP стали выборы в Сенат в 2011 году: левые партии впервые в истории Пятой республики получили в нем большинство — 177 из 348 мест. «Кажется, Франция просыпается, у левых партий теперь есть шанс «взять» весь парламент»* * Французский парламент состоит из двух палат — Национальной ассамблеи и Сената. , — произнес почти год назад Франсуа Олланд. «Этот прогноз сбудется. И для начала сам Олланд «возьмет» Елисейский дворец: во Франции президентские выборы — генеральная репетиция парламентских», — поясняет Пьер Мартен.

34_02_162.jpg
Оппоненты частенько
подтрунивали над политическим
союзом Олланда с бывшей
гражданской женой — Сеголен
Руаяль (на снимке 2011 г.
она справа),
баллотировавшейся пять лет
назад в президенты
Реванш «месье Руаяля»

В отличие от Саркози у Олланда нет серьезных финансовых ресурсов. Медийные — есть. Пьер Берже, Ксавье Ниель и Матьё Пигасс, левацки настроенные бизнесмены, купившие в 2010-м самую влиятельную газету Франции Le Monde, никогда не скрывали своей симпатии к кандидату от социалистов. Что нередко отражалось и на тональности материалов Le Monde во время предвыборной кампании. Впрочем, переоценивать этот фактор не стоит. Большинство избирателей голосует не столько за Олланда, сколько против Саркози.

Сын врача-отоларинголога и медсестры, родившийся в Руане, выпускник престижной ENA (Национальная школа административного управления), никогда не занимавший должностей в правительстве бывший чиновник Счетной палаты, прилежный ученик Миттерана, объект постоянных насмешек Ширака («Кто такой Олланд? Так зовут любимого лабрадора Миттерана?») Франсуа Олланд, похоже, берет реванш за проигрыш на президентских выборах-2007 своей бывшей гражданской жены и соратницы по партии Сеголен Руаяль, матери их четверых детей. «Бонжур, месье Руаяль!» — со смехом поприветствовали его однажды в Елисейском дворце, намекая на то, что он лишь бледная тень своей спутницы. Франсуа и Сеголен расстались 6 мая 2007-го, после 30 лет совместной жизни и сразу после второго тура выборов. Причиной послужила связь Олланда с журналисткой Валери Триервейлер. Развод было решено отложить, чтобы не испортить имидж Сеголен. «Сейчас его семейные дела уже никого не волнуют, Франсуа — абсолютно самодостаточная фигура в политике», — говорит Пьер Мартен. Недооцененный всеми, упорный и трудолюбивый Олланд посмеется последним.

Ну а что же Саркози? Похоже, он уже смирился с неизбежным уходом, заявив журналистам, что в случае поражения не будет больше заниматься политикой. Тогда чем?
34_03_160.jpg





×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.