Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Культура

#Суд и тюрьма

Утомленные Михалковым

11.06.2009 | Старовойтенко Надежда | №22 от 08.06.09

Фильм ужасов «Союз кинематографистов»: новые серии

Неоконченная пьеса для Союза кинематографистов. Затяжной конфликт Михалков vs Хуциев вошел в новую фазу. Журнал «Искусство кино» вот-вот выселят из здания на улице Усиевича, Марлена Хуциева не избрали в новый состав ученого совета ВГИКа, а оппоненты Михалкова написали открытое письмо членам Союза кинематографистов России. Как расценивают произошедшее участники событий и что за этими событиями стоит — выяснял The New Times

3 июня на www.polit.ru появился «Липецкий манифест» кинематографистов, составленный по результатам круглого стола «Будущее Российского государства и текущие задачи национального кинематографа», который прошел 23 мая 2009 года в рамках МКФ «Золотой Витязь» (среди участников круглого стола — Никита Михалков и президент МКФ Николай Бурляев). В манифесте, в частности, говорится: «Российские кинематографисты прошли свой переломный период, консолидировали позитивные силы сообщества, продемонстрировали стране сплоченность подавляющего большинства кинематографистов вокруг созидательной миссии и вновь избранного руководства Союза во главе с безусловным лидером российского и мирового кинематографа, своим творчеством и жизнью доказавшим преданность Отечеству и российской культуре».

Днем 28 мая в редакцию журнала «Искусство кино» (главный редактор — Даниил Дондурей, один из оппонентов Михалкова) поступило письмо-уведомление, подписанное председателем Союза кинематографистов России Никитой Михалковым. В уведомлении редакции журнала предписывалось освободить занимаемое помещение до 1 июня.

Днем 29 мая ученый совет ВГИКа приступил к работе в новом составе — без Марлена Хуциева. Кандидатуру режиссера на перевыборах членов ученого совета никто не предложил.

Вечером 29 мая в живом журнале режиссера Геннадия Сидорова («Старухи») был опубликован пост, озаглавленный «Всем членам Союза кинематографистов России», — открытое письмо оппонентов Михалкова. Письмо подписали 22 человека, среди которых Марлен Хуциев, Эльдар Рязанов, Алексей Герман-старший, Вадим Абдрашитов, Александр Митта... Пост перекочевал в десятки блогов и на новостные интернет-сайты.

Никита Михалков — The New Times: «Есть такое понятие — „достоинство человеческое“. И есть понятие „объективность“. И потому, когда мне предъявили обвинения, я ответил на них — на съезде. Мое выступление было не только выслушано, но и одобрено двумя с лишним тысячами присутствовавших в зале членов СК. Я никуда не просился — реально собирался уходить! Но за меня проголосовали 1932 человека, против — 171 и 88 воздержались... Наши документы после мартовского съезда Минюст принял, утвердил и зарегистрировал. Что еще нужно? Ну что им еще нужно?!»

Кто уволил Хуциева?

Никита Михалков: «Распространять слухи, что я уволил Марлена Мартыновича из ВГИКа, — очень странно. Какое отношение я имею ко ВГИКу? Где ВГИК и где я?* * Никита Михалков — почетный профессор ВГИКа. Также занимает в различных организациях более 20 постов, в основном руководящих и «почетных». В их числе — президент Российского фонда культуры, председатель правления ООО «Студия ТРИТЭ Никиты Михалкова», председатель попечительского совета конкурса «Святая Анна», президент Московского международного кинофестиваля, член совета директоров ОАО «Первый канал», член правительственного совета по развитию кинематографии, академик Национальной академии кинематографических искусств и наук России, основатель премии «Золотой Орел».

Марлен Мартынович не ходил на работу 8 месяцев, получая зарплату. Это стало понятно из разговора, который я случайно слышал на совещании во ВГИКе, куда был один раз за прошлый год приглашен. Марлена Мартыновича должны были выдвигать во ВГИКе, насколько я понимаю, коллеги. Этого не произошло. Я при чем здесь?»

Владимир Малышев, ректор ВГИКа — The New Times: «Это нормальная ситуация: кто-то приходит в ученый совет, кто-то выходит. Каждые пять лет состав ученого совета согласно уставу переизбирается на конференции, где присутствует более 100 человек от всех подразделений ВГИКа. Участникам конференции предлагается состав ученого совета, затем они могут предлагать дополнительные кандидатуры. Ни один человек кандидатуру Марлена Мартыновича не предложил, и ее не внесли в список для тайного голосования... А вообще скажу откровенно. В последние полгода Марлен Мартынович во ВГИКе не был ни разу, хотя он заведующий ведущей кафедрой вуза — кафедрой режиссуры. Мы звонили ему, посылали заказные письма... Приказ о его увольнении не подписываю — надеюсь, что он все-таки придет и объяснится».

Марлен Хуциев — The New Times: «Я бы расценивал эту ситуацию как недоразумение. Не должно все упираться в отношения Хуциев—Михалков... Хотя, конечно, то, что мою кандидатуру не включили в список на конференции, — как-то мелочно и оскорбительно. Да, я давно не был во ВГИКе, но на то были причины — и дела в СК, и некоторые другие обстоятельства, связанные со ВГИКом, о которых я не хочу говорить».

За что выгнали Дондурея?

Никита Михалков: «Это вообще удивительная вещь! Сначала Дондурей приходит и говорит: „Никита, не надо с нас брать никакой аренды! Нам и так плохо, мы не выдержим, пятое-десятое. Дай нам это здание так“. — „На!“ — говорю я. И после этого 11 лет, не платя ничего СК, эти помещения сдаются по субаренде и еще получают гранты от Министерства культуры и Министерства печати. И еще два телеканала — ТНТ и „Домашний“ — обслуживают и обеспечивают „Искусство кино“! А Союз не получает ничего. И при этом Дондурей выступает первым, рассказывая о чудовищных финансовых нарушениях Михалкова... Но это бог с ним! Это, так сказать, неформальная сторона вопроса. А формальная сторона такова: те самые люди, которым я помогал существовать, предъявили мне претензии в том, что в СК неправильно ведется хозяйствование. Ну что ж, теперь мы будем брать деньги за аренду как полагается. Арендаторы будут платить в Союз, а не журналу „Искусство кино“! Если г-н Дондурей сможет за счет тех средств, которые он получает от государства и телеканалов, снимать помещения — хорошо. Деньги будет получать СК России. Но это стану решать не я, а исполнительная дирекция СК, которая будет заниматься всей движимостью-недвижимостью и отчитываться перед правлением СК России».

Даниил Дондурей — The New Times: «Затраты на выпуск нашего журнала тиражом 4 тыс. экземпляров составляют около $240 тыс. в год. Грант Министерства культуры в этом году — 2 млн 400 тыс. рублей (около $80 тыс. — The New Times). Очень помогают телевизионные спонсоры (в первую очередь, благодаря Национальной ассоциации телевещателей во главе с Эдуардом Сагалаевым), это еще $90 тыс. в год. Остальное — подписка и, до прошлого года, субаренда. В начале 90-х СК России (через подведомственный ему тогда Киноцентр) давал журналу деньги. Потом они кончились, и каждые пять лет мы перезаключали договор с СК о том, что занимаемая нами площадь передается нам в полное хозяйственное ведение в качестве учредительного взноса. В июне 2008 года СК выступил с нововведением: установил нам цену за аренду занимаемых нами помещений 300 тыс. рублей в месяц (около $10 тыс. по ценам прошлого лета. — The New Times). При этом наши реальные доходы от субаренды составляли $8 тыс. в месяц. Вот и считайте... Убытки журнала в 2008 году составили 1 млн 500 тыс. (около $50 тыс. — The New Times). Что касается распоряжения, то тут все ясно. Ведь СК России, который создан в 1958 году и, надеюсь, сохранится впредь — учредитель нашего журнала. Поскольку помещение принадлежит ему, то документ о нашем выселении правомерен. Расторжение договора аренды с юридической точки зрения абсолютно законно. А журнал мы выпускать будем и дальше. Сейчас самое важное — сохранить „Искусство кино“».

В чем сила письма?

Оппоненты Михалкова требований пока не выдвигают — ограничиваются письменным призывом к кинематографистам «осознать весь драматизм ситуации, сложившейся в нашем творческом сообществе».

Из открытого письма оппонентов Михалкова: «В Гостином дворе (там проходил внеочередной чрезвычайный съезд Союза кинематографистов. The New Times писал о нем в № 13 от 6 апреля 2009 года) кинорежиссер Михалков поставил давно известную в русской истории сцену самоотречения от престола и сыграл в ней главную роль. Первым, как мы помним, ее поставил и сыграл Иван Грозный. Затем — Иосиф Сталин. Теперь — Никита Михалков. (...) И за забором Госфильмофонда стали изобретать новую структуру Союза и механизмы контроля над массовкой.* * Имеется в виду закрытый пленум нового правления СК, состоявшийся 18 мая 2009 года в здании Госфильмофонда в Белых Столбах. Там была придумана Комиссия по этике — своего рода Святая инквизиция Его Величества Никиты Михалкова, первой жертвой которой стал критик Виктор Матизен, дважды за короткий срок исключенный из Союза. Там решено было создать еще одну руководящую номенклатуру — исполнительную дирекцию Союза кинематографистов с необыкновенно широкими полномочиями и правом продажи имущества СК. Там был назначен исполнительный директор, подотчетный в своих действиях только Никите Михалкову».

Никита Михалков: «Я читал это письмо. Оно совершенно наивное, детское — братцы, спасите, пришел Сталин, Иван Грозный... Что за бред-то!.. Конечно, его подписали не последние люди. Но что они предложили позитивного, созидательного? Они ведь объединяются не на создании, а на разрушении. А те, кто был на нашем съезде, — это что, последние люди?! Вот навскидку вспоминаю: Инна Макарова, Федор Бондарчук, Ирина Скобцева, Николай Бурляев, Леонид Ярмольник, Владимир Машков, Ирина Мирошниченко... И кто мешал тем, кто подписал это письмо, прийти на съезд и сказать все, что они думают? Не пришли? Так чего теперь-то кулаками махать? Придите, докажите, что правы вы, опровергните то, что я о вас сказал, — документированно, аргументированно».

Николай Бурляев — The New Times: «Письмо подписали очень достойные люди. И я не могу понять, почему они-то подвержены этой болезни, которую я наблюдаю уже 50 лет! Имя этой болезни — „михалковофобия“».

Александр Митта — The New Times: «Я не выступаю против Михалкова, я выступаю в защиту Дома кино, который хотят превратить в прибыльный коммерческий центр. Многое в этом письме кажется мне не имеющим деловой перспективы — это все советские методы, к которым сегодня никто не прислушивается. Коллективное письмо — это не действие. Но у нас нет полководца, который мог бы поднять знамя и своей активностью побудить всех к действию. И когда надо было выбирать, подписывать или не подписывать письмо, я выбрал первое».

Эльдар Рязанов — The New Times: «Понимаю, что нашему правительству Михалков угоден, люб и симпатичен. Поэтому можно, конечно, бороться, но это бессмысленно. Сведения о том, что происходит в СК, правительство получает только от Михалкова. С другими людьми, не разделяющими эти „тенденции“, никто из членов правительства ни разу не разговаривал... Думаю, что в нашей стране это письмо вряд ли что изменит, хотя хотелось бы...»

Вадим Абдрашитов — The New Times: «Все выступления в СМИ по поводу раскола Союза — это дымовая завеса, за которой не видно сути происходящего. А суть такова: идет уничтожение общественной организации СК. Это назначения на выборные должности — создание „управляемого“ правления. Это разгон профессиональных гильдий — горизонтальной, основной составляющей структуры общественной организации. Это закрытая деятельность — проведение пленума „на стороне“ с недопущением туда ряда членов СК. Это полная затемненность действий в отношении имущества СК... И поскольку „мандат на правление“ выдан государственной властью (по крайней мере, ею поддержаны все выборы, съезды — и финансово, и с помощью телевидения), то возникает вопрос: а что, власть заинтересована в уничтожении Союза кинематографистов как общественной организации? Это очень странно, потому что, с одной стороны, президент призывает к оживлению общественной жизни, а с другой — идет разрушение общественной организации, демократического сообщества кинематографистов»

Обращение «Всем членам Союза кинематографистов России» подписали:
Хуциев М.М. — народный артист СССР, лауреат Государственной премии СССР
Абдрашитов В.Ю. — народный артист РФ, лауреат Государственной премии РФ
Бардин П.Г. — лауреат Государственной премии РФ
Богомолов Ю.А. — лауреат премии «Ника»
Гельман А.И. — заслуженный деятель искусств РФ, лауреат Государственной премии СССР
Герман А.Ю. — народный артист РФ
Гращенкова И.Н. — доктор искусствоведения, киновед
Гусман Ю.С. — заслуженный деятель искусств РФ
Ибрагимбеков Р.И. — заслуженный деятель искусств РФ, лауреат Государственной премии РФ
Клейман Н.И. — заслуженный деятель искусств РФ
Клебанов И.С. — народный артист РФ
Любимов Ю.П. — народный артист РФ
Мазуров В.С. — президент Гильдии звукорежиссеров России
Масленников И.Ф. — народный артист РФ, лауреат Государственной премии РФ
Митта А.Н. — народный артист РФ, лауреат Государственной премии РФ
Норштейн Ю.Б. — народный артист РФ, лауреат Государственной премии СССР
Разумовский А.В. — заслуженный деятель искусств РФ
Рязанов Э.А. — народный артист СССР, лауреат Государственных премий СССР и РФ
Сокуров А.Н. — народный артист РФ
Финн П.К. — заслуженный деятель искусств РФ
Фатеева Н.Н. — народная артистка РФ
Цыплакова Е.О. — заслуженная артистка РФ
Совет по развитию отечественной кинематографии:
Владимир Путин, премьер-министр
Александр Жуков, вице-премьер
Владислав Сурков, первый замглавы администрации президента
Дмитрий Песков, пресс-секретарь председателя правительства
Александр Авдеев, министр культуры
Игорь Щеголев, министр связи и массовых коммуникаций
Станислав Воскресенский, замминистр экономического развития
Владимир Дмитриев, председатель Внешэкономбанка
Никита Михалков, председатель Союза кинематографистов
Валерий Тодоровский и
Владимир Хотиненко, кинорежиссеры
Карен Шахназаров, гендиректор «Мосфильма»
Константин Эрнст, гендиректор Первого канала
Олег Добродеев, глава ВГТРК

×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.