Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Культура

#Выставки

Московское «Полнополуние»

17.09.2010 | Антонова Екатерина | № 29 от 13 сентября 2010 года

Грусть и одиночество великого клоуна

170-52-01.jpg

Московское «Полнополуние».
Больше ста фотографий знаменитого клоуна Славы Полунина показывает на выставке в Манеже фотограф Владимир Мишуков. Почему в этих фотографиях столько драматизма — пытался понять The New Times

За Полуниным Мишуков ездил больше года — снимал его на спектаклях, в усадьбе под Парижем, в пустом зрительном зале, на улице, в бочке с водой, на рельсах... Занялся этим почти случайно: его позвали на фотосессию полунинского «Снежного шоу» (на фото на стр. 53 вверху справа). Но так как этот спектакль снимали всюду со всех возможных ракурсов, Мишуков решил пофотографировать из-за кулис — сказался актерский опыт (когда-то он окончил ГИТИС). Полунин, человек закрытый и, как многие популярные люди, осторожный, понаблюдав, разрешил Мишукову фотографировать себя и своих артистов уже за рамками шоу. Так сложился цикл «Полнополуние», в котором загримированный и одетый в клоунский костюм Полунин предстает человеком незащищенным, одиноким и почти трагическим в своей веселой бесприютности. Мишуков работает циклами. Один из его проектов — «Синдром любви» — про детей с синдромом Дауна. Это рассказ о том, что люди с этим синдромом — не больные, от них не нужно шарахаться и не нужно к ним относиться как к обреченным — нужно научиться жить рядом с ними. «Эти дети — напоминание нам, «записочки от Бога», — говорит Мишуков.

170-52-02.jpg

А сейчас он думает об истории Ходорковского. «Я уже дважды был в суде, пока без фотоаппарата, и знаете, что я заметил — просто по мизансцене, по пластике, по мимике всех действующих лиц? Что это процесс не над Ходорковским и Лебедевым, которые сидят в аквариуме, а над их судьями». Мишуков говорит, что был поражен, насколько эти двое, будучи в стеклянной клетке, ведут себя как свободные люди, и как их судьи жмутся, прячут глаза, закрываются, изворачиваются — как будто это их обвиняют. «Я всегда был сознательно аполитичным, но процесс над Ходорковским и Лебедевым — это не политика. Это сущностная история, которая определяет наше сегодняшнее бытие».

170-52-03.jpg

170-52-04.jpg

×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.