Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Главное

#Политика

Зашились с кредитом

06.04.2009 | Алякринская Наталья | №13 от 06.04.09

Подмосковная мануфактура примеряет на себя антикризисные меры
Казус Малюгина. Малый бизнес у нас любят и ценят. По крайней мере на словах. Когда из-за кремлевских стен раздалось отчетливое «Не кошмарить», на минуту показалось: теперь-то предприниматели вздохнут свободно. Поддержать бизнес как будто призваны и меры, разработанные в Белом доме. The New Times выяснял, как на практике государство помогает выжить малому бизнесу

В подмосковном Дмитрове по утрам одна и та же картина: народ элект­ричками едет в Москву — на работу. Местные предприятия, бывшие гиганты легкой промышленности, дышат вполсилы. Объединение «Дмитровский трикотаж» из 3,5 тыс. рабочих оставило 300. А швейная фабрика «Юность», имевшая пять филиалов, почти все площади сдала в аренду. Так что экономику города сегодня поднимают исключительно частные предприниматели.
Это их трудами Дмитров признали образцовым городом России. Местные бизнесмены утверждают, что глава города Валерий Гаврилов бизнес не «кошмарит», наоборот, везде дает ему зеленый свет. Но грянул кризис, и оказалось, что местные власти не всесильны и надежда только на государственную помощь. Вот тогда–то Александр Малюгин, известный дмитровский предприниматель, и ощутил на себе всю полноту федеральной заботы о малом бизнесе.

Купальник по-офицерски
«Форд» Малюгина подруливает к новому зданию, отделанному светло-серым сайдингом. Над входом вывеска «под старину»: «Мануфактура Малюгина». За ней — череда просторных швейных цехов, современные италь­янские комплексы для раскройки тканей. В ассортиментном зале манекены в купальных костюмах и образцы женской одежды для фитнеса: брюки, топы, куртки. Сегодня компания Малюгина — владелец торговой марки Solo и одно из ведущих предприятий легкой промышленности Подмосковья. А шестнадцать лет назад Александр Малюгин, военный инженер-математик, сидел на кухне с женой Ольгой и шутя придумывал название для своего предприятия. «С одной стороны, «Мануфактура Малюгина» звучало слишком солидно, — вспоминает Александр. — У нас всего-то и было, что швейная машинка «Чайка» и одна швея-надомница. Но в то же время название отсылало к дальним целям. А они были и выглядели примерно так, как сейчас наше предприятие».
Путь к бизнес-мечте начался от безысходности. Когда в 1989 году в семье Малюгиных родилась дочь, одевать ее было не во что — магазины пустовали. Ольга решила перешивать старую одежду. Вещи получались, как фирменные. Тогда-то Ольгу и посетила идея шить купальники. Шить стали… из нижних юбок: советская промышленность выпускала их в огромных количествах. Из одной юбки получалось два купальника. Юбку покупали по 2 руб. 50 коп., купальники продавали на рынках по 25. На разницу и жили. «Сейчас мне кажется, это не с нами было, — вспоминает Александр. — После дежурства в части я ехал в Москву с сумками, шерстил столичные магазины и фабрики, клянчил, выпрашивал. Дома, в военном городке, на полу кроили и отдавали шить надомникам. Раскрутились за полгода».
Деньги в то время делались и вправду быстро. Однажды на площади трех вокзалов в Москве Малюгин отдал 100 купальников в торговую точку незнакомому армянину — по 18 рублей за штуку, без накладных. Через три недели тот молча отсчитал ему 1800 рублей. Малюгин держал в руках пачки красных червонцев и не знал, куда их положить. Это была его полугодовая офицерская зарплата. В другой раз партию купальников из 500 штук Малюгин умудрился продать на Российской товарно-сырьевой бирже через знакомого брокера за 62 тыс. рублей. «Соблазн жить красиво был велик, — вспоминает Александр. — Но движущим мотивом были все-таки не деньги, а жгучий, вулканический интерес. Хотелось сделать что-то путевое, нужное не только для себя». И Малюгины решили вложить деньги в производство.

Кредит с петлей на шее
Их мечта осуществилась год назад, в апреле 2008-го. После многолетних скитаний по чужим производственным площадям Малюгины наконец-то въехали в собственное здание. Фабрику построили всего за полтора года, взяв за основу бывшую столовую Дмитровского домостроительного комбината. Естественно, не обошлось без кредитов. Начиная с 2007 года Александр Малюгин активно брал их в Сбербанке: на строительство, покупку здания, оборотные средства — всего 35 млн рублей. До октября прошлого года он был абсолютно спокоен: аккуратно погашал долг и гордился своей безупречной 16-летней кредитной историей. Все рухнуло в одночасье.
«Мы вложились накануне кризиса, — говорит Александр. — Пока строили, начали бешено расти цены на стройматериалы. Цена обработки тонны металла с 60 тыс. рублей подскочила до 90 тыс. Начались проблемы и у наших клиентов: приезжая к нам за товаром, они говорили о трудностях с деньгами, о том, что невозможно получить кредиты. Заказы стали таять. Но тогда мы не понимали всей тяжести ситуации, думали — утрясется».
Не утряслось. Клиенты исчезали один за другим. В ноябре 2008-го выручка «Мануфактуры Малюгина» упала в шесть раз. Бизнесмен почувствовал: с погашением кредита могут возникнуть проблемы. И тогда капитан-лейтенант в запасе принял стратегическое решение — просить Сбербанк о помощи. Ведь он собственными ушами слышал: государство выделило Сбербанку 700 млрд рублей для поддержки реального сектора экономики. Так что просьба Малюгина была по меркам госбанка небольшая: «Дайте 3,5 млн рублей дополнительного кредита, — попросил бизнесмен, — и я смогу закупить сырье, произвести товар, начать отгрузки и вовремя закрыть все долги. Ведь спрос-то на нашу продукцию не упал, надо только поменять систему сбыта, а это не быстро».
Такой выволочки, которую устроила 45-летнему уважаемому предпринимателю директор Дмитровского отделения Сбербанка Наталья Малышева, он не получал даже в школе. «Мне было сказано, что я плохо работаю, не просчитал ситуацию, что я юлю. Разговор превратился в скандал. Меня выдворили за дверь: «Только попробуй не заплати вовремя!» А чтобы не сомневался в серьезности намерений, банк перекрыл Малюгину доступ к овердрафту и повысил ставку по инвестиционному кредиту на 3,25%. Но предприниматель не унимался. Он написал в Сбербанк письмо: «Как известно из официальных источников, Сбербанк России выступает агентом государства по доведению средств, выделенных на помощь малому и среднему бизнесу в преодолении кризиса. Пожалуйста, сообщите, каким образом наше предприятие может воспользоваться помощью государства в руководимом вами отделении для преодоления влияния кризиса?» В ответ бизнесмен получил бумагу о том, что его бизнес не соответствует стандартам Сбербанка, а следом пришла повестка в суд. Сбербанк потребовал от предпринимателя досрочно погасить обязательства по кредиту в размере 35 млн рублей. Именно в этот момент Александр Малюгин ощутил всю степень неравнодушия государства к проблемам малого бизнеса.

Бизнес под следствием
«Она умерла», — это Малюгин про свою кредитную историю. С тех пор как получил иск, он махнул на нее рукой: сохранить предприятие и людей сегодня важнее. Поэтому он выплатил зарплату всем 65 сотрудникам и приготовился к защите. «Антикризисные меры? — горько усмехается Александр Глебович, просматривая сайт правительства РФ. — Хорошее дело. Только поздновато. Мы, поверив тому, что экономика растет и малому бизнесу везде у нас дорога, бросили все и взялись развивать потенциал страны. А сейчас, когда вдруг стало трудно, тот, кто тебя подстрекал, отошел в сторону и только спустя пять месяцев родил антикризисную программу. Да пока эти инструкции заработают, нас всех угробит Сбербанк, который даже не удосужился поменять свои внутренние регламенты в связи с кризисом».
На каждый пункт антикризисных мер, сочиненных чиновниками в тиши Белого дома, у Малюгина есть контрответ из практики. На его столе — бумага из Минприроды Московской области: штраф на 50 тыс. рублей. Это к вопросу о проверках. Двух сотрудников экологической милиции Александр обнаружил в своем кабинете аккурат в разгар кризиса. Запинаясь, они поведали, что нашли на территории мануфактуры нарушение — дымящий котел. Но проблему можно устранить, сказали ребята, создав проект по оптимизации выбросов в атмосферу. Автор проекта сидела тут же. Ранее Малюгин уже видел эту женщину: она трижды (!) приходила к нему с тем же коммерческим предложением. «Я, как загнанный заяц, мечусь, чтобы заплатить зарплату сотрудникам, президент говорит — не трожьте бизнес, а у меня тут два «проверяльщика» сидят и протоколы строчат!» — возмущению Малюгина нет предела. Свои права он намерен отстаивать в арбит­раже. Представить себе такое 10 лет назад было невозможно. Более того, в 1998-м кризис сыграл только на руку его предприятию. Свою торговую марку Малюгин вывел на рынок сразу после дефолта: благодаря девальвации товар по прежним ценам ушел влет. А в 1999-м «Мануфактура Малюгина» получила титул «Лучшего предприятия России». «Именно легкая промышленность и вытащила тогда экономику из пропасти, — говорит Александр. — Это тот самый драйвер, который может поднять ее и сегодня. Но в антикризисной программе про легкую промышленность нет ни слова».
Ему бы сейчас самое время поднимать родную экономику: продукция Малюгина сегодня в три раза дешевле импортных аналогов. Но, похоже, тем, кто «наверху», это малоинтересно. «Ощущение, будто идешь вдоль бесконечной кирпичной стены и не видишь просвета», — делится бизнесмен. Но просвет все же нашелся, правда, в другом месте. В самый тяжелый момент друзья свели с чешским бизнесменом, который давно присматривал партнера в России. Изучив рынок, тот остановился на «Мануфактуре Малюгина» и понял, что именно здесь хочет развивать нанотехнологии. Для начала решено наладить выпуск носков и термобелья с серебряным нанопокрытием. За Александром Малюгиным и его командой — креативные решения и план развития. Финансовую часть, в том числе проблемы с кредитами, чехи берут на себя. Просто им на практике очень хочется развивать свои нанотехнологии и свой малый бизнес. А нам — только на бумаге.

Из антикризисной программы правительства РФ
- Предприятия, повысившие в последние годы свою эффективность, инвестировавшие в развитие производства и создание новой продукции, повысившие производительность труда, вправе рассчитывать на содействие государства в решении наиболее острых проблем, вызванных кризисом;
- в 2009 году будет радикально усилена деятельность по предотвращению и пресечению действий чиновников, направленных на коррупционное вмешательство в дела бизнеса. Будет усилена борьба с этими явлениями со стороны прокуратуры, Федеральной антимонопольной службы, Счетной палаты;
- с 1 июля 2009 года... проверки малых компаний будут осуществляться не чаще, чем 3 раза в год, а внеплановая проверка — только с санкции прокурора­;
- в 2009 году расходы федерального бюджета на государственную поддержку субъектов малого предпринимательства будут увеличены до 10,5 млрд руб­лей, то есть в дополнение к ранее запланированным средствам будет выделено 6,2 млрд;
- будет разработан механизм рефинансирования портфелей кредитов предприятий малого и среднего бизнеса, сформированных российскими кредитными организациями, за счет средств Внешэкономбанка. До 30 млрд рублей будет расширена программа финансовой поддержки малого и среднего бизнеса, реализуемой Внешэкономбанком.

Москва — Дмитров


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.