Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Деньги

Бои стратегического назначения

30.03.2011 | Докучаев Дмитрий | № 11 (196) от 28 марта 2011 года

Эксперты Медведева против экспертов Путина

Бои стратегического назначения. За год до президентских выборов в стране неожиданно развернулась борьба экономических стратегий и программ. Институт современного развития (ИНСОР), попечительский совет которого возглавляет Дмитрий Медведев, подготовил проект программы для будущего президента — «Стратегия-2012». А группа экспертов во главе с ректором Высшей школы экономики Ярославом Кузьминовым и ректором Российской академии народного хозяйства и госслужбы Владимиром Мау по заданию Владимира Путина готовит правительственную «Стратегию-2020». Перспективы анализировал The New Times

Первый шаг в битве стратегий остался за экспертами ИНСОРа: их 300-страничная работа уже подготовлена, вывешена на сайте института для публичного обсуждения и вовсю комментируется заинтересованными лицами. И хотя у «Стратегии-2012» весьма широкий охват — внешняя и внутренняя политика, гуманитарные ценности и реформа Вооруженных сил, — ее ядром являются социально-экономические разделы, авторами которых значатся известные специалисты Евгений Гонтмахер, Никита Масленников, Татьяна Малева, Наталья Зубаревич. В середине мая институт собирается провести конференцию, результатом которой должен стать обновленный текст «Стратегии-2012».

От 2012-го к 2020-му

Что касается правительственной «Стратегии-2020», то ее пока еще в готовом виде нет. Зато масштаб подготовительных работ впечатляет: к написанию привлечены все мало-мальски известные эксперты, которые входят в 21 рабочую группу (в каждой — от двух до пяти десятков специалистов). Большинство из них, судя по названиям, сориентированы на экономическую тематику, но есть и группы, занимающиеся вопросами образования, здравоохранения, международных отношений, местного самоуправления. Эксперты уже вовсю заседают, и как сообщил The New Times сопредседатель одной из групп (под названием «Новая модель экономического роста. Обеспечение макроэкономической и социальной стабильности»), научный руководитель Высшей школы экономики Евгений Ясин, к концу марта каждая должна будет представить первый вариант программы по своему разделу, а окончательное сведение планируется к началу сентября.

Заказчики

Авторы обеих программ отказываются привязывать их к конкретному лицу. Но это секрет полишинеля: ИНСОР готовит выборную программу для Дмитрия Медведева, а эксперты во главе с ректорами двух правительственных вузов — для премьера Владимира Путина.

Логичен вопрос: почему программа для Медведева датируется 2012 годом, тогда как для Путина горизонт планирования аж до 2020-го? Председатель правления ИНСОРа Игорь Юргенс говорит, что программа их института жестко привязывается к началу ближайшего президентского срока, но не задает конечной точки предлагаемых реформ. Правительственная же стратегия никак не привязана к срокам президентства и традиционно рассчитана на период до конца десятилетия. Стоит напомнить, что аналогичная правительственная стратегия, разработанная Минэкономразвития, уже была принята в конце 2008 года. Но последовавший затем кризис полностью обесценил положения того документа. По иронии судьбы, предыдущий вариант «Стратегии-2020» верстался под председательством министра экономического развития Эльвиры Набиуллиной, а этот готовится под руководством ее супруга — ректора ВШЭ Ярослава Кузьминова.

Мартовские тезисы

Драйвером экономического роста в России должны стать частные инвестиции бизнеса и частная собственность, которая надежно защищена правом и государством, — формулирует главную мысль «Стратегии-2012» Никита Масленников, советник ИНСОРа и автор экономического раздела программы.

«По всем прогнозам выходит, что до 2020-го рост российской экономики будет составлять не более 4% в год, — пояснил Масленников. — Примерно такими же темпами, по 3–4% ежегодно, будет расти в среднем мировая экономика. Следовательно, даже в лучшем случае у России нет шансов догнать мировых лидеров, а в худшем — мы отстанем от них еще больше». Действующая сейчас модель развития экономики, основанная на экспорте сырья, больше не работает, а все «модернизационные хотелки» повисают в воздухе, — делает вывод Масленников. Изменить ситуацию мог бы мощный приток иностранных инвестиций, но он ограничен плохим качеством институтов и неважным инвестиционным климатом, который сильно испорчен из-за непомерно разросшейся роли государства в экономике, коррупции и избыточного администрирования.

Выход авторы документа видят в том, чтобы отказаться от погони за профицитом бюджета: наоборот, они предлагают закрепить постоянный дефицит в 1–1,5% ВВП, чтобы больше финансовых средств направлялось на техническую модернизацию производства. А чтобы гарантировать финансовую систему страны от новых кризисов, эксперты предлагают сформировать суверенный фонд нового поколения: в него будут зачисляться все нефтегазовые доходы, а также все доходы от приватизации и управления госимуществом. Ну а объем его должен составлять не менее 60% ВВП.

Однако директор департамента стратегического анализа компании ФБК Игорь Николаев полагает, что нельзя, с одной стороны, декларировать уход от сырьевой модели экономики, а с другой — говорить о создании фонда, в котором будут аккумулироваться нефтегазовые доходы. «Понятно, что если такой фонд будет создан, государство будет заботиться о его наполнении и тем самым только укрепит зависимость бюджета от притока нефтедолларов», — считает Николаев.

Еще более категорично настроен директор по макроэкономическим исследованиям ВШЭ Сергей Алексашенко: «В нефтегазовой сфере нужен немедленный свободный доступ к трубе, вплоть до разделения «Газпрома» по видам деятельности, — отмечает аналитик. — Индексацию тарифов на газ необходимо запретить: власти должны регулировать цены путем пошлин. Категорически необходимо преодолеть ксенофобию по отношению к иностранным инвесторам: существующий перечень из 42 стратегических отраслей, куда вход иностранцам запрещен или ограничен, необходимо сократить до одной — ядерной». Но всего этого Алексашенко в программе ИНСОРа не обнаружил.

Хотят как лучше

Чтобы понять, какими будут главные тезисы правительственной «Стратегии-2020», The New Times опросил нескольких экспертов, принимающих активное участие в ее подготовке. Владимир Мау предлагает в качестве новой модели роста «снижение, а не рост бюджетной нагрузки к ВВП, недопущение роста и постепенное снижение налогов на труд, последовательное проведение приватизации с доминированием в ней не фискальных, а социальных и политических задач, предполагающих формирование широкого слоя неолигархических собственников». Причем именно снижение налоговой нагрузки (в первую очередь за счет страховых взносов в социальные фонды) авторы «Стратегии-2020» считают принципиально важным: это будет ясный сигнал бизнесу об улучшении делового климата. Ну а выпадающие при этом доходы бюджета предлагается компенсировать за счет жесткого сокращения бюджетных расходов.

Евгений Ясин отмечает: невозможно добиться ускоренного роста экономики и выдержать конкуренцию с другими развивающимися странами (Китаем, Индией, Бразилией) без повышения производительности труда в 3–4 раза. Ясин полагает, что первым шагом к повышению производительности труда стала бы массовая приватизация госкомпаний.

А Игорь Николаев, включенный, по его словам, в две или три рабочие группы по подготовке правительственной стратегии, отметил своеобразный моральный фон, на котором проходят обсуждения: «Нет драйва для проведения реформ. Прежде всего его нет у общества, которое не готово воспринимать перемены. Нет его и у экспертов, которые не верят, что их предложения будут приняты».

Получится как всегда?

Не скрывает своего разочарования работой над правительственной стратегией и Сергей Алексашенко, также включенный в две рабочие группы: «Я туда пришел, выступил со своими предложениями, понял, что они никому не нужны и больше ходить не собираюсь». Главную причину этого Алексашенко видит в том, что документ пишется по заказу правительства, а стало быть, не предполагает никаких политических изменений. «Сегодня любая экономическая проблема упирается в неработающие суды, неработающие законы, коррупцию. И ничем, кроме политических методов, эту проблему не решить», — утверждает эксперт.

Владимир Гельман, профессор Европейского университета Санкт-Петербурга, рассказал в своем блоге, что, получив приглашение поучаствовать в работе над правительственной стратегией в составе рабочей группы «Развитие общественных институтов», ознакомился в интернете с ее установочными документами. Из них профессор узнал, что одну из главных общественных угроз авторы видят в том, что «социальная энергетика масс взрывается протестными движениями, деструктивными акциями», а также в том, что «общественный потенциал уходит во внешнюю или внутреннюю эмиграцию». Противостоять этому разработчики документа предлагают, направив «социальную энергетику масс в конструктивное русло». «Если перевести на совсем простой язык, — пишет Гельман, — то все выглядит так: властям нужна лояльная общественность, которая будет хорошо ухаживать за больными и за бездомными животными и при этом не протестовать против властей». От участия в работе над «Стратегией-2020» Гельман отказался.

Евгений Ясин, известный как последовательный критик политики Владимира Путина, на вопрос The New Times, почему он согласился работать над документом, заказчиком которого выступает премьер-министр, ответил: «Я не придерживаюсь принципа «чем хуже, тем лучше». Я считаю себя профессионалом и понимаю это так, что должен честно высказывать свое мнение, кто бы ко мне ни обращался. А если я буду не согласен с итоговым документом, то публично об этом объявлю». Ясин замечает, что состязание между программами имеет смысл лишь тогда, когда есть реальная политическая конкуренция между кандидатами на президентское кресло. Если, как и было объявлено, Путин и Медведев сядут и договорятся между собой о том, кто из них идет в президенты, значимость любых программ, которыми они собираются руководствоваться, окажется сильно девальвированной. В этом случае все будет, как и раньше: программы, полные прекраснодушных либеральных лозунгов, — сами по себе, жизнь, полная коррупции, госмонополий и бюрократического засилья, — сама по себе.



Основные предложения «Стратегии-2012» Института современного развития

Политическая часть

1. Перезапуск механизмов политической конкуренции и создание институциональных механизмов диалога между властью и обществом.
2. Отмена неформальных запретов на приход «мейнстримовских» фигур в оппозиционные партии.
3. Упрощение доступа партий и кандидатов к регистрации на выборах. Выборность Совета Федерации.
4. Возврат к прямым выборам губернаторов.

Экономическая часть

1. Бюджетная реформа: переход к целевым программам и индикаторам.
2. Формирование суверенного фонда нового поколения объемом не менее 60% ВВП.
3. Постоянный структурный дефицит бюджета 1–1,5% ВВП.
4. Недопущение увеличения налоговой нагрузки.
5. Модернизация контроля за трансфертным ценообразованием.
6. Унификация налоговых льгот.
7. Опережающее развитие финансового сектора по сравнению с общеэкономической динамикой.
8. Реальная конкуренция и обеспечивающая ее институциональная среда.
9. Политика укрепления собственности.
10. Преодоление взаимного недоверия между властью, бизнесом и гражданским обществом.

Источник: ИНСОР






×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.