Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Культура

#Балет

Эльфы, принцы и мачо

29.03.2011 | № 11 (196) от 28 марта 2011 года

Американский балет на сцене Большого театра

46_490.jpg
«Тема с вариациями» Джорджа Баланчина. Джиллиан Мерфи и Давид Холберг

В лучшем виде. В Москву приезжает American Ballet Theatre. Один из трех ведущих американских балетных театров 29–31 марта покажет спектакли на сцене Большого. Предыдущие гастроли этой труппы в России были в 1960 году. Нынешние организует фонд Ростроповича в рамках музыкального фестиваля памяти великого музыканта

Был в Америке замечательный артист Михаил Мордкин — прежде танцовщик Большого театра, после революции быстро уехавший в Европу, а затем в Штаты. В двадцатых годах в США постоянных классических трупп еще не было, и Мордкин изо всех сил старался создать настоящий театр, но первая его попытка в 1926 году провалилась из-за нехватки денег. И была в Америке Лючия Чейз, девушка из приличной семьи (отец — президент часовой компании), мечтавшая тем не менее об артистической карьере. Она счастливо вышла замуж за миллионера, у них появилось двое детей, но мечтать о театре Лючия не перестала. И когда супруг внезапно умер от пневмонии, решила-таки выйти на сцену. Муж оставил Чейз ровно миллион — дети были обеспечены отдельно. Ей было двадцать шесть, и она снова стала брать балетные уроки, вспомнив, как стояла у станка в шестнадцать лет. Уроки она стала брать у Мордкина. Два энтузиаста встретились.

Собирание звезд

Результатом встречи стало появление в 1937 году одного из трех главных на сегодняшний день балетных театров Америки.**«Большая троица» — New York City Ballet, American Ballet Theatre, San Francisco Ballet. То есть сначала труппа называлась «Балет Мордкина», и первые два года хореограф был единственным правителем труппы. Но хрупкая голубоглазая брюнетка Лючия, получавшая главные роли в его постановках (и дело было не только в спонсорстве, критики писали о настоящем таланте балерины), смотрела шире и дальше своего учителя — ей представлялось важным собрать в театре сочинения разных авторов. Мордкин был против, но ничего поделать не мог; в результате для работы в труппе был приглашен Михаил Фокин, затем Леонид Мясин, и из названия исчезло имя основателя, зато появилось название континента.

Лючия Чейз простояла у руля компании до 1980 года (ее сменил Михаил Барышников; сейчас худрук — Кевин МакКензи), и именно она определила главный принцип ABT, которым театр руководствуется до сих пор: собирание звезд. И танцовщиков, и хореографов.

Эльфы, принцы и мачо

На эти гастроли к нам приедет Даниил Симкин — фантастический летучий мальчик, ребенок из балетной семьи, никогда не учившийся в балетной школе. Его родители, новосибирские артисты, вскоре после его рождения переехали работать в Висбаден, где отдали его в обычную общеобразовательную школу, а танцам учили сами. И у вполне обычных артистов-родителей выросло парящее в воздухе чудо, любые трюки выполняющее без напряжения. При этом он еще улыбается так, что сиять улыбкой в ответ начинает даже самый законченный мизантроп. Симкину уже 23 года, но у него телосложение эльфа, и любой продавец алкоголя гневно отсылает его вон, даже не попробовав спросить удостоверение личности.

Контрастом — Хосе Мануэль Карреньо, кубинский виртуоз, лихое воплощение мужества с оттенком авантюризма. Его лучшие роли — те, где зрителя можно (и нужно) брать штурмом, чтобы рот открыл с первого прыжка. Никаких парений — решительное прорезание воздуха, атака. И рядом с ним — Давид Холберг, изысканный и томный принц, порода, казалось бы, появляющаяся гораздо чаще в Париже, чем в Штатах. Но — местный уроженец, родом из Южной Дакоты, и в биографии — детское увлечение степом (что сейчас, глядя на его церемонные поклоны, совершенно невозможно себе представить).

46-1.jpg
«Матросы на берегу» Джерома Роббинса. Матрос — Герман Корнех

Хореографов привозят тоже разных, стараясь в одной программе (с 29 по 31 марта каждый вечер одни и те же одноактные спектакли, только исполнители меняются) показать все возможности театра. «Тема с вариациями» Джорджа Баланчина — строгая классика на музыку Чайковского, воспоминания о русском балете хореографа, которого когда-то звали Георгий Баланчивадзе. «Матросы на берегу» — бродвейская шуточка Джерома Роббинса. Веселым похождениям отпускных моряков особый оттенок придает то, что спектакль поставлен в 1944 году: матросы вернутся не просто на корабль, но на войну. Это, что называется, художественное наследие ABT. А за сегодняшний день отвечают Алексей Ратманский и Бенджамен Миллепье. Ратманский, бывший главный хореограф Большого, вот уже два года работающий в Америке, сочинил «Семь сонат» на музыку Скарлатти, цепочку хрупких любовных историй. Миллепье, 34-летний премьер New York City Ballet, широкой публике стал известен в прошлом году, когда вышел фильм «Черный лебедь». Там Миллепье сыграл роль Давида, сценического партнера главной героини, а затем стал партнером Натали Портман и в жизни — сейчас пара ждет ребенка. Но балетоманам его имя знакомо давно: он успел поставить спектакли и для Парижской оперы, и для Датского королевского балета, и для сольного проекта Михаила Барышникова. Как истинный ученик баланчинской школы, Миллепье ценит неоклассику — и можно ожидать, что «Тройка», тот спектакль на музыку Баха, что он поставил специально для гастролей в Москве и посвящает Мстиславу Ростроповичу, сделан именно в этом стиле. Россыпи звезд в звездной хореографии. American Ballet Theatre в лучшем своем виде.






×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.